Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ВАРОРУД": Исламофобия как тенденция


Проблемы развития исламофобии и корни ее развития сейчас достаточно широко изучаются определенными научными институтами. Что такое исламофобия? По мнению российских исследователей Георгия Энгельгардта и Алексея Крымина, под исламофобией следует понимать, прежде всего, действия против высказывания, оцениваемыми мусульманами как враждебные исламу. Это понятие охватывает широкий спектр значений - от погромов до любой критики в адрес как мусульман и исламских активистов, так и исламского вероучения и социальной практики.

По одной из версий, термин "исламофобия" вошел в широкое употребление после публикации в 1997 году британским исследователем Runnymede Trust доклада "Исламофобия - вызов для всех". Согласно другой версии, термин "исламофобия" был введен в обиход мусульманскими активистами иранского происхождения во Франции. Заместитель ректора Сассекского университета профессор Gordon Conway, руководивший проектом по исследованию исламофобии, определил новое явление как "Боязнь и ненависть к исламу и мусульманам, присущие СМИ всех уровней и распространение во всех слоях общества. Исламофобия проявляется в изображении ислама как цивилизации отсталой; а мусульманской культуры - не как многоликой и прогрессивной, а застывшей и статичной, враждебной к инакомыслию и дискуссиям, патриархальной и женоненавистнической, фундаменталистской и потенциально угрожающей другим культурам". В сжатом виде эту идею сформулировал британский исследователь Runnymede Trust - "Ислам - не партнер, а враг".

Новую волну антимусульманских высказываний и настроений вызвал теракт 11 сентября, который, можно сказать, только утвердил вышесказанную аксиому. Естественным ответом мировой мусульманской общины стали отрицание связи ислама с терроризмом и встречное обвинение Запада в несправедливых гонениях, в нарушениях прав мусульман в странах Запада, воплотившиеся в формуле исламофобии. "На мой взгляд, эти теракты (11 сентября) ни в коем случае не какой-то мифический Бен Ладен с автоматом осуществил. Америка, ничего не доказав, разгромила Афганистан. Теперь, так же не приведя даже косвенных доказательств, бомбит Ирак", - говорит шейх Нафигулла Аширов. Такое мнение очень распространено в мусульманских странах, где основная часть населения считает, что теракт 11 сентября только развязал руки, образно говоря, западным странам во главе с Соединенными Штатами, чтобы захватить мусульманский мир. Согласно отчетам ряда западных правозащитных организаций, отсутствие сбалансированной политики в отношении мусульманского меньшинства в Западной Европе и США только усилило волну исламофобии.

До определенного момента в России никто всерьез не задумывался над проблемой исламофобии, отождествляя ислам и мусульман, с легкой руки ведущих электронных СМИ России, исключительно с военными действиями в Чечне или же в Палестине. Образно говоря, только чеченцы были "плохими мусульманами", татары и башкиры - не воспринимались мусульманами, а, скажем, дагестанцы - прежде всего, были "кавказцами". Но последующее развитие политической ситуации в мире и в России показало, что корни исламофобии не ограничиваются исключительно проблемами взаимоотношений двух народов.

Влиятельная американская газета "The Washington Post" в статье "В России растет "исламофобия" и ненависть к мигрантам из Центральной Азии" от 23 декабря 2002 года, пишет: "Исламофобия в России проявляется в самых разных формах, от погромов на рынках до публикации в газетах фотографий местных мусульманских лидеров с портретами Усамы бен Ладена". Тем самым, проводя четкую параллель между местным населением, исповедующим ислам, и международными экстремистскими группами.
Теракт в театральном центре на Дубровке в центре Москвы вызвал шквал антимусульманских настроений в российском обществе с подачи СМИ. Когда шла спекуляция на тему шахидов, каких только комментариев не давалось в отношении норм и правил жизни мусульманской общины. Мусульманские лидеры России считают, что употребление в сообщениях официальных лиц слов: "шахид", "шахидка", "пояс шахида" только способствуют новой волне исламофобии в обществе. Нельзя придавать религиозный оттенок подобным актам самоубийственного отчаяния, говорится в заявлении общественного движения "Мусульмане России". Глава совета муфтиев России Равиль Гайнутдин сказал, что употребление таких религиозных терминов как "шахид", "моджахед", "воин Аллаха" в отношении террористов в корне неверно и направлено, в первую очередь, на дискредитацию ислама.

В этом отношении символичен тот факт, что одна из специальных антитеррористических операций МВД России была названа в честь матери пророка Мухаммеда. Такой факт не остался не замеченным мусульманской общиной России. Глава Духовного управления мусульман Азиатской части России шейх Нафигулла Аширов заявил, что в приказе министра МВД России 12/309 от 09 июля 2003 года о проверке женщин в головных уборах и мусульманских платках как потенциальных террористок есть элементы исламофобии, и действия властей являются систематической дискриминацией мусульманок.

Официальная газета Саудовской Аравии "Arab News" в своей редакционной статье ясно и четко формулирует свои претензии к российской политике в отношении мусульман: "Исламофобия никогда не исчезала в России, но сейчас она достигла максимума за всю посткоммунистическую эпоху, и власти ничего не делают, чтобы ее остановить. Она обрела новую силу с началом войны в Чечне и нарастает с каждым терактом, приписываемым чеченским террористам… Мишенью страха и ненависти русских становятся мусульмане".

В ответ российские исследователи Георгий Энгельгардт и Алексей Крымин заявляют, что, с европейской точки зрения, гонений на мусульман в России не существует: верующим не препятствуют совершать религиозные обряды, от них не требуют отказа от убеждений. Ислам в России причислен к разряду традиционных религий, что выводит его за рамки формальных и неформальных ограничений, которым подвергаются новые и нетрадиционные, религиозные течения. То есть, исламофобия в российском обществе, по мнению российских исследователей, не имеет почвы под собой, потому что "появление в российском информационном поле темы исламофобии - следствие более широкого противостояния США и правящих кругов исламского мира, которое неминуемо отражается и на ситуации в Российской Федерации".

И это - несмотря на то, что в российских средствах массовой информации время от времени появляются оскорбляющие религиозные чувства мусульман статьи. Например, такие как "Бей ислам - спасай планету" (перефразирование девиза русских националистов "Бей жидов - спасай Россию!") - "Комсомольская Правда", 12.09.2001, "Если бы я был бен Ладеном" - "Известия", 5-9.10.2002, "Будут ли русские чтить Коран и есть рис палочками" - "Комсомольская Правда в Карелии", 8-10. 07.2003 года. Или же популярная передача "Человек и Закон" (ОРТ), где в программе, посвященной чеченской войне, видеоряд построен так, что, иллюстрируя съемки военных действий в Чечне, были показаны кадры паломничества в Мекке. В популярных сериалах на федеральном телеканале ОРТ "Убойная Сила", "Улицы Разбитых Фонарей" во время показа жестоких сцен часто используются выкрики "Аллах Акбар!" или же слышны призывы муэдзина. Выражение антимусульманских настроений проявляются и в массовых акциях, как демонстрация антиисламских плакатов в московском метро в июле-августе 2003 года.

Одним из первых, кто инициировал судебное решение проблем исламофобии в России, стал интернет-сайт www.islam.ru. На вопрос - испытывают ли гонения или преследования мусульмане со стороны русских националистов в России, российские исследователи отвечают уклончиво, заявляя, что "ксенофобские настроения обычны для любой страны, переживающей наплыв внешних и внутренних мигрантов". По словам Георгия Энгельгардта и Алексея Крымина, враждебность старожильческого населения направлена именно против "инородцев", а не "иноверцев". Об этом, по их утверждениям, говорит расхожий лексикон российской ксенофобии: "азеры", "черные", "чурки", "звери", "азиаты", "хачи". Религиозное измерение ксенофобии до сих пор отсутствует в России, по заявлению Георгия Энгельгардта и Алексея Крымина. При этом важно отметить, что основная часть, если не вся, внутренних и внешних мигрантов в России, исповедует ислам. Среди них - как граждане России, так и граждане стран Центральной Азии, включая беженцев из Афганистана.

В странах Центральной Азии исламофобия проявляется, прежде всего, в русскоязычных СМИ. Один из самых распространенных примеров проявления исламофобии - это, когда в публикациях имена известных независимых мусульманских лидеров муссируются с названиями террористических организаций и одиозных личностей, таких как бен Ладен. В этом отношении, показателен случай с первым омбудсменом Кыргызстана Турсунбай Бакир уулу, который на протяжении одного года судится с редакцией газеты "Вечерний Бишкек" (Кыргызстан). На страницах данного издания была опубликована статья о деятельности "Аль-Каиды", с которой косвенно связывалась и политическая деятельность омбудсмена. Широкое распространение имеет такая же, как в СМИ РФ, практика, когда в статье, где речь идет о преступлениях, жестоких сценах или других отрицательных моментах, употребляются цитаты "Аллах Акбар!", "Аллах", "Воины Аллаха", связывая тем самым все это с исламом и мусульманами.

Кроме того, одной из самых удобных решений проблем в политике в России и странах Центральной Азии стало обвинение правящими властями и официальными религиозными кругами в приверженности к ваххабизму, в симпатиях другим нетрадиционным религиозным течениям в исламе.

Так, журналист Фарид Нугманов из Оренбургской области России попал под подозрение ФСБ за то, что опубликовал статью, где критиковал строительство церкви рядом с мусульманским кладбищем. Его обвиняли якобы за "ваххабистские симпатии".
Обвинение в ваххабизме является самым тяжким обвинением после измены Родины, которое может быть предъявлено мусульманину в этих странах, сказано в американской газете "The Washington Post". Нередки случаи конфискации Корана как "подрывной "ваххабитской литературы". Обвинение в приверженности идей ваххабизма удачно используются и религиозными лидерами. Так, два соперничающих между собой лидера - глава Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин и глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, время от времени обвиняют друг друга в симпатиях к ваххабистскому течению, чтобы завоевать доверие и расположение Кремля.

Несомненно, свои коррективы в Центральной Азии внесли теракты в Узбекистане. Именно после них Духовное управление мусульман Кыргызстана в неофициальной форме попросило имамов мечети следить и проверять тех, кто просит приюта в мечетях и медресе. Ранее каких-либо ограничений не было. Официальные духовные управления мусульман в странах Центральной Азии, несмотря на формальную независимость, находятся под контролем соответствующих государственных органов, которые время от времени могут влиять на их политику. Этим можно объяснить появление такого рода постановлений и распоряжений.

Власти Узбекистана воспользовались "борьбой с терроризмом" как предлогом для продолжения преследования верующих и политических оппозиционеров. В тюрьмах все еще находилось не менее шести тысяч политических заключенных, а представители независимых мусульманских течений, среди прочих, подвергались запугиванию и арестам…

Рассуждая о проблеме исламофобии, часто говорят о некой войне или столкновении христианской и исламской цивилизации, соответственно цивилизации "светлой" и "темной". Все это пошло с подачи президента США Джорджа Буша, который заявил после теракта 11 сентября, что объявляет крестовый поход против ислама. Позже сотрудники Белого Дома говорили, что президент имел в виду не это, а совсем другое. Лидеры католической церкви в Европе стараются избегать ярлыков и журналистских штампов, типа "война цивилизаций", призывая своих прихожан терпимо относиться к мусульманам. Например, в Польше, в католической среде действует День Ислама, когда в костелах устраиваются встречи с мусульманскими лидерами, которые рассказывают об исламе всем желающим. В России также православная церковь избегает термина "война цивилизаций". Вообще, Московская Патриархия настроена на максимально "дружелюбные" отношения с официальными структурами ислама в России и мире. Как-то даже патриарх Алексий II заявил, что категорически против использования термина "исламский экстремизм", потому что это все равно, если бы мы говорили "православный" или "христианский экстремизм".

Мусульманские лидеры также отрицают какую-либо войну цивилизаций, резонно полагая, что такие настроения и мнения идут в обществе из-за мощной волны исламофобии.

Факт остается фактом - мощная волна исламофобии, в том числе и на государственном уровне, порождает такие мнения у людей, создавая страх перед исламом и мусульманами.

К концу 80-х годов восприятие ислама современным обществом приняло абсолютно иную форму. С распространением исламского послания на восток и на запад (этот феномен часто упоминается, как "Исламское возрождение"), большинство выдающихся западных ученых стали рассматривать ислам не как увядающее мировоззрение, имеющее исключительно историческое значение, но как влиятельную силу, потенциально угрожающую западной гегемонии. Очевидно, открытые нападения на ислам представляют собой реакцию западных властей на всплеск исламской культуры, который они посчитали угрожающим установленному мировому порядку.

Победа в борьбе по восстановлению репутации ислама - задача отнюдь не из легких. Она требует полной консолидации научных, религиозных мусульманских организаций и высших учебных заведений для разработки продуктивной системы сотрудничества с немусульманскими СМИ. Для этого мусульманам необходимо усовершенствовать навыки и владения техническими средствами и артистическими приемами. Но важнее всего - пересмотреть доминирующее в исламском обществе снисходительное отношение к использованию техники и искусства для распространения ислама и разработке эффективной стратегии противостояния его противникам.

Исламофобия особенно опасна для мусульмано-христианского пограничья, для стран, где бок о бок проживают мусульманские и христианские общины. К таким странам относится Россия, которая граничит с Центральной Азией, где проживают свыше тридцати миллионов мусульман. Подчеркнуто лояльная политика не всегда может быть предсказуемой, если правящие власти и дальше будут вести нынешнюю политику по отношению к мусульманам.

Алмаз Исманов, независимый журналист, Кыргызстан

"Вароруд", №23(111), 9 июня 2004г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования