Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"РУССКАЯ ГЕРМАНИЯ": Там, где кончается Европа. Исламский терроризм является главной опасностью для всех стран Европейского союза


Исламский терроризм является главной опасностью для всех стран Европейского союза. При этом не является секретом тот факт, что 80% мусульман-нелегалов проникает в Европу через Испанию. Большинство террористов, устроивших кровавый теракт 11 марта 2004 года в Мадриде, были в прошлом нелегалами. Значительная часть экстремистов, арестованных недавно в Нидерландах за зверское убийство режиссера Тео ван Гога, – уроженцы Северной Африки. Что делает испанская полиция для предотвращения подобных случаев, кроме некоторого усиления береговой охраны в районе Гибралтара? Почти ничего. И это самое ничего, в первую очередь, видно в мелочах, о чем и пойдет речь далее.

Большинство нелегальных иммигрантов попадает в Европу через Испанию
 

Почти весь 2003 год я прожил в Испании на берегу Средиземного моря, в местечке Эстепона. Курортная зона, 300 солнечных дней в году – почти рай на земле. До края Европы всего полчаса езды на машине в сторону Гибралтара, о чем всегда напоминал ветер с океана. Каждое утро я выходил на свой просторный балкон на третьем этаже и набирал в легкие побольше воздуха. Затем медленно выдыхал и вглядывался в линию морского горизонта, туда, где начинался другой материк. Африка. Очень близко. Через месяц я легко угадывал приближение дождя или просто изменение погоды. О море можно рассказывать бесконечно, но далее речь пойдет о моих соседях снизу, которые также могли любоваться всеми красотами побережья. Семья была из Алжира – властный папа, мама в платочке и два не очень воспитанных сына. Оба не старше двадцати. Африка явно не вызывала в них энтузиазма. Впрочем, в этом нет ничего плохого, потому что каждый волен строить свою жизнь сам. Удивление вызвало то, что ни один член семьи не работал, но заметных материальных проблем никто не испытывал.

В нашем длинном четырехэтажном доме пустовала приблизительно треть апартаментов. Остальные принадлежали публике из нескольких стран, испанцев почти не было, за исключением другого моего соседа снизу – Пабло. Однозначно ему повезло больше всех – он оказался на одной лестничной площадке с нашими беспокойными алжирцами. Почему беспокойные? А как еще могло быть, когда в четырехкомнатном апартаменте проживает большая семья и к ним постоянно приезжают односельчане. Ох, простите, никакие это не односельчане, конечно, но некоторые выглядели весьма дико для цивилизованного ландшафта буржуазной Коста-дель-Соль.

Если взглянуть на карту Испании, то легко видно, что именно через Коста-дель-Соль лежит нелегальный путь из Африки в сердце Европы. Уроженцы Марокко, Алжира, Туниса, Судана и Сенегала плывут на старых лодках, рискуя утонуть или умереть от переохлаждения в воде. Они выпрыгивают с бортов прогнивших кораблей, чтобы вплавь добраться до берега. Все, кто миновал испанскую береговую гвардию, стараются незаметно раствориться на побережье, для чего надо хотя бы отдохнуть и переодеться. Довольно быстро я стал подозревать, что квартира моих соседей служила для нелегалов надежным перевалочным пунктом в глубь страны. И средством заработать на этом деньги. Здесь незаконные гости отдыхали, набирались сил и растворялись в суматохе жизни, чтобы никогда больше не вернуться в солнечную Эстепону. Впрочем, тогда я об этом не задумывался.

Гораздо больше меня и моих соседей занимали постоянные крики и ругань в "нехорошей" квартире. Реже ссоры случались под окнами – они могли начаться в четыре утра, а затем обычно резко наступала тишина. Время от времени кто-нибудь из соседей вызывал полицию, которая приезжала через 10 – 15 минут и была настроена очень благожелательно к нашим шумным соседям. Однажды, выходя погулять с собакой в час ночи, я увидел две машины Policia Local. Сами полицейские стояли в стороне и разговаривали с главой алжирского семейства. Когда я проходил мимо них, голоса смолкли, и позже меня не покидало ощущение, что я появился совсем некстати.

В один прекрасный вечер мой сосед Пабло, которого я уже упоминал, не выдержал. Слушая второй час вопли на незнакомом языке, он позвонил сразу по трем телефонам – в местную полицию, гражданскую гвардию и национальную полицию. Сразу после звонков Пабло зашел ко мне, а потом мы вместе вышли на улицу и стали ждать результата. Первыми приехали люди в штатском из национальной полиции. Пабло заявил, что в квартире находятся нелегалы, которые не дают спокойно жить обитателям дома. Двое в штатском поднялись в квартиру. Через пять минут они спустились вниз: "Мы проверили документы у всех троих, если хотите – можете подавать на них жалобу в установленном порядке". Помню, что Пабло спросил: "Заходили ли вы в апартамент?", потому как, судя по крикам, там находилось человек 10 – 12. "Мы не имеем на это юридических прав", – последовал ответ, и машина с людьми в штатском благополучно растворилась в темноте.

Затем появилась машина с надписью Policia Local. Я увидел знакомые лица, а также спустившегося вниз главу алжирского семейства. Бросив на нас неприязненный взгляд, он первым начал разговор с полицейскими. Испанский я знал тогда не очень, но несколько раз до меня долетело слово "расизм". Видимо, расистами были мы с Пабло. Строго предупредив алжирца о соблюдении тишины, полицейские уехали. "А что гражданская гвардия?" – спросит уважаемый читатель. Они не приехали – видимо, им уже сообщили, что проблем нет.

Я не сомневаюсь в том, что мои соседи не были террористами. Но также я не сомневаюсь, что они без проблем оказали бы посильную помощь или предоставили бы место для ночлега любому отморозку, мечтающему взорвать всю Европу и построить мифический халифат. И обязанность полиции – проверять подобные квартиры, особенно если соседи неоднократно звонят с жалобами. А моя история закончилась тем, что я вернулся в свой апартамент и включил телевизор. По нему показывали последние новости – в Турции произошли два новых теракта с жертвами, а потом старый министр внутренних дел Анхель Асебес рассказывал о проблеме терроризма со стороны ЭТА и уверял, что испанское правительство никогда не пойдет на сделку с преступниками. Казалось, что высокопоставленный чиновник не понимает, что происходит, или просто не хочет задумываться.

Спустя полгода это показали события 11 марта, когда исламисты убили в Мадриде 191 человека, включая женщин и детей. И что? Какие выводы сделало правительство Испании? Оно увеличивает программы помощи для "бедных" марокканцев, легально пуская в свою страну потенциальных террористов. Власти Испании сохраняют главный рассадник исламского экстремизма на территории страны – тюрьмы. Там уже сидят десятки "проповедников" и имамов, которые сколачивают группировки из заключенных-мусульман и терроризируют тех из них, кто не подчиняется. Инстинкт безопасности давно подсказывает, что следует держать подобных личностей отдельно от других заключенных, но нет. Недемократично, да и руки не доходят. Между прочим, Тунисец, который руководил бойней на вокзале Аточа – был раньше простым уголовником. Он примкнул к террористам именно в египетской тюрьме, где отбывал заключение. Затем получал стипендию как аспирант в испанском университете. В общей сложности за несколько лет ему было выплачено около 30 тысяч евро. За ошибки надо платить, а значит – испанцам стоит ждать новых взрывов, причем не со стороны почти разгромленной ЭТА. И попытка взорвать Национальный суд в Мадриде в октябре этого года – лишь один эпизод в той войне, которую ведут исламисты против Испании и всей объединенной Европы.

Хорхе КОСТАС

29 ноября - 5 декабря 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования