Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"ГАЗЕТА": Ислам голубоглазый. Или почему некоторые русские становятся мусульманами


В российской политической палитре появилась новая сила – Национальная организация русских мусульман. Это первое в истории России движение этнических русских последователей ислама, ставящих перед собой далеко идущие политические цели. Его лидеры Абу Талиб Степченко и Абдул Карим Чернеенко заявляют, что счет мусульманам-блондинам с голубыми глазами в стране идет уже на десятки тысяч и исламизация русского народа – явление необратимое. Они лишь рассчитывают направить этот процесс в цивилизованное русло, чтобы новообращенные не пополняли собой ряды экстремистских группировок. Тем не менее в адрес русских мусульман уже прозвучали обвинения. Но не в исламском экстремизме, а в русском национализме. И не из Патриархии, а из Духовного управления мусульман Татарстана. Загадочную русскую исламскую душу попытался понять специальный корреспондент ГАЗЕТЫ Дмитрий Соколов-Митрич.

Толстой не был Львом

В свои 30 лет Абдул Карим – человек с двумя высшими образованиями, вице-президент Гильдии деловых мусульман, начальник департамента международных отношений в одном из коммерческих банков. В начале 90-х, когда 16-летний Тарас сказал родителям, что теперь он Абдул, счет русским мусульманам в России шел на единицы. В основном это были жены этнических мусульман и военные, на которых произвело впечатление мужество моджахедов в Афганистане. Тарас вырос в интеллигентной семье верующих христиан, но они всегда учили сына искать истину cамостоятельно. Поэтому выбор Тараса-Абдула был понят и принят.

- Но они тебя хотя бы спросили, почему ислам? Что тебя не устраивало в христианстве?

- Оно все построено на иррациональном. Верую, ибо абсурдно. А это не для меня. Я хочу верить, ибо разумно. Ислам – это религия науки и разума. В нем все построено на достоверной информации или хотя бы на законах логики.

- А разве не логично допустить, что логика Бога шире логики людей? Ведь с точки зрения формальной человеческой логики ислам ненамного логичней христианства. Бога никто не видел, с того света никто не возвращался.

- Конечно, любая религия утверждает недоказуемое – то, что Бог есть. В этом смысле любая религия абсурдна. Религия, но не Бог. Аллах не может быть абсурден, потому что абсурд не может творить. Следовательно, истинная религия должна обладать строгой внутренней логикой. Ислам ею обладает. По крайней мере он может объяснить многие вещи, которых не может объяснить христианство. Почему нельзя пить алкоголь? Потому, что 2/3 преступлений совершается в нетрезвом состоянии. Почему нельзя есть свинину? Потому, что в ней максимальное содержание холестерина. А главное – христианский догмат о троице. Как может нечто быть одновременно единосущным и нераздельным и в то же время состоять из трех частей?

- Православные богословы объясняют это так: представьте, что вы видите далекий источник света. На расстоянии он кажется вам светящейся точкой. Но когда вы приближаетесь к нему, вы видите, из чего состоит этот источник. В ветхозаветные времена вера в единобожие была обусловлена именно далеким расстоянием человека от Бога. После пришествия Иисуса Христа Бог просто подпустил людей ближе к себе, вот и все.

- Я по первому образованию инженер и знаю, что есть либо единство, либо множество. Пока мы видим светящуюся точку, мы и обязаны воспринимать ее как точку. Если же мы приблизились и видим некое множество, то мы и обязаны воспринимать его как множество. И вообще, догмат о троице был утвержден людьми на втором вселенском соборе спустя три с половиной века после смерти Христа. Таких противоречий в христианстве очень много. Именно через них я и пришел к исламу.

Мое общение с Тарасом и другими русскими мусульманами процентов на 80 состояло из подобных дискуссий. Думаю, что по уровню IQ русские мусульмане выше мусульман этнических. Объясняется это просто. Сознательный выбор веры – это всегда серьезное интеллектуальное усилие, для которого требуется как минимум досконально изучить все источники. Зачем апостол Павел извратил миссию Христа, кто будет приветствовать шахидок в раю, если шахидов встречают 72 прекрасных гурии, является ли идолопоклонством почитание икон, был ли Толстой магометанином – эти и многие другие спорные вопросы пусть остаются за кадром. Хотя нет, про Толстого все-таки расскажу.

- Да, Лев Николаевич – это первый русский, принявший ислам, - сказав такое, Абдул даже не улыбнулся. - Так считают большинство русских мусульман. Толстой много общался с мусульманскими духовными лидерами, очень интересовался исламом, у него был секретарь-мусульманин. Но самое главное - если внимательно почитать его переписку, там можно найти такое место. На вопрос одной женщины: "Да кто же вы, наконец, по вере?" Толстой отвечает: "Прошу считать меня добрым магометанином".

- Он пошутил.

- Не знаю. Слово не воробей.

- И как же его тогда называть? Лев – это христианское имя.

- Арабский аналог – Гейдар. Кто боится Достоевского?

С момента нашего знакомства меня мучило чувство, что Абдул Карим на какого-то похож. Потом я понял - на Достоевского. Вылитый. Затем меня стало мучить другое чувство. Достоевский и ислам. Где-то я это уже слышал. Какая-то между ними должна быть связь. Не такая, как у Толстого, но все же. Вспомнил. Нижний Новгород, прошлое лето, медресе "Махинур". Русская мусульманка Екатерина Сергеева – учитель русского языка. В хиджабе она больше всего напоминает благочестивую крестьянку XIX века. Ни за что не скажешь, что за плечами у нее пять лет учебы на филфаке НГУ.

- Катя, но почему ислам, а не разумное, доброе, вечное? Почему не красота, которая спасет мир? Вы же пять лет читали Гоголя, Толстого, Достоевского.

- Знаете, год назад, когда я еще была атеисткой, я тоже задавала эти вопросы своим ученикам в медресе. И знаете, что они мне отвечали? 'Достоевский не спасает, - говорили они, - а Бог спасает. Достоевского человек не боится, а Бога боится. Страх Божий - основа всякой нравственности, а Достоевский - просто хороший писатель'. Меня эта мысль тогда поразила. Я и раньше задумывалась, почему люди, которые столько полезных книжек прочитали, вдруг спиваются, или пускаются в разврат, или доводят себя до самоубийства. А тут эти дети мне все популярно объяснили. Через полгода я стала мусульманкой.

- Абдул, - вспомнив о Кате, спросил я, - а не грустно вот так взять и от всей русской культуры, которая целиком держится на христианстве, оставить одного Толстого, а все остальное отсечь?

- Да почему отсечь?! Русская культура не противоречит исламу. Мы как раз и хотим донести до сознания русских, что ислам – это религия всех народов, в том числе и русского. Скорее ему противоречит наша экономика, нежели культура.

- В смысле?

- Я имею в виду, в частности, банковский процент. Ислам, как и все авраамические религии, запрещает ростовщичество как одну из форм рабства.

- Но ведь ты сам работаешь в банке. Это к вопросу о логике.

- Одно из направлений моей деятельности как раз в том и состоит, чтобы создать схему взаимоотношения с клиентом, которая бы не противоречила исламу.

- Но, по-моему, банк и процент – понятия неразделимые.

- А вот и нет. Мы в нашем банке ввели у себя принцип, когда клиент не садится на процент, а участвует в проекте и делит с нами и возможную прибыль, и возможный убыток. То есть является полноправным инвестором. Так как проект общий, то банк заинтересован в процветании клиента.

- Ладно, с экономикой разобрались. А вот насчет культуры я что-то сомневаюсь. Если, как ты говоришь, обращение русских в ислам примет массовый характер, обязательно найдутся какие-нибудь силы, которые заходят разгрузить пароход современности и перекрасить историю и культуру России в зеленый цвет. По-другому не бывает.

- Вот и муфтий Татарстана Гусман Исхаков недавно публично заявил, что его не радует обращение русских в ислам. По его мнению, они пополняют собой ряды экстремистов, и вообще, человек не должен менять национальность и веру. В том же духе в одной из своих статей высказался и заместитель верховного муфтия Центрального управления мусульман России Талгата Таджуддина Фарид Салман. Нас уже не удивляет, когда рядовые верующие в мечети спрашивают нас: "Зачем вам наша татарская религия?" Но слышать подобные заявления от духовных лидеров очень странно. Они противоречат и Корану, и Конституции. И мы готовы защищаться от подобных заявлений. Вплоть до обращения в органы правосудия. Я в личной встрече высказал свое мнение на этот счет Фариду Салману. Он ответил, что мы его неправильно поняли.

Бей славян, спасай Россию

- Они мунафики, - высказался на эту тему человек по имени Шамиль Матвеев. С ним мы встретились в "Елках-Палках" на Таганке. - Так в исламе называют гяуров (неверных. – ГАЗЕТА), замаскировавшихся под мусульман. У этих духовных лидеров, я думаю, просто договор с Патриархией. Мы не трогаем вашу паству, а вы - нашу.

Шамилем Матвеев стал два года назад, до этого он был Владимиром. Перевоплощению предшествовало 12 лет бурной молодости в правозащитном движении. Вообще, путь в ислам из ультралиберального политического крыла характерен для многих русских мусульман, так что биография Владимира-Шамиля в этом смысле типична. В 1988 году он вступил в "Память", но там ему быстро не понравилось, и он перешел в Демсоюз. Здесь он был членом финансовой комиссии, заведовал сетью распространения газеты "Свободное слово". Когда началась первая чеченская, участвовал во всех антивоенных митингах. Стал интересоваться исламом.

- Для меня было откровением, что это совсем не авторитарная религия, как принято считать, - Шамиль говорит напористо, глаза его горят, но напора хватает секунд на 10-20, после чего он начинает немного заискивающе улыбаться, как будто ища поддержки. - Ислам даже более либерален, чем христианство. Например, имамы не назначаются сверху, а избираются людьми, и их в любой момент можно переизбрать. В исламе действует четкий свод законов - как для правозащитника, для меня это было очень важно. Вместе с тем духовный лидер в исламских государствах стоит над, а не под властью. Но в конечном счете, меня убедило даже не это. Меня убедил джихад чеченцев. Теперь я не могу согласиться с теми, кто говорит, что джихад - это исключительно мирное благочестие. У джихада с оружием в руках тоже есть духовный смысл. Он заключается в том, чтобы на поле боя показать противнику свою духовную силу и тем самым заставить его задуматься об исламе.

Сегодня Шамиль Матвеев редактирует сайт 'Коран.ру', считает, что в его жилах течет 1,5% аварской крови имама Шамиля, ходит по Москве в военной форме, в тюбетейке и с длинной бородой. Милиция до Шамиля не докапывается. На груди у него пришпилен значок "Лицо кавказской национальности". Очевидно, милиция чувствует, что люди с такими значками не опасны.

- Шамиль, а когда чеченские террористы взрывают дома, с ними тоже бог?

- Во-первых, не чеченские, а просто террористы. Во-вторых, ислам, в отличие от христианства, не запрещает убивать. Он только регламентирует право на убийство. В каких случаях можно убивать, а в каких - нельзя.

- То есть русских мирных жителей убивать можно?

- Россия должна понять, что ее границы кончаются за Вяткой и Тамбовом. Все остальное - это результат ее имперских амбиций. Пока Россия не откажется от лишних территорий, ее будут преследовать беды.

- А ничего, что на этих территориях встречаются живые люди?

- Если Россия откажется от этих территорий добровольно, то крови не будет. Пора понять, что сейчас на наших глазах идет замена русского народа другим народом, и, например, я, этнический русский, уже представитель этого нового народа. И это не измена вере, это ее продолжение. Ислам примет любой человек, который внимательно прочтет Библию и Коран и у которого хватит сил себя не обманывать. Христианство возможно только в безграмотном обществе.

- Известна история из жизни одного такого 'безграмотного христианина', академика Павлова. Он шел как-то мимо церкви, снял шляпу, перекрестился. Проходивший мимо пролетарий снисходительно похлопал его по плечу: "Деревня".

- Академик Павлов не был, конечно, безграмотным. Но он не знал ислама. Я глубоко убежден, что следующая революция в России будет исламской. К 2030 году число русских и мусульман в России сравняется и русских будут убивать, - тут Шамиль счел нужным улыбнуться. - Единственная возможность для русских избежать этого - принимать ислам.

Религия - не меню в ресторане

Несколько месяцев назад на сайте Шамиля Матвеева была опубликована ожесточенная полемика между двумя общинами русских мусульман - "Прямой путь" и "Бану Зулькарнайн" ("Нация Зулькарнайна"). Тема дискуссии: должны ли русские, переходя в ислам, сохранять национальную идентичность, или надо вливаться в интернациональную мировую умму (сообщество) мусульман, принося в жертву свою культуру и историю. Аргументы по существу были густо приправлены взаимными обвинениями в измене исламу и сотрудничестве с ФСБ. Стоит отметить, что "Бану Зулькарнайн" объединяет русских, пришедших в ислам (не удивляйтесь!) из 'Русского национального единства' (РНЕ) и других праворадикальных движений. Месяц назад эта организация вошла в состав НОРМа и теперь является одной из его фракций. "Прямой путь" делать этого пока не торопится. Эта община возникла в 2000 году, и в нее входят национально индифферентные русские мусульмане из интеллигентских кругов. Возглавляют "Прямой путь" переводчица Корана Валерия Порохова и бывший православный священник Вячеслав Полосин. Теперь их зовут Иман Валерия Порохова и Али Вячеслав Полосин.

Али Вячеслав занимает отдельный кабинет в здании Совета муфтиев РФ. Видимо, во многом в связи с этим обстоятельством мусульмане из "Бану Зулькарнайн" постоянно пеняют ему на то, что он принял ислам исключительно по карьерным соображениям, и в качестве доказательства этого тезиса цитируют статью бывшего соратника Полосина по патриотическому движению, ныне одного из лидеров партии "Родина". "Однажды, - вспоминает автор статьи, - когда мы сидели рядом на банкете по поводу очередного съезда Конгресса русских общин, Вячеслав Сергеевич посетовал, что не имеет никаких перспектив в Московской Патриархии, - если и дадут приход, то где-нибудь на периферии. 'Наверное, буду уходить', - сказал он'.

- Что я могу на это ответить, - разводит руками Полосин. - Если спорить с каждым, кто говорит, что ты верблюд, то никакого времени не хватит. Но вот недавно еще два православных священника приняли ислам. Один в городе Белово Кемеровской области, другой - в Узбекистане. Как, по-вашему, они тоже сделали это из карьерных соображений? А бывший католик Валерий Емельянов, который сейчас работает в аналитическом управлении администрации президента? А секретарь Союза писателей России Бронтой Бедюров? Боюсь, на всех карьер не хватит. В нашей общине пока всего несколько десятков мусульман, но мы за количеством не гонимся.

- А чего им не хватает в христианстве?

- Религия не меню в ресторане, чтобы там чего-то хватало или не хватало. Человек верует в то, что считает истинным. А истина проявляется в ее носителях. Сегодня ислам - единственная в мире по-настоящему живая религия. Мусульмане действительно боятся бога и следуют его заповедям. А христианство уже давно стало игрой, элементом фольклора, музейным экспонатом.

- На второе дыхание не надеетесь?

- У религии второго дыхания не бывает. В свое время император Константин крестил Римскую империю именно потому, что понял, что возродить языческих богов не удастся.

Бей жидов, спасай ислам

Один из лидеров "Бану Зулькарнайн" назначил мне встречу в клубе творческой богемы "Проект ОГИ". Крепкий молодой парень попросил называть его Харуном Ивановым, хотя и фамилия, и имя у этого человека совершенно другие. Еще Харун попросил меня иметь в виду, что в разговоре со мной он будет высказывать свое личное мнение, которое может не совпадать с официальной позицией НОРМа.

В девяностых годах он примерно с тем же упорством, что и Шамиль Матвеев, работал в политике, только на диаметрально противоположном фланге. Говорит Харун очень красиво, его картина мира выстраивается в какую-то мифическую реальность. Что-то подобное испытываешь при чтении Толкиена.

- Харун, если не ошибаюсь, Зулькарнайн в исламе – это один из пророков, прообразом которого является Александр Македонский.

- Совершенно верно. Александр Македонский объединил в нераздельное историческое целое разные континенты, чтобы открыть дорогу религии единобожия с Востока на Запад. Мы считаем, что пришел час для свершения предначертанного миссией Зулькарнайна, мир ему. Среди прочих арийских народов мы представляем русский народ. И на русских как на передовом бастионе арийской расы в полной мере лежит миссия Зулькарнайна. Мы выбрали для своего народа эту фигуру, как чеченцы – Ноя. Мы - я имею в виду русские мусульмане. То есть русские по рождению люди, которые, став мусульманами, тем не менее уважают свою национальность, блюдут генеалогию и связывают судьбу своих потомков с русской нацией.

- Вы – это сколько человек?

- Русских мусульман в России около 2,5 тысячи. Если же считать вместе с женщинами, вышедшими замуж за этнических мусульман, то 10 000, и сегодня это одна из наиболее активных, образованных и ревностных частей российского мусульманского сообщества. Со временем русские мусульмане могли бы кардинально изменить политическое, культурное и этническое лицо российского ислама, сделав его более ориентированным на основную нацию страны, а не нацменьшинства. На последнем историческом саммите Организации Исламская конференция в Малайзии в окружении Путина мусульманскую общину России представляли Газизуллин, Рахимов и Кадыров. Почему страну, 80 процентов населения которой составляют русские, в мусульманском сообществе не представляет ни один русский мусульманин? Кстати, слово "русские" напишите, пожалуйста, с большой буквы.

- Али Вячеслав Полосин обвиняет вас в фашизме и берет себе в свидетели пророка Мохаммеда: 'О люди! Разве не един ваш Господь? Разве не один у вас отец? Разве есть у араба преимущество перед не арабом? Разве есть преимущество у не араба перед арабом? Или же у чернокожего перед белокожим, и наоборот? Только в богобоязненности и благочестии заключается превосходство!'

- Так мы же не говорим о превосходстве. Мы говорим о русских мусульманах как о равноправной составляющей мировой уммы. Мы просто не можем согласиться с Полосиным в том, что мировая умма – это некий безродный интернационал. Правоверный мусульманин – это человек, покорный Аллаху, и в то же время верный своему роду-племени. В Коране сказано, что всевышний создал нас народами и племенами. Важность сохранения кровнородственных уз подчеркивается по всему тексту коранического писания. Лично я считаю, что конфликт с Полосиным на сегодня исчерпан. Его даже можно понять. Ему, может, и хотелось бы стать национал-патриотом, но служебное положение не позволяет - он чиновник официального Духовного управления мусульман, состоящего на 90 процентов из татарских муфтиев. Мы просто не хотели бы, чтобы в глазах широкой общественности он являлся выразителем интересов русских мусульман.

- Харун, вот Тарас Чернеенко мне говорил, что ислам – это царство логики. Но, хоть убей, не могу понять, как можно из Русского национального единства прийти в ислам?

- Понимаешь, есть дворовый национализм, а есть правые интеллектуалы. Это люди средневековья, в хорошем смысле этого слова. Они не могут принять современной системы ценностей, в которой преобладает торгашество над рыцарством, материальное - над духовным. Правые всегда оперировали понятием "расы духа": им ближе японский самурай, чем спившийся русский бомж. В этом смысле правая идеология не противоречит исламу, а, наоборот, близка ему. Исламский проект сегодня единственная реальная альтернатива западной модели, и в Европе сегодня активно идет процесс исламизации лидеров правых. В Италии это Омар Мутти и представитель одного из древнейших аристократических родов Абдель Фахид Паллавичини. В Шотландии - Якуб Заки. В Германии – Ахмед Хубер. В Англии – Стивен Билтон. Кстати, часто их отношения с этническими мусульманами складываются совсем непросто.

- Что-то это все напоминает обычные понты зажравшихся интеллектуалов. Им хочется острых ощущений, а арсенал для их получения иссяк. Свободная любовь уже не торкает, гомосексуализм - тоже отыгранный спектакль, наркотики, оказывается, вредны для здоровья, давайте теперь ислам попробуем – может, понравится? А наши, как всегда, просто передирают новую европейскую мульку.

- Ты не прав. Конечно, в каждом движении достаточно так называемых "путешественников", которым нужна экзотика. Их видно сразу. Я их всегда предупреждаю: "Ты понимаешь, что ислам – это навсегда?" "Путешественники" отвечают: "Да, конечно, понимаю". А через полгода сваливают с горизонта. Будь у нас исламское государство, мы бы их карали за вероотступничество, а так – пусть гуляют. Но это не отменяет серьезности самого движения. Я уверен, что у ислама в Европе и России исторические перспективы. Ислам спасет русскую нацию. Любой думающий человек сегодня понимает, что в XX веке мы пережили страшнейший геноцид и сейчас пребываем в страшно деморализованном состоянии. Еще пару десятилетий - и русскую нацию можно будет выбрасывать на помойку.

- А кто же развязал этот геноцид?

- Как кто? Ты наивный человек. Сегодня только самые наивные люди еще верят, что революция 17-го года была русской революцией. Достаточно посмотреть списки сотрудников РКП(б) и ВЧК, чтобы понять, чья это была революция. До 1930 года это был самый натуральный этнический террор, учиненный над русским народом еврейскими большевиками, потом им на смену пришла интернациональная номенклатура, но после перестройки мы видим реванш сионистского лобби как в экономике, так и во власти. В результате сегодня мы имеем то состояние государства, которое Лев Гумилев назвал химерой, – это когда на теле нации вырастает инородная голова.

- Харун, но когда ты состоял в праворадикальном движении, то, наверное, говорил все то же самое, только еще не забывал про "чемодан – вокзал – Кавказ".

- Мы не должны поддаваться на эти дешевые разводки с Кавказом. Мамед, который захватывает сегодня русские рынки, всего лишь воспользовался тем вакуумом, который возник в результате подавления воли русского народа сионистским лобби. Кавказский вопрос при наличии в Кремле русской власти решается в течение года, причем цивилизованным путем. Поэтому условие нашего выживания – это десионизация общественных и государственных институтов. Но невозможно избавиться от доминирования сионистов в экономике, не избавившись от него в духовной сфере. Я поражаюсь наивности наших патриотов, которые ратуют за возвращение к христианству. Русский человек открывает Библию, и что он там видит? Все то же превосходство "богоизбранного" народа…

'Иди с миром, займись делом'

Старик Фарид Муллоянов возвращался из московской соборной мечети с пятничного намаза. К нему подошел светловолосый парень в тюбетейке, сказал, что он - русский, вот только что принял ислам и теперь не знает, что делать дальше.

- Врешь, ничего ты не принял. У мусульман в глазах страх перед Аллахом, а у тебя его нет. А ты не журналист случайно? - угадал Фарид. – Тут ведь приходят иногда.

Сознаваться я не стал и через пару минут старик Муллоянов мне поверил. Однако радости на его лице я не заметил. Он как будто даже расстроился: "Ну принял ислам и принял. Что ж теперь делать. Иди с миром, займись делом". Фарид произнес эти слова так, как если бы я был не русским, а татарином, только что принявшим крещение. Мгновенно позабыв обо мне, он поздоровался с другим татарином и пошел дальше, о чем-то переговариваясь со своим единоверцем. Когда они поравнялись с подворьем Троице-Сергиевой Лавры, навстречу им попался монах с голубыми глазами. Фарид и его приятель остановились и вежливо поклонились монаху. Как знать, возможно, в его глазах они увидели страх перед Аллахом.

Кто может считаться мусульманином

Мусульманином считается любой, кто соблюдает пять основных установлений, носящих арабское название 'хамсат аркан аль-ислам' ('пять столпов ислама').

1. Иман - приверженность религии ислама, исповедание веры в то, что нет Бога, кроме Аллаха, Мохаммед - последний пророк Его, а Коран - священная книга.
2. Салат - пять молитв в течение каждого дня, которые следует творить, обратившись лицом к Мекке.
3. Закат - подача милостыни нуждающимся.
4. Саум - предписанный законом пост, особенно строгий в течение священного месяца Рамадан.
5. Хадж - обязанность каждого правоверного хотя бы раз в течение своей земной жизни совершить паломничество в священный город Мекка и побывать в мечети Кааб.

14 сентября 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования