Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НЕЗАВИСИМОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ": Из КПСС - в террористы-смертники. Почти половина "шахидов" - это молодые люди-интеллектуалы


В толпе людей он замыкает контакты своего "шахидского" пояса или направляет начиненный взрывчаткой автомобиль в здание... От него, смертника, часто не остается ничего, а многих других он превращает в то, что потом сотрудники спецслужб и медики называют "фрагментами человеческих тел". Сам он нередко исчезает из жизни с улыбкой на лице, остальных же его деяние повергает в шок и трепет. Что подвигает его, террориста-самоубийцу, на подобного рода действо?

В этом сегодня пытаются разобраться спецслужбы и правоохранительные органы разных стран, ибо очевидно, что проблема противодействия индивидуальному террору становится все более и более актуальной.

ДВЕ ИПОСТАСИ СМЕРТНИКА

Почему же террорист-смертник идет на это? Тут как бы две ипостаси. С одной стороны, метод проведения терактов с участием смертников рассматривается рядом экстремистских организаций (в основном лишь прикрывающиеся исламской идеологией) как один из наиболее эффективных инструментов достижения поставленных целей. С другой, эта практика имеет глубокие корни в истории зарождения и развития исламской цивилизации. Поэтому важно разобраться в психологическом и философском аспектах совершения террористических акций как одной из сфер человеческой деятельности.

В свою очередь, террористическая акция как вид "деятельности" человека имеет два аспекта - рациональный и иррациональный.

Рациональность террора заключается в том, что с помощью насильственного действия, выходящего за рамки социальных норм, достигается конкретная политическая или социальная цель: освобождение других террористов, признание некоторых политических свобод или решение этнических проблем, подрыв социальной и политической стабильности в обществе и т.д. Однако система, то есть государство, общество через некоторое время, как правило, исправляет негативные последствия действий террористов и постепенно сводит на нет достигнутые ими преимущества.

Второй аспект террора - иррациональный, заключается в самой драме, переживаемой террористом-смертником при совершении теракта. И здесь нагляднее всего обратиться к конкретным примерам. Скажем, наших доморощенных "шахидок" нередко называют "черными вдовами", подразумевая под этим, что та или иная женщина пошла на самоубийственный теракт "из-за мести русским", которые убили ее мужа, брата, разорили дом, семью. Хотя в целом ряде случаев это оказывается не совсем так или даже совсем не так. В ходе недавнего суда над несостоявшейся террористкой-смертницей Заремой Мужахоевой (она не успела привести в действие взрывное устройство и была задержана) общественности стал известен предсмертный дневник другой шахидки, 19-летней Зулихан Элихаджиевой, подорвавшей себя 5 июля 2003 г. вместе с другой смертницей, Зинаидой Алиевой, на рок-фестивале в Тушино. Так вот, из записок очевидно, что она шла на смерть отнюдь не по политическим мотивам и не чтобы отомстить за потерянный кров, а скорее из-за несчастной любви к своему сводному брату Данилхану (в дневнике она называет его Жага), за что была проклята отцом. "У меня нету кроме тебя никого на этом белом свете и поэтому я пошла стать шахидом на пути Аллаха, - по-русски писала смертница (орфография документа сохранена). - …Я по своей воли пошла на это, никто меня не заставил". И тут же призывает брата не уходить "в лес" (то есть в банду), "ты проста возьми поес и стань шахидом на пути Аллаха и мы будем вместе. Не живи на земле, Жага. Ты быстро приходи ко мне". Драма, как можно убедиться из этих строк, налицо.

А вот драма несостоявшейся и осужденной "шахидки" Мужахоевой. В 2000 г. она вышла замуж и родила дочь. Муж вскоре погиб в автокатастрофе, и его родители забрали ребенка к себе. Все протесты Заремы были проигнорированы. Тогда она выкрала украшения из дома ее деда и бабушки (родители Заремы умерли), тайно забрала к себе дочь и попыталась с ней скрыться в России. Но родные мужа нашли беглянку и вернули ребенка. После этого Мужахоева (в то время ей было 22 года) впала в депрессию и решила умереть. Для чего и вступила в одну из ваххабитских группировок...

САМОУБИЙЦЫ С ДИПЛОМОМ

Опубликованные недавно в Израиле обобщенные данные исследований облика современных палестинских "шахидов", проведенных израильскими спецслужбами, в том числе и на основе материалов допросов захваченных в плен несостоявшихся смертников, дают представление о собирательном образе этих людей, хотя и далеко не полном. В частности, 47% самоубийц имеют высшее образование, полученное, как правило, в одном из исламских образовательных учреждений; 83% не женаты и живут одни; 64% находятся в возрасте от 18 до 27 лет; большинство долгое время были без работы или же вышли из многодетных бедных семей, проживавших в лагерях для беженцев; все смертники, как правило, фанатичные приверженцы ислама; и, наконец, все они имели жгучее желание отомстить за погибших от рук израильтян друзей или близких.

Жаль, что пока нет какого-то обобщенного научного анализа по российским смертникам из Чечни, однако, как нам удалось выяснить, такая работа в соответствующих службах ведется.

Анализ же имеющихся зарубежных материалов показывает, что в последнее время все чаще подрывают себя молодые люди из весьма обеспеченных семей. Смертники зачастую не обладают признаками социальной обездоленности (отсутствие родителей, друзей, работы) и не выражают страха перед врагами, ощущения безнадежности из-за отсутствия шансов на карьеру или на социальное продвижение, что соответствовало бы экономическим теориям преступного поведения.

ТЕРРОР ПОРОЖДАЕТ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Некоторые эксперты считают, что натиск глобализации - расширения и увеличения протяженности и интенсивности экономических, культурных и финансовых связей во всем мире - порождает массовую реакцию отторжения. Ибо там, где мы видим государство с современной экономикой, свободой, равенством, терпимостью и процветанием, террорист видит безбожие, разврат, плутократию, пьянство, взяточничество, беззаконие, непреодолимый контраст роскоши и нищеты, отвратительное его сознанию "порно", бесконечные привилегии и прочие пороки современной цивилизации. ("Я не хотела жить в этом грязном свете и пойти в ад. Я этого боялась страшно. И тащить тебя с собой. Мы друг друга толкали в ад и поэтому мы пойдем в рай", - писала та же Зулихан Элихаджиева своему возлюбленному сводному брату в уже цитировавшемся предсмертном письме.)

Будущий смертник искренне ненавидит общество потребления, и не потому, что ему не доступны его блага. "Продажность" цивилизованного мира - вот главный его порок, который потенциальные смертники ненавидят больше всего.

По мнению экспертов, индивидуальный террор основывается на довольно разумной и обоснованной логике мышления. Перед лицом возможной и неизбежной смерти сам террорист, с одной стороны, вызывает на себя гигантскую карательную мощь системы, с другой - получает мимолетное, но крайне острое осознание абсолютного господства над судьбой "приговоренных" им людей. Общая же схема мотивации индивидуального террора такова: человек постепенно или внезапно приходит к выводу, что внешний мир, в котором он живет - общество и окружающие люди, представляют собой удушающую массу, подавляющую и фактически отрицающую его внутреннее бытие, его "я". В результате он начинает воспринимать внешний мир как абсолютное зло. Осознанно принимая решение умереть, террорист тем самым создает для себя возможность одерживать эффективную победу своего "я" над внешними силами. Здесь-то он и способен прибегнуть к террору, который рассматривает, конечно же, как ритуал... "Зря я поверила вам, русским! - дико кричала в зале суда несостоявшаяся смертница Зарема Мужахаева, услышав приговор: 20 лет тюрьмы. - Не случайно в Чечне вас все ненавидят! Я еще вернусь и взорву вас всех!" Конечно, это было срыв, но, видимо, и "шахидство" уже глубоко засело в ней.

СПЕЦСЛУЖБАМ НЕ ЛЕГЧЕ

Исследование терроризма и его философских предпосылок показывает, что в данном явлении проявляется экстремальный конфликт прошлого с настоящим. Если мир, в котором человек привык жить, рушится или становится неудобным, а к новому он никак не может приспособиться, то он легко становится добычей террористов, которые "точно знают" кто враг, а кто друг. При этом нельзя исключать (можно даже почти быть уверенным), что сами их руководители преследуют зачастую ничтожные или корыстные цели.

В этом смысле очень показателен пример самого "результативного" чеченского террориста-смертника - 42-летнего Гелани Тумриева, который 27 декабря 2002 г. с помощью начиненного взрывчаткой грузовика взорвал Дом правительства Чечни: погиб 71 человек, 640 были ранены. При этом Тумриев, идя на акцию, посадил с собой в кабину автомобиля свою 14-летнюю дочь Алину, которую семью годами раньше похитил у своей бывшей жены - матери девочки, жившей в Ярославской области. В советское время Тумриев вел обыкновенную, мало чем отличающуюся от большинства граждан жизнь советского человека: отслужил в стройбате в Подмосковье, с отличием закончил зооинженерный факультет Московской сельхозакадемии, работал зоотехником, вступил в КПСС и выбился даже в председатели колхоза. Дважды был женат, имел сына и дочь от разных женщин... Кстати, также похищенный у матери из той же Ярославской области вместе с дочерью 17-летний сын-подросток погиб в Чечне в одном из боев с федеральными войсками.

Сегодня, с учетом анализа происходящего, ряд философов считают, что терроризм является отчаянной попыткой утверждения отвергнутых современностью традиционных ценностей, как на доктринальном, так и на психологическом, "духовном" уровне, и человечество откажется от него только тогда, когда перестанет быть человечеством. Спецслужбам от этого, понятно, не легче. Когда смертник готовится к теракту или тем более уже идет на него, "разводить по этому поводу антимонии просто некогда" (слова одного из собеседников авторов из ФСБ), тут надо действовать соответствующим образом. "Мы террористов уничтожаем" - слова президента Владимира Путина (и не только его). Смысл же "философии" борьбы с "шахидами" состоит в том, что каждый из них должен видеть бессмысленность приносимой им жертвы.

Игорь Плугатарев, Евгений Ягодка

16 апреля 2004 г.

Авторы благодарят сотрудников Антитеррористического центра СНГ за некоторые консультации при подготовке данного материала.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования