Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ": Крест на музее. Захват верующими московского храма в Кадашах. Начался всероссийский процесс церковной реституции?


Есть такой храм - за колючей проволокой", - не без гордости заявляет протоиерей Александр Салтыков, в прошлом научный сотрудник Музея им. Андрея Рублева, а ныне - декан факультета церковных искусств Свято-Тихоновского богословского института и настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах. По благословению о. Александра колючая проволока опоясала именно этот храм - памятник архитектуры XVII века, расположенный недалеко от Третьяковской галереи. На праздник Ильи-пророка, в Кадашах был дан старт всероссийской акции по возвращению РПЦ "явочным порядком" церковной собственности. Многократно опробованная в мире российского бизнеса схема "захват - пиар - нужное судебное решение" впервые успешно сработала в Церкви...

ДОСАДНО БЫЛО, БОЯ ЖДАЛИ...

40 лет назад в полуразрушенный храм Воскресения Христова въехало одно из подразделений Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени Грабаря (ВХНРЦ). Два других подразделения центра размещались неподалеку - в Замоскворечье, в бывшей Марфо-Мариинской обители и в храме Св. Екатерины на Всполье. Они там размещаются и по сей день, но после триумфальной победы "общины верующих" в Кадашах их судьба предрешена. Власть - на самом высоком уровне - предписала реставраторам освободить все три культовых здания и переехать в некое новое помещение на улице Радио.

"Мы долго молча отступали, досадно было, боя ждали", - задумчиво сказал мне, цитируя Лермонтова, один из активистов общины в Кадашах. Эта община, как и большинство других приходов РПЦ на территории Центрального административного округа столицы, была зарегистрирована в начале 1990-х годов. На этот район Замоскворечья приходится максимальная концентрация уцелевших православных храмов: только в радиусе одного километра от Кадашей их насчитывается не менее 20. Однако проживает в этом же самом радиусе всего 2 - 3 тысячи жителей, активных и воцерковленных православных верующих среди них немного. Поэтому, откровенно говоря, острой нужды в немедленном возобновлении богослужений в храме Воскресения Христова в Кадашах никто не испытывал. Конечно, тем православным, кто знал об этом храме, было обидно, что святыню постоянно оскверняют какие-то реставраторы. Но постепенно в Кадашах сложился более или менее устойчивый статус-кво: немногочисленный приход изредка молился в часовне, обустроенной во дворе храма, а на престольные праздники реставраторы пускали молящихся и в сам храм.

Однако уже тогда, в начале 90-х, какой-то прозорливый управленец в аппарате Московской патриархии (МП) догадывался, что рано или поздно храм в Кадашах будет востребован. Не случайно настоятелем церкви, занятой ВХНРЦ, назначили о. Александра Салтыкова. На светских музейщиков он затаил большую обиду после того, как последним удалось отстоять Музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева: о. Александр пытался превратить его в церковный. Десять лет в Кадашах шли "позиционные бои": лишь в начале нынешнего десятилетия прихожане стали подавать первые иски, требуя выселения ВХНРЦ из храма.

Но, как известно, одного иска в России недостаточно; надо, чтобы кто-то дал ему ход. Этот таинственный "кто-то" - очень могущественный - нашелся этим летом. Захват храма общиной отнюдь не был "актом отчаяния" или стихийным порывом религиозного чувства.

ДЕРЖАВНАЯ ВОЛЯ

Внешняя канва событий выглядит так. Утром 2 августа, когда храм в Кадашах отмечает престольный праздник (пророку Илии посвящен один из приделов храма), на церковную паперть поднялось несколько десятков верующих, вскоре подошел о. Александр. Дежурившему тут же сотруднику ВОХР прихожане сообщили, что по сложившейся много лет назад традиции они отслужат в храме молебен св. пророку Илии. Охранник не стал препятствовать. Молебен служили дольше обычного, а потом еще устроили крестный ход вокруг храма. Когда молящиеся приступили к смене замков на воротах, охранник заподозрил что-то неладное и бросился звонить по начальству. Но телефон уже был отключен. Вскоре, как рассказывают очевидцы, и самого охранника, одетого в милицейскую форму, вывели с рабочего места дюжие "прихожане", которые установили на "объекте" свою охрану. На следующий день церковную ограду увенчала колючая проволока - акция была завершена.

Один из адвокатов прихода Михаил Воронин настаивает на том, что слово "захват" неадекватно передает суть случившегося. Действительно, "силовых действий" в чистом виде в храме не было. Прихожане даже никого не избили, а охранник покинул пост почти добровольно...

Шум вокруг случившегося, естественно, первыми подняли реставраторы. Мало того, что православные охранники перестали пускать их на рабочие места, - в храме остались материальные ценности, принадлежащие государству. В том числе находящиеся на реставрации митра патриарха Никона и плащаница жены Ивана Грозного. К церкви каждый день стали подъезжать высокие милицейские и прокурорские чины, потянулись журналисты. Первые ходили вокруг "объекта" и переговаривались друг с другом, а вторых встречала бригада адвокатов, которая терпеливо разъясняла необходимость полной реституции церковной собственности в масштабах РФ. Журналисты тем не менее в большинстве своем уходили неудовлетворенными: событие как-никак беспрецедентное, а объяснения слишком уж тривиальные.

На 12 августа пришлись сразу два важных события в истории драмы в Кадашах - пресс-конференция "захватчиков" и очередное слушание дела о судьбе храма в Московском арбитражном суде. Пресс-конференцию провели 4 адвоката прихода и примкнувшая к ним руководитель фонда защиты памятников и культурных объектов "Созидание" Людмила Меликова. Выяснились интересные подробности. Оказывается, православных больше всего возмущало даже не то, что реставраторы оскверняют храм, а то, что они выполняют частные заказы и зарабатывают на этом огромные деньги. Между тем у прихожан есть и свои коммерческие проекты - например, на прихрамовую территорию уже готовится въехать некий "Центр серебряного дела", а "обустройством" территории готов заняться глава компании "Ваш финансовый попечитель" Василий Бойко.

Развязка наступила 13 августа, когда в гости на дачу к Алексию II приехал Владимир Путин. За обедом в новых шикарных апартаментах главы РПЦ обсуждался, в частности, вопрос о реституции. Видимо, утонченный вкус и сдержанная роскошь, с которыми обустроена патриаршая резиденция, должны были убедить главу государства в том, насколько эффективно Церковь может использовать свою собственность. О том, что судьба храма в Кадашах (и, возможно, судьба сотен других православных храмов) была решена за этим обедом, свидетельствует одно косвенное, но вполне убедительное обстоятельство. Ровно через три часа после окончания встречи патриарха и президента замглавы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом Дмитрий Аратский в обход всяких судов и столичных властей подписал распоряжение о передаче ВХНРЦ здания на улице Радио. Вопрос, который не решался годами, решили за считаные часы.

ХРАМ - ПАРКИНГ - РЕСТОРАН...

Президент дал старт массовой кампании реституции церковной собственности. Адвокат Михаил Воронин разом подал 12 исков о передаче в собственность РПЦ исторических памятников в центре Москвы. По его словам, в других городах России подготовлено уже 140 таких исков. На очереди - 20 000 (!) объектов по всей стране, которые фактически занимает РПЦ, но юридическим собственником которых остается государство. И эти иски теперь имеют все шансы на успех. В России, таким образом, на наших глазах рождается гигантский субъект экономических отношений. Помимо государства, в стране пока нет такого собственника, который обладал был сразу 20 000 объектов недвижимости, большинство из которых представляет огромную культурную ценность.

Рядовые прихожане едва ли почувствуют изменение правового статуса храмов, которые они посещают. Богослужения в них будут совершать те же батюшки, по тому же уставу, расценки на свечи и требы не изменятся. Но помимо этих, рядовых, прихожан в РПЦ растет особая прослойка прихожан нерядовых, тесно связанных общими коммерческими интересами с церковной иерархией и богатым духовенством. На определенных условиях (скорее всего, это будет своеобразный "церковный налог") эти нерядовые прихожане получат карт-бланш на использование огромной собственности, переходящей РПЦ. И, возможно, уже очень скоро нас перестанет удивлять появление во дворах православных храмов не только разного рода "Центров серебряного дела", но и современных офисных центров с подземными паркингами, ресторанов и бутиков. Церковь, как всегда, останется "со своим народом", но в лице самых лучших и успешных его представителей.

* * *

P.S. Руководство Отдела внешних церковных связей (ОВЦС МП), куда корреспондент "МН" обратился за комментариями ситуации вокруг храма в Кадашах, сославшись через секретарей на занятость, отказалось дать интервью газете. Руководитель Службы коммуникации ОВЦС МП Виктор Малухин сообщил, что "МН" занесены в некий "черный список" СМИ за ряд "некорректных" публикаций о Церкви. Не удалось получить комментарии и в канцелярии МП.

Александр Солдатов

3 сентября 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования