Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"СЕДЬМАЯ СТОЛИЦА": Правда отца Амвросия


Религиозные ростовчане, регулярно смотрящие православную программу "Путь" на канале "Дон-ТР", должны хорошо помнить молодого священника Амвросия Винника, который стоял у истоков этой передачи и был одно время её ведущим. К сожалению, пару лет назад лицо отца Амвросия перестало появляться на донских телеэкранах. Поговаривали, что он покинул не только телевидение, но и наш город, да и Россию вообще, при довольно загадочных обстоятельствах. И хотя издревле повелось так, что пастухи должны разыскивать заблудших овец, а не осиротевшие овцы — гоняться за потерянными пастырями, мы всё-таки попытались выяснить судьбу нашего телепроповедника и даже встретились с ним.

Встреча состоялась в Москве, где теперь проживает наш герой и, честно говоря, в первые секунды я не смог его узнать. С батюшкой произошла разительная перемена: вместо рясы и креста на нём гражданский костюм с галстуком, вместо бороды лицо покрывает тщательно подстриженная, модная щетинка. Скорее похож он теперь на лютеранского пастора, нежели на православного священника. Как выяснилось из нашей беседы, отец Амвросий после отъезда из нашего города "вышел за штат". Некоторым образом это состояние можно сравнить с положением военного в отставке, но есть и отличия. Впрочем, обо всём по порядку.

7С:— Отец Амвросий, расскажите о себе, почему вы выбрали путь религиозного служения, а теперь, судя по внешнему виду, отказались от него?

— Было бы большой ошибкой придавать излишнее значение внешнему виду. Главная трагедия старообрядчества и состоит в том, что его представители в соблюдении внешнего видят залог сохранения внутреннего, благодаря этому заблуждению староверы превратились в сектантов. Я священник, находящийся за штатом, и монах, живущий в миру. Были, конечно, времена, когда монахи были обязаны жить только за стеной обители, их даже насильственно водворяли туда, но всё это уже история.

А вот ответить на вопрос о выборе пути я не смогу. Есть справедливые слова Христа: "Не вы меня выбираете, но я вас". Призвание стало для меня довольно неожиданным, я вырос в верующей, но не церковной семье, члены которой не посещали храм, хотя, конечно, праздновали Пасху и Рождество, как все люди. Потом я достаточно случайно познакомился с ребятами, которые учились в семинарии, и в итоге стал посещать церковь. Я многого не понимал в религии, но ощутил, что эта атмосфера мне близка, что мне очень нравится происходящее там. А вообще я с детства хотел стать врачом и поступил в медицинский институт. Но, доучившись до третьего курса, я понял, что занимаюсь не тем, чем нужно, и поступил в семинарию. Через некоторое время произошло рукоположение сначала в сан дьякона, затем в сан пресвитера. К тому времени я был женат, но, к сожалению, супружеская жизнь не сложилась, и мы расстались.

7С:— Священники имеют право на развод?

— Имеют, но им нельзя жениться во второй раз. Поэтому второй ступенью стал для меня обет безбрачия, принятый отчасти по причине невозможности нового брака. Затем я служил в нескольких приходах Ростовской епархии, В Азове, Новочеркасске, и последним местом моего служения стал Ростов, маленький Александринский храм на Каяни, где я прослужил 2,5 года. При этом я занимался миссионерским служением, вёл передачи на телевидении, преподавал нравственное богословие в Ростовском духовном училище. В общей сложности 9 лет составил срок моего служения в Ростовской епархии.

7С:— А почему переходили из прихода в приход?

— Это обычная практика, то, что у меня было четыре прихода за девять лет — это хороший показатель. Обычно священники чаще меняют место работы, хотя иногда могут задержаться надолго и в одном приходе. Многое здесь зависит от желания правящего епископа видеть тебя там, где ты больше нужен, или от конфликтных ситуаций, которые иногда возникают у священника с администрацией храма, или даже с прихожанами.

7С:— Конфликт с администрацией — это вполне понятно, но какие разногласия могут с прихожанами возникнуть?

— Представьте, что в какой-то церкви служит пожилой священник старой советской формации. Тогда священникам запрещали проповедовать, крестить детей. Служение заключалось в том, что он приезжал в воскресенье, служил литургию, после чего закрывал храм и уезжал. Ситуация поменялась, сейчас уже храм должен быть открыт ежедневно, в нём должны вестись занятия с детьми и молодёжью, при нём должны открываться различные кружки, курсы, вплоть до авторемонтных мастерских. То есть необходимо привлекать молодых людей к религии, не облекая их при этом в монашескую одежду. Но пожилой человек не может приспособиться к новым веяниям. На старом насиженном месте у него складывается узкий круг прихожан, в основном бабушек, которые держатся за него, захватывают власть, места по продаже свечей, начинают считать этот храм своей вотчиной. И если в такой приход направляют молодого батюшку, который пытается что-то поменять, то это всегда чревато конфликтом. Я тоже сталкивался с подобной ситуацией, как раз в Александринском храме. Меня направили туда вдвоём с другим молодым священником, а до нас там служил старый священник отец Георгий, удивительный, всеми любимый человек. Естественно, что местные старушки встретили нас очень враждебно, решили, что мы орудие какой-то интриги. Хотя все понимали, что мы пришли туда по назначению, а не по своей воле. Прихожане ведь отнюдь не ангелы, они очень разные, и реакция на всё новое у них, как правило, негативная. Очень трудно бывает объяснить, что ты не собираешься устраивать революцию и навязывать им новую жизнь.

7С:— Возникшее непонимание и послужило причиной вашего отъезда из Ростова?

— Ростов я покинул по нежеланию и невозможности оправдываться. У меня есть близкий человек, практически брат, его мама была моей крёстной, выкормила меня. И вот женился мой брат на даме, которая была старше его на 12 лет, и переехал к ней в глухую алтайскую деревушку. В общем нормально, когда молодые люди тянутся к опытным женщинам, но проблема в том, что через некоторое время жена начинает стареть, разница в возрасте становится катастрофической. Брат запил, начал писать мне письма совершенно страшные, где говорил о близости к самоубийству. Мне нужно было или посоветовать ему оставить эту женщину, пусть даже с ребёнком на руках, или оставить его на гибель. И я сделал выбор, в конечном итоге стоивший мне места в моём приходе. Написал ему, чтобы он приезжал, о том, что мы его бесконечно любим. Ну, эта женщина истолковала мои слова о любви весьма своеобразно. Она приехала по его следам, пришла ко мне, пришла к Владыке Пантелеимону и заявила, размахивая письмом, о нашей гомосексуальной связи. Пригрозила: в случае, если ей не вернут мужа, отнести это письмо в "Московский комсомолец", в "Вечёрку", и вообще устроить скандал. Вы понимаете, что когда эта грязь выходит на поверхность, люди не хотят разбираться, где правда, где ложь, и начинают смаковать скандальные подробности, а газеты раздувают сенсацию.

Наш Владыка — благородный и умный человек, который прекрасно всё понимал, но я не захотел его подставлять и написал заявление с просьбой вывести меня за штат.

7С:— Так просто современного священника выбить из седла?

— Репутация — драгоценная вещь, а монахи бывают крайне уязвимы в этом отношении, ведь многие не могут поверить, что живой человек способен соблюдать обет безбрачия, думают, что свято место пусто не бывает, а раз рядом нет женщин, то должна быть им вот такая замена. Поэтому обвинение в содомии является одним из главных козырей в борьбе против церковных деятелей. Возьмите хотя бы скандально известную историю Екатеринбургского епископа Никона, которого противники обвиняли в том, что он совращал юных послушников. А на самом деле всё началось с того, что Никон попытался прекратить прокручивание средств за реализованные алмазы, которые поступали на счета двух монастырей в его епархии. Настоятели этих монастырей и инициировали скандал. Мне это доподлинно известно, потому, что я был переводчиком у бизнесменов, реализующих алмазы на тель-авивской валютной бирже.

Обыватели не понимают того, что все священнослужители — верующие люди, атеистов среди них нет, можете мне поверить. А для верующего человека содомия является одним из смертных грехов. Апостол Павел однозначно говорит, что прелюбодеи и мужеложники не наследуют Царствия Небесного. И хотя в последнее время появляются спекуляции о том, что если Бог есть любовь, то и гомосексуализм тоже является некой разновидностью любви, православие относится к ним очень жёстко. Этого не может быть потому, что этого не может быть никогда. Но репутация Церкви важнее репутации отдельного её члена, и потому в подобных случаях "виновнику" скандала лучше уйти. Нет человека — нет проблемы. А эта дама потом ещё долго преследовала меня, ездила за мной в Москву, пыталась судиться. Это просто катастрофа была. Но в результате всё закончилось благополучно, молодой человек стал жить своей жизнью, она своей, там, у себя, в алтайской деревеньке. А я, поработав некоторое время в Германии переводчиком, поскольку хорошо знаю немецкий, новогреческий и иврит, переехал в Москву. Теперь перевожу научные тексты для представительства известной американской фирмы, и как внештатный священник по воскресеньям отправляю службы в одном из московских храмов.

7С:— Ваше нынешнее положение вас устраивает или вы предполагаете вернуться в церковный штат?

— По складу своему я не монастырский человек, вся моя священническая деятельность была связана с образованием и миссионерством, подразумевала общение со светскими людьми. При этом я не скажу, что моё служение легче жизни в монастыре, это тоже тяжёлый труд, но у каждого он свой. Пока у меня так, а завтра может быть по-другому, возможно, через год я отращу длинные волосы и бороду до пояса, а может быть, никогда, возможно, завтра одену духовные одежды и буду везде появляться только в них, а может быть, никогда. Я не знаю.

7С:— Но не странно ли православному человеку рассуждать подобным образом — может быть, поступлю так, а может быть, эдак, а если вам завтра зарезать кого-нибудь захочется, тоже может быть?

— Вы знаете, я молюсь о том, чтобы Бог не лишил меня разума, но допустит ли он это или нет, я не знаю. Честно говоря, здесь уже отчасти начинается казуистика, потому что есть вещи, непонятные нашему разуму. С одной стороны, ты вроде бы свободно выбираешь путь, а с другой стороны, можешь незаметно для себя впасть в состояние прелестное, когда тебе будет казаться, что всё хорошо, а на самом деле всё уже давно очень плохо. Тебя может привести к рубежу, за которым начинается помутнение рассудка, причём не столько физическое, сколько духовное, когда ты уже не можешь контролировать свои действия. На этот случай обязательно нужен духовный наставник, который тебя вовремя остановит и определит, что ты идёшь не в ту сторону. Так же правильность пути можно определить по плодам, которые приносит твоя деятельность. Бывает так, что намерения у человека самые добрые, а вокруг себя он сеет несчастья. Учитывая вышесказанное, я никогда не говорю своей пастве: делайте, как я. Я говорю: идите со мной и учитесь на моих ошибках. И поэтому я не могу с уверенностью сказать, что со мной не может случиться то, о чём вы спросили. Если бы я ответил по-другому, это было бы неправдой.

Григорий Молохов

"7C.RU", 2 апреля


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования