Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЭХО": Ингушетия: вопросы остаются. Кто стоял за атакой боевиков, до сих пор остается неясным


В Ингушетии начался трехдневный траур по жертвам нападения боевиков. До сих пор не названо точной цифры погибших: большинство источников сообщает о гибели не менее 57 человек - в основном сотрудников правоохранительных органов, включая и их руководителей. В числе погибших - сотрудник миссии ООН в Ингушетии Магомед Гетагазов. В свою очередь нападавшие потеряли убитыми двоих человек.

Однако до сих пор остается неясным, кто именно стоит за атакой боевиков на Ингушетию. Так, Ахмед Закаев заявил в Лондоне агентству Reuters, что лидер боевиков Аслан Масхадов не участвовал в планировании нападения. "Он не руководил им и не готовил его. Но я уверен, что в нем приняли участие подразделения чеченских добровольцев", - сказал Закаев, выдачи которого безуспешно добивались российские власти. По словам Закаева, лидером ингушских боевиков, совершивших нападение в ночь на вторник, был человек по имени Магомед. Закаев отказался назвать его фамилию, добавив, что тот сражался в Чечне под руководством Масхадова.

В свою очередь на сайте газеты "Известия" указывается, что среди боевиков, которые участвовали в нападении на Ингушетию в ночь на 22 июня 2004 года, было много ингушей. Согласно одной из версий, которую озвучивает газета, ингуши, участвовавшие в нападении, мстили сотрудникам МВД и ФСБ за убитых или похищенных родственников. По данным "Известий", среди боевиков группы, костяк которой составляли чеченцы, были также турки, алжирцы и представители других национальностей. Кроме того, согласно другим предположениям о причинах чеченского рейда в Назрань, есть и версии о захвате оружия со складов. При этом нападения на здания органов внутренних дел были лишь отвлекающими маневрами. В городе боевики буквально охотились за грузовиками, и когда набрали их достаточно, то отправились на машинах к складам МВД, загрузили машины оружием и уехали в неизвестном направлении. В настоящее время автоколонну ищут при помощи авиации, однако поиски пока не дали результатов. И, наконец, третья версия нападения, которую приводят "Известия", - захват СИЗО. По словам полпреда президента в Южном федеральном округе Владимира Яковлева, "особенно активная попытка боевиков была предпринята, чтобы проникнуть в изолятор МВД, где содержатся несколько десятков ранее задержанных, с целью освободить их". "Во время боя сотрудники правоохранительных органов отбили эту попытку", - подчеркнул он. Наконец, разнятся, причем диаметрально, и данные о количестве участвовавших в атаке боевиков: по данным "Интерфакса", их было около 200, по данным же сайта Газета. GZT.Ru, во вторжении принимали участие около 1500 боевиков.

По мнению же Джангира Араса, директора Центра по изучению проблем терроризма и асимметричных угроз, "первичный анализ поступающей информации подтверждает, что операция в Ингушетии была заблаговременно, тщательно, и весьма профессионально спланирована и осуществлена. Об этом свидетельствуют скрытое выдвижение боевиков в назначенные районы, внезапные удары, нанесенные одновременно в четырех различных точках, плотное блокирование коммуникаций и пунктов дислокации воинских подразделений, стремительный отход, рассредоточение и проведение отвлекающих действий на территориях Чеченской Республики и Дагестана. В контексте последних, кстати, и была взорвана ветка магистрального трубопровода, ведущего из Азербайджана. Теперь по подоплеке событий. Начиная с 1994 г., тысячи ингушей принимали участие в военных действиях на стороне чеченских сепаратистов. Из них даже формировались отдельные боевые единицы, такие, как, например, "Ингушский джамаат Хамза", или 56-й ингушский "полк" Армии генерала Дудаева. По состоянию на весну 2004 г., ингуши действовали в составе отрядов "Халиф" и "Али Сиддик", подчиняясь анонимной военно-политической структуре, которая различными источниками сепаратистских органов пропаганды именуется Исламский фронт Ингушетии, Исламское движение Ингушетии, или же Маджлис исламских моджахедов Ингушетии, руководимый амиром Магасом. Таким образом, даже с учетом понесенных за последние десять лет потерь, в Ингушетии образовался латентный ветеранский состав из граждан ингушской национальности, который естественным образом мог быть усилен чеченскими боевиками, выведенными на территорию республики для рекреации и реабилитации в период оперативной паузы, и осевшими в населенных пунктах под легализованными российскими документами. Именно этим фактором и объясняется задаваемый сейчас всеми вопрос - откуда в Ингушетии появились боевики. А ниоткуда, они там уже были. Конечно, они были поддержаны с территории Чечни формированиями юго-западного фронта под командованием Доки Умарова, и северного фронта под командованием Амира Камала, но их действия носили обеспечивающий характер. Нельзя также исключать возможности проникновения отдельных боегрупп с территории Грузии, сейчас для этого самый благоприятный период года. Цель подобного рода набеговых действий, аналогичных по масштабам рейдовым операциям в Буденовске (1995 г.), Кизляре (1996 г.), Дагестане (1999 г.) - нанесение всех возможных форм максимального военно-политического ущерба противоборствующей стороне. "Последние события в Ингушетии, вне всякого сомнения, являются серьезным вызовом федеральному центру. К сожалению, мой прогноз о неизбежном обострении обстановки на Северном Кавказе в весенне-летний период, данный в интервью вашей газете два месяца назад, оправдывается", - заключил эксперт.

Нурани

"Эхо" (Баку), 24 июня 2004


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования