Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ДАГЕСТАНСКАЯ ПРАВДА": Политический ислам на Северном Кавказе: роль внешнего влияния (на примере Дагестана)


Если в 1986 году на территории Дагестана действовали 27 мечетей, то, согласно данным Комитета Правительства Республики Дагестан, на 1 июля 2003 г. в РД функционируют 1679 мечетей с 2400 имамами и муэдзинами, 16 исламских вузов с 52 филиалами, 141 медресе, 324 мактаба с общим числом обучающихся 15630 чел. Из них в мактабах - 4300 чел., в медресе - 5400 чел. и в вузах - 5930 чел., более 30000 суфиев накшбандийского, шазилийского и кадирийского тарикатов. Около 100000 дагестанцев совершили хадж и умра (часть из них совершили паломничество неоднократно). По данным Комитета по делам религий, около 1200 человек обучаются в зарубежных исламских учебных заведениях. Сотни молодых выпускников заграничных исламских учебных заведений уже вернулись в республику.

90-е годы стали свидетелями нового подъема деятельности экстремистских террористических организаций и движений, выступавших с религиозно-этнических позиций и добивавшихся главным образом торжества их идеологических и морально-нравственных принципов. Источником радикализма и экстремизма становились те течения и организации, которые, как и ультралевые революционеры, стремятся присвоить себе право выступать в качестве единственных истинных выразителей интересов и чаяний народа. Истолковывая по-своему основные положения Корана и Сунны, они стремились приспособить их к своей практической деятельности для достижения сугубо политических целей.

В связи с этим, некорректно и неправомерно использование таких обобщающих терминов, как "исламский терроризм", "исламская угроза" при характеристике деятельности экстремистских движений и групп в мусульманском мире. Все эти движения и организации, поставившие перед собой цель реисламизации общественно-политической жизни в мусульманских странах, реформирования ее по критериям "чистого", первоначального ислама, относятся, по существу, к особой политической идеологии, которая характеризуется термином "исламизм". Наряду с другими причинами исламизма (совокупность внутренних предпосылок и условий социально-экономического и политического характера), важнейшей причиной является и фактор внешних влияний. В этой статье мы попытаемся проанализировать результаты влияния радикальных исламских организаций мусульманских стран.

В связи с событиями на Северном Кавказе, в ряде арабских стран отмечалась поддержка исламистов со стороны, главным образом, неправительственных религиозно-политических организаций (НРПО). На наш взгляд, внешние влияния в Дагестане имели место во второй половине 80-х годов, некоторые исследователи относят эту дату к середине 70-х, когда лидер и основатель "Исламского джамаата" Мухаммад Багаудин - Кебедов Багавудин Магомедович, уроженец аварского селения Сантлада Цумадинского района РД, (по другим данным он родился в чеченском селении Ведено), "имел выход на ряд посольств арабских стран, откуда и получал интересующую его литературу".

Широкомасштабное финансовое внешнее влияние в Дагестане приходится на 1989-1995 годы. Как подчеркивает дагестанский исследователь исламизма З.С.Арухов, "именно в этот период в Дагестане создавались исламистские организации на религиозной основе, на иностранные средства широко финансировалось строительство мечетей, открывались учебно-пропагандистские центры в Махачкале и Кизилюрте, осуществлялась масштабная газетно-журнальная и книжно-издательская деятельность, в республику приезжали многочисленные зарубежные делегации и отдельные функционеры с ознакомительными, миссионерскими и образовательными целями". Это позволяло арабским (и не только) исламистам налаживать контакты с руководителями дагестанских исламских структур, делиться опытом работы, а также в известной мере оказывать влияние на идейно-политическую ориентацию дагестанских мусульман.

Действительно, именно в этот период в г. Кизилюрте в 1991-1993 и затем в 1994-1999 годы функционировало медресе "Хикма", основанное Багауддином Мухаммадом (Кебедовым Б.М.), где обучалось до 700 мутаалимов (талибов), а в Махачкалу по приглашению Надира Хачилаева приезжал и такая одиозная личность, как Луис Фарахан, чернокожий мусульманин, гражданин США.

13 мая 1989 года в г. Буйнакске исламисты из Киргизии, Туркмении, Казахстана и республик Северного Кавказа провели так называемый съезд мусульман, "где договорились захватить Духовное управление мусульман Северного Кавказа (ДУМСК). Позднее они проявят себя в селениях Агвали Цумадинского, Эрпели Буйнакского, Каякент Каякентского районов, селах Буйнакского, Гунибского районов и в городе Хасавюрте. Именно они инициировали ряд несанкционированных митингов верующих на центральной площади Махачкалы", - пишет Гарун Курбанов в своей статье, опубликованной в шведском журнале "Центральная Азия и Кавказ" №5 за 2002 г.

В начале 90-х годов начался массовый и малоконтролируемый отток дагестанской молодежи за границу - с целью учебы в исламских учебных заведениях. В этот период абитуриентов "выбирали" сами представители зарубежных исламских организаций.

По середине 90-х годов дагестанскими исламистами был объявлен "конкурс" среди учащихся ("тильмизов") местных медресе. Отбор проводился по рекомендациям их учителей. На неделю в этих целях был арендован санаторий "Чайка", а затем турбаза "Приморская". Возможно, по иронии судьбы, но турбазу "Приморская" от санатория ФСБ отделяет только Каспийское шоссе. Отобранные абитуриенты отправлялись в мусульманские учебные заведения Саудовской Аравии, Туниса, Египта, Малайзии и т.д. В начале 1990-х сел. Кудали вместе с А. Ахтаевым посетили зам. министра финансов Саудовской Аравии и проректор Мединского исламского университета.

"Иногда ваххабитские медресе принимали вид полувоенного лагеря, где учеба сочеталась с серьезной физической и военной подготовкой, которая вытекала из положения о том, что джихад в современных условиях неизбежно принимает форму вооруженной борьбы", - пишет Ахмет Ярлыкапов. (Центральная Азия и Кавказ, Лулео (Швеция), 2003 г., №1. С.195.)

В 1995-96 гг. группа преподавателей-арабов исламского университета им. имама Шафии в летнее время арендовала лагерь "Данко" в Буйнакском районе, где проводились курсы обучения исламским наукам среди студентов университета Шафии. Духовное управление мусульман Дагестана пыталось в свою очередь направлять своих выпускников, в основном, в Сирию (Духовное управление считало, что в связи с жесткой политикой руководства Сирии, в этой стране позиции исламистов намного слабее, чем в других исламских государствах), при посредничестве гражданина Сирии дагестанского происхождения Мухаммад-Нура Дагестани, и в Турцию - при посредничестве генерала турецкой армии в отставке, так же потомка эмигрантов из Дагестана Мехти-паши Сунгура. (Его брат Абидин руководил стройкой соборной ("турецкой") мечети в г. Махачкале, расположенной на проспекте имама Шамиля.

Многие имамы Дагестана, и в особенности представители ДУМД считали, что укреплению позиций исламистов Дагестана способствуют выпускники исламских учебных заведений Саудовской Аравии, Катара, Египта и других мусульманских стран. Этой же точки зрения придерживался и руководитель ДУМЕР Равиль Гайнутдин во время конференции "Роль ислама в духовном возрождении России" в г.Москве в 1999 г. Часть преподавателей-дагестанцев Исламского института им. Шафии относилась с большим недоверием к деятельности арабских преподавателей, но руководство вуза вынуждено было терпеть их присутствие из-за значительного финансирования со стороны арабских благотворительных организаций, представителями которых и были эти преподаватели-арабы.

Активное влияние на мусульман Дагестана в описываемый период оказывали: неправительственные исламистские организации Турции, Сирии, Иордании и Саудовской Аравии - через представителей дагестанской диаспоры в этих странах. Так, например, подданный Королевства Саудовской Аравии (КСА) Абд-ал-Хамид Джахбар ад-Дагестани, в августе 1992 года, будучи приглашенным на I Международный конгресс соотечественников Дагестана (а до этого он успел уже побывать в Дагестане трижды), в интервью газете "Дагестанское зарубежье" (№ 4, октябрь 1992 г.) заявлял, что "готов оказать посильную помощь родному Дагестану". В тот период он работал в Саудовской Аравии имамом мечети "бен Хасан" на ул. "Мансур" в городе Мекка.

Если в начале 90-х годов влияние исламистских организаций других (кроме вышеуказанных) мусульманских стран было малоощутимым, то к 1999 году в России действовало уже около 110 зарегистрированных мусульманских учебных заведений, в которых в разном объеме изучались религиозные дисциплины и арабский язык. В них работали преподаватели из Египта, Сирии, Иордании, Турции и других арабо-мусульманских стран.

Немалую роль в политизации ислама сыграли и студенты-арабы, обучавшиеся в дагестанских вузах. Для пропаганды своих взглядов и поиска новых сторонников они активно участвовали в работе религиозных семинаров, симпозиумов, в научных и культурных международных мероприятиях. Иногда под лозунгами возрождения культурно-исторического наследия ислама в некоторых мусульманских регионах России они проводили деятельность, направленную на увод этих регионов от "влияния Москвы". По прогнозам некоторых экспертов, к 2025 году только в Москве каждый четвертый житель будет мусульманином.

После известных событий августа-сентября 1999 года все иностранцы-преподаватели из мусульманских стран были выдворены из Дагестана. Части из них удалось "легализоваться" в республике в качестве аспирантов государственных вузов.

А.М.Магомеддадаев, к.и.н., заведующий Центром востоковедения Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН

"Дагестанская правда", 15/6/2004


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования