Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"СКЕПСИС": "Турция - часть Европы?"


Принадлежит ли Турция к Европе; примут ли ее в Евросоюз? Этот вопрос, зависший на добрых двадцать (если не пятьдесят) лет, за пределами Турции практически не обсуждается, тем более в Западной Европе. И тем не менее, это одна из самых важных геополитических проблем грядущего десятилетия.

Чтобы дать на этот вопрос обоснованный ответ, нужно заглянуть сначала в 16 век, когда при Сулеймане Великолепном Оттоманская империя была в зените славы и величия. В то время Оттоманская империя противостояла Европе - она была империей мусульманской, все больше расширяющей свои границы, в том числе и в направлении христианской Европы. Она держала под контролем не только ту часть мира, которую мы сейчас воспринимаем как арабские государства, но и весь юго-восток Европы. Подъем достиг своего пика в 17 столетии (так называемый Turkenjahr), когда император из династии Габсбургов успешно отразил вторую осаду Вены (в самом сердце Европы) войсками Оттоманской империи. После этого Оттоманская империя начала понемногу слабеть, пока в 19 веке не превратилась в "инвалида Европы". Заметьте, однако, все-таки "Европы".

Окончательно Оттоманская империя развалилась после Первой мировой войны. Герой битвы в проливе Дарданеллы в 1915 г. Мустафа Кемаль (впоследствии прозванный Ататюрком, "отцом турков") начал в 1919 г. национальное освободительное движение, целью которого было создать турецкую республику, националистическую или светскую. К 1922 г. Оттоманский султанат был упразднен. В 1923 г. была провозглашена Турецкая республика, президентом которой стал Ататюрк. А в 1924 г. халифат, то есть религиозная власть, которой обладал султан Оттоманской империи, тоже был отменен. (Когда в 2001 г. Усама бин Ладен говорил о 80-летнем принижении мусульман, он вел отсчет от отмены халифата).

Программа, которую проводил Ататюрк, была направлена на решительный "поворот к Западу" - перемены в законодательстве, освобождение женщин, отмена религиозных традиций (таких, как ношение фески), и помимо всего прочего - "этатизм": государство должно было играть центральную роль в жизни граждан. "Поворот к Западу", однако, не означал "подстраиваться под Европу", поскольку Турецкая республика была решительно анти-империалистической и в Лиге Наций играла ту самую роль, которую впоследствии стала играть Индия в ООН - то есть выражать постоянный протест против колонизационной и империалистической политики. Что касается отношений с Советским Союзом, то поначалу они были дружескими (поскольку оба государства разделяли анти-империалистические настроения друг друга), но в период между Первой и Второй мировыми войнами они стали заметно прохладнее. А во Второй мировой войне, к огромному неудовольствию союзников, Турция заняла нейтральную позицию.

Когда в 1946 г. Великобритания объявила о своем уходе с Ближнего Востока (в политическом отношении), США "натянули поводья". Согласно доктрине Трумана, Штаты должны были поддерживать Грецию и Турцию перед лицом того, что они считали Советской угрозой. Поэтому, когда в 1949 г. было сформировано НАТО, казалось само собой разумеющимся, что Турция должна туда войти. А когда в 1950 г. ООН попросила помочь Южной Корее войсками, реакция Турции была весьма показательной. И если раньше Турция в своем "повороте к Западу" ориентировалась на Францию (откуда она заимствовала культурные образцы в 1920 -х), то теперь образцом для подражания были избраны США.

Когда основанная Ататюрком партия начала терять силу (впервые за период после 1945г.), на передний план в Турции вышла армия, как основная сила, способная обеспечить сохранение светского национализма и этатизма (то есть однородную якобинскую модель функции государства). Когда в 1970-х Европейское Экономическое Сообщество начало расширение в направлении южной Европы, Турция обозначила свой интерес, но его оставили без внимания. Нельзя, однако, с уверенностью утверждать, так ли уж сама Турция хотела в тот момент присоединиться к Европе.

Турцию одолевали внутренние проблемы: вооруженные силы несколько раз захватывали власть, на юго-востоке Турции, где сконцентрировано большое количество курдского населения, возникли очаги сопротивления, и начал возрождаться ислам. Для основной массы турецкого населения, и особенно для вооруженных сил, курды не существовали. В стране проживали только турки. А они не хотели признавать права меньшинств, включая право на собственный язык. Вооруженные силы подавили сопротивление, жертв было много. Вооруженные силы не собирались делать уступки исламистам, их права тоже ущемляли. Однако в это время Западная Европа придавала все большее значение правам человека, и поэтому, с точки зрения Европы, государство, допускающее репрессии и вооруженные перевороты, в общеевропейских организациях состоять не могло. Был и еще один момент. В 1950-х Западная Европа нуждалась в притоке рабочей силы в связи с расширением производства. Эту рабочую силу составляли, в том числе, и турки. Особенно это касалось Германии, где существовала обширная программа по привлечению гастарбайтеров. Но в 1970-х, когда Европа вступила во 2-ю фазу цикла Кондратьева и началась безработица, правительства и граждане стран Европы начали подумывать о том, что туркам пора бы домой. Но на тот момент это было уже второе поколение турков, родившихся в Германии и других европейских странах, поэтому они считали себя европейцами и хотели не только остаться, но и в полной мере обладать всеми правами европейцев. Поскольку турки остались в Европе, а во многих странах (особенно во Франции) поселилось большое количество иммигрантов из Северной Африки, процент мусульманского населения в Европе начал ощутимо расти. А поскольку влияние ислама среди этого мусульманского населения тоже начало усиливаться, острые культурные (и политические) конфликты стали частью повседневной жизни Западной Европы.

В 1990-х после краха Советского Союза Западная Европа стала принимать в свои организации страны Восточной и Центральной Европы, а Турция, как обычно, оказалась позади. Тем временем, в Турции произошло нечто заслуживающее внимания. Исламское движение пришло к власти. Но в данном случае это было нетипично"умеренное" исламское движение, которое выразило большую готовность к интеграции в Европу, чем прежняя этатистская военная власть. Исламское правительство, равно как и курды, рассматривало Европу как гаранта их гражданских прав. США тоже благосклонно отнеслись к интеграции Турции в Европу, поскольку видели в этом залог того, что турки не смогут порвать с Западом и, следовательно, с США.

Когда перспектива вступления Турции в Евросоюз стала достаточно реальной, некоторые из западноевропейских государственных лидеров (особенно Валери Жискар д'Эстен и Гельмут Коль) начали открыто выражать свои опасения, заявляя, что Турции нет места в Евросоюзе. Они, разумеется, подразумевали при этом, что, если принять Турцию, процент мусульманского населения в Европе резко вырастет. Как раз тогда Франция издала запрет школьницам носить мусульманские головные повязки. А политики по всей Европе начали открыто реагировать на антимусульманские настроения.

Проблема вдруг обрела остроту, как для Европы, так и для Турции. Европе предстояло решить, какой она видит себя в будущем - христианской или светской. Нужно отметить, что в данный момент идут жаркие споры о том, будет ли в новой конституции явная отсылка к христианскому наследию Европы, чего настойчиво добивается Ватикан. Последствия растущего внутриевропейского конфликта зависят от того, какие шаги сможет сделать Европа к тому, чтобы создать культурное пространство для все увеличивающегося мусульманского населения. Кто-то полагает, что интеграция Турции приведет к смещению равновесия в сторону еще большего конфликта. Но есть другие, которые видят в этом один из лучших способов преодолеть внутренние противоречия.

А пока на "большом" Ближнем Востоке, как его любит называть администрация Буша, отторжение Турции Европой может сыграть решающую роль. Турция - страна мусульманская, но она при этом является наследником Оттоманского господства в арабском мире, поэтому арабские народы и государства с момента обретения ими независимости относятся к ней с большим подозрением. С другой стороны, если Турции будет окончательно отказано в возможности присоединиться к Европе, вполне возможно, что на смену "умеренному" исламу может прийти менее "умеренный", и это неизбежно отразится на будущем Европы. Проблему отношений Турции и Европы нельзя недооценивать.

Immanuel Wallerstein

Перевод Марии Десятовой.

"Скепсис", 21 июня 2004


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования