Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ": Экстремизм – понятие широкое. Госдума и МВД не могут разобраться в терминах


До конца весенней сессии в Госдуму, скорее всего, будут внесены поправки в закон "Об экстремистской деятельности". Об этом вчера заявил председатель думского комитета по законодательству Павел Крашенинников. В поправках будут учтены данные милицейской статистики, а также материалы мониторинга действенности уже принятых поправок. Между тем парламентарии до сих пор затрудняются сказать, что такое собственно экстремизм.

Закон "Об экстремистской деятельности" был благополучно принят большинством думских центристов еще в июне 2002 года. Основная полемика разгорелась тогда не относительно необходимости принятия документа, а по поводу определения понятия "экстремизм". Его невнятность и возможность произвольной трактовки развязывала руки Генпрокуратуре и Минюсту в "благородном" деле поиска внутренних врагов. Координатор фракции КПРФ Сергей Решульский заявил тогда: "Если предложенная комитетом по законодательству редакция сохранится, то все мы выйдем из Думы под конвоем как экстремисты. Этот закон является законом о войне с гражданским обществом в России".

Впоследствии первоначальную редакцию дополнили несколькими поправками, которые тем не менее так и не пролили свет на загадочный вопрос, а что же такое экстремизм. Этой нелегкой задачкой озабочен и нынешний глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников. Выступая вчера на пресс-конференции в Москве, он пообещал, что на заседании его комитета 10 июня "будут уточнены вопросы, связанные с терминологией в области экстремистской деятельности". Трудности, возникшие при попытке дать внятную формулировку понятия "экстремизм", он объяснил так: "Пока что у нас очень мало судебной практики в данной области". Несмотря на это, г-н Крашенинников сумел-таки объяснить разницу между экстремизмом и терроризмом. "Террористические акты обычно проводят с целью свержения конституционного строя и размывания государственного устройства, – заявил он "Новым Известиям". – А экстремизм, как бы кощунственно это ни звучало, всегда можно преподнести под соусом хулиганства. И милицейская правоприменительная практика обычно заканчивается наказанием экстремистов по статье "хулиганство".

Как ожидается, в готовящихся к рассмотрению поправках будут помимо терминологических вопросов прописаны дополнительные меры ответственности за разжигание религиозной, расовой и межнациональной розни, организацию экстремистских сообществ. Г-н Крашенинников хотел было присовокупить к этому списку "социальную рознь", но потом вспомнил, что таковая отсутствует в базовом законе, и подвел черту под темой. Комментируя попытки законодателей дать четкое определение экстремизму, исполнительный директор Центра по изучению и урегулированию конфликтов Института этнологии и антропологии РАН Елена Филиппова заявила "НИ": "Экстремизм – очень широкое понятие, и любые попытки втиснуть его в рамки юридического документа, обречены на провал. Одно дело – терроризм, который юридически можно квалифицировать как страшнейшее преступление. И совсем другое – экстремизм. Тогда нужно давать определение понятию "разжигание межнациональной розни". А это невозможно в силу отсутствия смежного определения того, что является национальным достоинством".

Сергей Ткачук

"Новые Известия", 2 июня 2004


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования