Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": Страна семнадцати религий. Ливан балансирует на грани войны между общинами


В XX веке Ливан, небольшое государство на Ближнем Востоке, долгое время был в фокусе мирового внимания как регион затяжного и кровавого конфликта на межрелигиозной почве. В последние годы ситуация там несколько поутихла. Сегодня можно проанализировать состояние и перспективы религиозно-политической ситуации в стране.

На территории этого маленького государства (200 км с севера на юг и около 50 - с запада на восток) с населением более 4 млн. человек проживают последователи приблизительно 17 различных религий и вероисповеданий. При этом в этническом отношении Ливан раздроблен не до такой степени. Арабы составляют 93%, армяне 6%, прочие, преимущественно греки и проживающие в стране иностранцы - 1%. Исторически сложилось так, что лесистые горы Ливана становились прибежищем для религиозных диссидентов. Во время Византийской империи здесь от преследований императорской власти Константинополя скрывались монофизиты и монофелиты, исповедующие веру в одну природу или волю во Христе.

В период мусульманского владычества ситуация повторилась. В Ливане нашли убежище близкие к правоверным суннитам шииты-имамиты, а также возникшие в недрах шиитского ислама, но впоследствии довольно далеко ушедшие от исламского учения секты исмаилитов, друзов, алавитов. С даты провозглашения независимости в ноябре 1943 г. вплоть до наших дней Ливан балансирует на грани войны между общинами. Согласно Конституции страны пост президента занимает христианин-маронит, премьер-министр - мусульманин-суннит, а спикер парламента - мусульманин-шиит.

До гражданской войны христиан и мусульман было приблизительно поровну, но они, в свою очередь, подразделялись еще на множество общин, что затрудняло для представителей каждой из двух религий возможность занять господствующее положение в стране. Самая большая христианская конфессия - марониты. Их Церковь, близкая к сирийской традиции, с 1736 г. окончательно признала верховенство Римского Папы. Марониты до недавнего времени играли определяющую роль в экономике (пользуясь льготами, которыми наделяло их государство) и политике страны. Далее по численности следовали православные, принадлежащие к автокефальной Антиохийской Православной Церкви. Затем - отколовшиеся от нее и перешедшие в унию с Римом так называемые мелькиты - представители Католической Церкви восточного обряда, а также Церкви несториан и яковитов. Среди армян есть последователи Григорианской Церкви, а также армяно-католики. Кроме того, в Ливане существуют значительные по численности общины протестантских Церквей и деноминаций. Среди мусульманского населения существует приблизительное равенство между суннитами, проживающими на севере страны и в Бейруте, и шиитами, жителями юга страны и долины реки Бекаа на востоке страны.

Особняком стоит община друзов, насчитывающая приблизительно 150-200 тыс. человек. Эта секта возникла в X-XI веках как ответвление от гностического течения в исламе - исмаилизма. Сами друзы предпочитают именовать себя "мувахиддун", что значит единобожники, монотеисты. Они верят в Единого Бога и отмечают такие мусульманские праздники, как Ид-аль-Адха (Курбан-байрам) и "ашура". Но это, пожалуй, и все, что связывает друзов с традиционным исламом, частью которого они уже давно себя не считают. Коран для них - лишь одно из многих священных писаний, его они используют наряду с текстами из других монотеистических религий. Собственно же священные тексты друзов заключены в "Китаб-аль-хикма" (Книга мудрости), доступной только посвященным.

Друзы никого не принимают в общину со стороны, не соблюдают мусульманские религиозные и бытовые предписания, проводят богослужения по четвергам, причем большинству членов общины, которые считаются непросвещенными, эти посещения не обязательны. Для друзов характерно почитание пророков, в число которых входят не только известные персонажи из Ветхого и Нового Завета, но и античные мудрецы, например Платон. От аврамических религий эту секту отличает вера в переселение душ. Учение секты не должно быть известно посторонним людям. В этом угадывается феномен синкретической религиозности, характерный для тех регионов мира, где пересекаются различные духовные и культурные традиции.

Характерен этот феномен в определенной степени и для Ливана в целом. Ливанцы всех вероисповеданий часто обращаются с молитвами к огромной статуе Пресвятой Девы Марии гор Ливанских или отправляются на поклонение в маронитский монастырь, где похоронен святой Шарбель. Этот монах, канонизированный в 1977 г., прославился чудесами исцеления, и ныне его гробница - место паломничества недужных.

Столица страны Бейрут - типичный космополитический город без специфического национального или конфессионального облика. Но это только Бейрут. Проезжая по христианскому северу и северо-востоку и глядя на достаточно ухоженные пейзажи, придорожные кресты и часовенки, ощущаешь себя где-то на Апеннинах или Пиренеях. А юг Ливана с неуемной базарной живостью древних финикийских городов Тира и Сайды, а также портретами лидеров Ирана и движения "Хезболлах", висящими вдоль дороги, производит совершенно другое впечатление.

После гражданской войны демографическая ситуация маленькой страны с ее 4-миллионным населением сильно изменилась. Сегодня по разным оценкам от 60 до 70% жителей Ливана составляют мусульмане. А параллельно идет активный процесс эмиграции, который на нынешнем этапе захватывает христиан, в первую очередь маронитов. Впрочем, большой поток эмиграции всегда был характерен для маленького Ливана с его крайне скудными природными и промышленными возможностями. Но в последние годы, по признанию самих представителей маронитской общины, к причинам эмиграции добавился еще и религиозный, точнее исламский, фактор.

В Ливане существуют несколько десятков исламских политических организаций, часто враждующих друг с другом. Наиболее влиятельную силу представляют сегодня ливанские шииты. Интересно, что "политический шиизм" имеет свои истоки не в Иране, как многие полагают, а в Ираке. Он начался с "обществ познания" (хаузат-аль уламийя), организованных покойным харизматическим шиитским аятоллой Мохаммадом Бакиром ас-Садром в священном городе Наджафе.

В новейшей истории шиитов Ливана знаковой фигурой стал также аятолла иранского происхождения Муса ас-Садр, прибывший в страну в 1959 году и заслуживший неподдельную любовь своих ливанских единоверцев. Он стал в середине 1970-х годов вдохновителем и организатором первого ливанского общественно-политического движения "Амаль", насчитывающего около 15 тыс. членов и имеющего около десятка мест в национальном парламенте. "Амаль" стремится к созданию шариатского государства политическими средствами в союзе со всеми мусульманами, как суннитами, так и шиитами. Нынешний лидер "Амаль" Набих Берри является председателем парламента страны.

Но в сегодняшнем Ливане по-настоящему влиятельной является не "Амаль", а открыто проиранская "Хезболлах" (партия Аллаха), насчитывающая около 15 тыс. членов и более 5 тыс. вооруженных бойцов. Именно к "Хезболлах" перешел после вывода отсюда израильских войск в 2000 году полный контроль над югом Ливана, бейрутское правительство здесь не властно.

После 1984 года Иран на 90% финансировал социальные и хозяйственные проекты "Хезболлах", а представители корпуса стражей исламской революции и иранских спецслужб на месте курируют силовые структуры "партии Аллаха". Помимо военных и политических структур, "Хезболлах" обладает тремя больницами, семнадцатью медицинскими центрами, а также сетью коммерческих структур, включающей супермаркеты, бензозаправочные станции и строительные компании. "Хезболлах" пытается представить себя общенациональной организацией и призывает в свои ряды мусульман-суннитов и даже христиан, однако пока подобные призывы остаются без ответа.

Более того, в 1985-1989 гг. на юге Ливана произошли вооруженные столкновения между представителями "Амаль" и "Хезболлах". А ныне "амалевцы" утверждают, что подлинной целью "Хезболлах" является вовсе не охрана приграничных с Израилем территорий, а укрепление собственного политического влияния. Кстати, в последние пять лет финансирование этой организации из Тегерана сильно сократилось. И "Хезболлах" все более пытается адаптироваться к ливанским реалиям. Представители партии уже не акцентируют внимание на необходимости единоличного политического правления по хомейнистскому образцу.

Сегодня суннитские религиозно-политические организации не оказывают столь серьезное влияние на события, как шиитские. Из них наиболее заметной можно назвать "Исламское общество" (аль-Джамаат аль-Исламийя), возникшее в 1960-х годах и насчитывающее около 5 тыс. членов. По идеологии оно близко к небезызвестным "Братьям-мусульманам".

Сегодня уже менее вероятным представляется жестокий и затяжной конфликт между общинами внутри страны. Но существует другая, может быть, даже и более серьезная опасность: страна может оказаться втянутой в водоворот арабо-израильского конфликта, который в случае его эскалации, очевидно, приобретет межрелигиозную окраску.

Валерий Емельянов

26 мая 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования