Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВАЯ ГАЗЕТА": Cоловецкие иконы навсегда уедут из России?


Совладелец СУАЛа и ТНК-ВР Виктор Вексельберг выкупил коллекцию изделий Фаберже (200 предметов). Самая знаменитая ее часть — 9 пасхальных яиц для императорской фамилии. А в это время...

Параллельно с умилительной историей с яйцами развивался совсем другой сюжет — о том, как Россия навсегда лишается семи икон из поистине бесценного иконостаса Спасо-Преображенского собора Соловецкого монастыря, датируемых 1570 г.

История иконостаса трагична, как трагична и сама история России. При патриархе Никоне соловецкие монахи ушли в раскол, и большинство из них погибли после семилетней осады обители. Однако часть монахов смогла бежать с островов на Урал и забрать с собой иконы. Потом следы иконостаса теряются. Снова он обнаружился в конце 1960-х годов в Прибалтике.

Шесть из тринадцати икон погибли, но некий частный коллекционер купил оставшиеся семь досок и после распада СССР вывез их на Запад. В 2001 году иконы были выставлены на аукционе в Голландии.

Живущий там бизнесмен Константин Макаренко уговорил владельца повременить с продажей и попытался выкупить реликвию для возвращения ее в Россию. Макаренко известил о существовании иконостаса патриарха Алексия II и заручился его поддержкой. Но именно РПЦ тут ничего сделать не может: иконы не принадлежат ей уже больше 300 лет. С сугубо юридической точки зрения, это собственность старообрядцев.

Нынешний анонимный владелец икон, по его собственным словам, искренне желал бы, чтобы святыня вернулась на Соловки. В течение двух последних лет он тщетно ждал, что российские бизнесмены изыщут средства, нужные для приобретения икон. Сейчас иконы соловецкого иконостаса оцениваются в 1,7 млн евро. Это стартовая цена, по которой иконостас будет выставлен в мае на аукцион Сотбис в Лондоне и, похоже, будет уже навсегда потерян для России.

Попытаемся взвесить на мысленных весах ценность коллекции Фаберже и сохранившуюся часть соловецких икон. Совершенно очевидно, что как национальную реликвию иконы из Соловецкого монастыря невозможно даже сравнить с пасхальными яйцами. Слишком много в нашей истории связано с северным архипелагом. На нем сфокусировалась трагическая величественность российской истории последних четырехсот лет: раскол, петровские реформы, превращение Соловков в лагерь, распад СССР… Все переплелось в судьбе иконостаса.

Для национального российского самосознания иконы Спасо-Преображенского собора Соловецкого монастыря без преувеличения имеют то же значение, что Владимирские соборы или "Слово о полку Игореве". Нравственную силу древних темных досок переоценить невозможно. И вот они уходят — и кажется, уже навсегда.

Почему же никто из олигархов не заинтересовался их судьбой? Ответ прост: в денежном выражении ценность икон не идет ни в какое сравнение с яйцами Фаберже, сверкающими камнями и драгметаллами. Нет сейчас ни Третьяковых, ни энциклопедически образованных Морозовых и Мамонтовых, а потому блеск брильянтов застилает глаза современному русскому бизнесу, не способному разглядеть духовной ценности древних икон.

Но дело не только в этом: несопоставима "пиароемкость" икон и яиц. Как средство саморекламы предметы общей стоимостью в 100—150 млн долларов конечно же гораздо ценнее, чем какие-то старые темные доски ценой в 1,7 млн евро. Еще больше понимаешь пиаровскую ценность яиц в контексте того конфликта, что разгорелся в современной российской политике: противостояния Российского государства с олигархами.

Купивший яйца Фаберже Виктор Вексельберг владеет целой империей, вполне сопоставимой по экономической мощи и влиянию с империей Ходорковского. На г-на Вексельберга работают и алюминиевые заводы, и нефтяные компании, порты в Приморье и Петербурге, локомотивные заводы… Владелец заводов, газет, пароходов — иначе говоря, олигарх.

Арест Ходорковского олигархов напугал. Еще больше напугало их то, что дело "ЮКОСа" показало: срок давности не действует. Рано или поздно придется расплачиваться за грехи. Больше того — отовсюду раздаются голоса, требующие наконец установить в бизнесе общечеловеческие нормы морали. И это очень серьезный сигнал: он означает, что олигархическую модель развития России отвергает не только государство, но и общество.

Олигархи бывают разные. Те, кто попроще, решили, что деньги могут все, и нарвались на неприятности. Теперь они ожидают визита аудиторов Счетной палаты. Те же, кто поумнее, все поняли и стали выказывать признаки лояльности. Среди них оказался и Виктор Вексельберг, явивший миру пример самого бескорыстного патриотизма.

Но уж очень настораживает совпадение во времени двух событий: закупки партии яиц и ссоры г-на Вексельберга с "Газпромом" (читай: с государством) по поводу Ковыктинского газового месторождения. Уж очень сильным было ликование по поводу покупки яиц в некоторых средствах массовой информации — слишком сильным для того, чтобы с порога, с гневом и возмущением отвергнуть предположение об опытном режиссере, стоявшем за радостными реляциями о покупке коллекции.

Выставка коллекции Фаберже откроется в музеях Кремля 18 мая. По иронии судьбы, возможно, именно в этот день состоится аукцион, после которого соловецкие иконы навсегда уйдут из России.

Олег Стрельников

"Новая газета",25.03.2004


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования