Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ": Несудимый за предательство (памяти о. Димитрия Дудко). Шестого июля исполняется девять дней со дня смерти о. Димитрия Дудко - одного из самых противоречивых деятелей церковной оппозиции последних тридцати лет


Вслед за митрополитами Антонием (Блумом) и Питиримом (Нечаевым), олицетворявшими покалеченное большевизмом и "сергианством" советское православие, в мир иной ушел отец Димитрий Дудко. Бывший кумир диссидентской интеллигенции, бывший "узник совести", окончивший дни свои "духовником" экстремистской газеты "Завтра" и клириком глухого деревенского храма почти в сотне километров от Москвы, скончался на 83-м году жизни 28 июня.

Он был крестьянским сыном, и его отличали простота и доступность. Однако он был звездой, и многие его экстравагантные поступки сложно объяснить чем-то кроме стремления к славе. Ради этого о. Димитрием были написаны десятки романов, которые никому не известны, открытые письма Брежневу и Картеру, не дошедшие до адресатов, задумана всесоюзная антиалкогольная кампания за год до прихода к власти Горбачева.

В историю о. Димитрий Дудко вошел с очень противоречивой репутацией. Советским людям, "всему прогрессивному человечеству" его имя стало известно после постыдного "телевизионного покаяния", показанного всеми советскими телеканалами аккурат накануне Олимпиады-80. Облаченный в шикарный костюм от фабрики "Большевичка" седобородый батюшка поведал миру, как он получал задания от иностранных разведок и ставил перед собой задачу свержения советской власти, в чем он "искренне раскаивается". Тысячи его духовных чад прекрасно знали, что ничего подобного о. Димитрий никогда не делал - его проповеди были посвящены лишь вопросам христианской морали, и слово "атеизм" было единственным "политическим" термином, который он употреблял. Светлая мечта о "мирном христианском просвещении" подгнивавшего Советского Союза, которую посеял в романтических сердцах своих последователей о. Димитрий, оказалась перечеркнута и опозорена им самим. От такого удара не оправились многие его "духовные дети" и по сей день.

Однако "покаяние" о. Димитрия вовсе не было полной неожиданностью - его во многом подготовил опыт предшествующей жизни "всероссийского пастыря". Он пришел в Церковь после войны и серьезного ранения. В первые послевоенные годы вовсю шло "строительство" той новой Церкви, которую задумал товарищ Сталин в переломном 43-м году, когда вычерчивались контуры послевоенного мира. Демобилизовавшийся Дима Дудко поступил на Богословско-пастырские курсы, открытые в Новодевичьем монастыре по прямому распоряжению вождя. Свое богословское образование, однако, он закончил только в 1956 году, потому что власть решила примерно наказать семинариста за публикацию безобидных стишков - первых его литературных опытов - в газетах, издававшихся на оккупированной территории. Так, одновременно с богословским, о. Димитрий получил лагерное образование.

Первым местом его служения стал Преображенский собор, разрушенный в 1961 году ради строительства станции метро "Преображенская площадь". Начинающий священник был воспитан на проповедях митрополита Николая (Ярушевича) - одного из трех участников встречи со Сталиным сентябрьской ночью 1943 года. Советская власть охотно издавала - в основном для "внешнего употребления" - сборники проповедей митрополита Николая "в защиту мира". Проповеди о. Димитрия были выдержаны в том же стиле.

После разрушения собора, которое потрясло молодого батюшку, он оказался в соседнем кладбищенском храме, ставшем местом рождения его славы. После субботних всенощных он устраивал неформальные беседы с прихожанами - отвечал на любые вопросы, которые те подавали ему в записках. Беседы затягивались до глубокой ночи, а стекались на них сотни людей - не традиционных церковных старушек, а художников, инженеров, хиппи. Нескончаемым потоком потянулись на Преображенское кладбище западные журналисты, дипломаты - некоторые из них даже принимали крещение у о. Димитрия. Внимание иностранцев до поры до времени обеспечивало энергичному пастырю некоторый "иммунитет". Но в конце концов власти нашли предлог для перевода его в дальний деревенский приход, где была подстроена автокатастрофа, в результате которой о. Димитрия попытались "госпитализировать" в психушку. Духовные чада вызволили его оттуда, но вскоре последовал официальный арест - за публикацию на Западе сборников проповедей и литературных трудов. Церковное руководство действовало синхронно с советским - о. Димитрия уволили "в заштат" и запретили в священнослужении. Так что его знаменитое "покаяние" было обращено не только к власти, но и к собственному священноначалию. "Покаялся и Богу, и сатане" - так прокомментировал этот акт один из московских священников того времени.

После освобождения о. Димитрий лишился прежней славы. Его имя вновь замелькало лишь в начале 1990-х годов, когда он выступил с гневным обличением "дерьмократов". Вскоре газета "День" (ныне - "Завтра") торжественно представила изумленной публике бывшего диссидента-антисоветчика в качестве своего "духовника". "Я никогда не выступал против Советской власти", - признался о. Димитрий. В условиях крушения советских ценностей он выступил их ревностным поборником - вплоть до призыва прославить Сталина в лике святых. В одном из номеров "Завтра" о. Димитрий писал: "Теперь вот настало время реабилитировать Сталина. Весь ограбленный и обманутый народ теперь вздыхает: был бы Сталин, не было б такой разрухи. Но эта реабилитация, так сказать, с человеческой точки зрения, а мне предстоит - с духовной, поскольку я священник. Я хочу припомнить, как наши Патриархи, особенно Сергий и Алексий, называли Сталина богоданным вождем. Да, Сталин нам дан Богом, он создал такую державу, которую сколько ни разваливают, а не могут до конца развалить".

По-христиански с о. Димитрием трудно согласиться. Но он говорил искренне, по своей вере. Искренность - чрезвычайно редкое в современной жизни качество, а в современной церковной среде, где все зависит от "воли священноначалия", - тем более. Так что, несмотря на гротескность своих взглядов, этот человек был достоин уважения. Он жил в эпоху, которая сломала многих людей. Сломала и его, но не лишила искренности. Искреннего человека трудно судить за предательство. Так считают оставшиеся ему верными до конца духовные чада.

Александр Солдатов

2 июля 2004 г


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования