Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЭХО МОСКВЫ": Интервью с председателем Папского совета по содействию христианскому единству кардиналом Вальтером Каспером


 - Что нового внесла во взаимоотношения между Католической и Православной Церквами встреча, которая состоялась между Вашим Преосвященством и его Святейшеством, Патриархом Московским и Всея Руси?

- Новое - в самом факте этих переговоров, этой встречи. Потому что после долгого периода появилась возможность встретиться со Святейшим Патриархом, с митрополитом Кириллом и обменяться мнениями, изложить свои позиции о взаимоотношении Церквей. Я думаю, что здесь самое главное – прежде всего в самом факте встречи. И я надеюсь, что сама по себе эта встреча сможет продвинуть вперед взаимоотношения между двумя Церквями.

- Какие вопросы стали главными и наиболее острыми во время ваших переговоров?

- Прежде всего мы беседовали о тех упреках, которые выдвигает РПЦ по отношению к Церкви Католической: это прозелитизм, это проблема униатов. Мы заверили РПЦ в том, что прозелитизм ни в коем случае не является политикой Католической Церкви, это ни в коем случае не цель Католической Церкви. Могут быть отдельные случаи, которые вовсе не встраиваются в структуру взаимоотношения наших Церквей, мы воспринимаем РПЦ как Церковь-сестру, и если есть отдельные случаи – это может быть инициатива отдельных лиц,  а вовсе не всей Католической Церкви. И мы заверили, что эти соображения РПЦ могут быть рассеяны с помощью совместной комиссии, которая будет образована после наших встреч. Что же касается положения униатов на Западной Украине – здесь, конечно, был нанесен большой ущерб экуменическому диалогу, он был прерван в этом отношении, нам этого вовсе не хочется. Я думаю, что дальнейшая деятельность и конкретное разбирательство ситуации сможет помочь нам в том, чтобы установить новый диалог нового уровня. Но повторяю и подчеркиваю – в обоих случаях речь идет о конкретных проявлениях конкретной деятельности, которая должна быть рассмотрена в ходе заседаний комиссии, и это должен быть взаимный процесс, вполне открытый обмен мнениями по всем тяжелым вопросам. И сотрудничество в Европе -  еще, конечно, наше поле совместной деятельности. Я думаю, что здесь и в теоретическом, и в академическом плане нас ждут большие дела – обмен преподавателями, обмен теоретиками, теологический диалог сможет помочь нам преодолеть очень многие недопонимания, которые существуют в наших взаимоотношениях, сможет преодолеть споры, относящиеся в основном к прошедшим эпохам, и поставить нас на уровень серьезного сотрудничества и взаимоотношений, которые должны быть в экуменическом диалоге и создать атмосферу, которая поможет нам наладить как диалог, так и взаимодействие по всем важнейшим вопросам, которые ставит перед нами современность. Я думаю, что сближение Церквей будет успешным, если мы преодолеем недопонимание и наладим соответствующий диалог между Церквями.

- Обострение ситуации вызвало 3 года назад изменение административного деления России с точки зрения Католической Церкви. Сейчас ситуация стала менее острой или остаются большие проблемы?

- Да, действительно ситуация сложилась тогда очень тяжелая, когда была упразднена апостолическая администратура и когда Россия была разделена на епархии и архиепархии. Для Католической Церкви это была, конечно, формальная процедура, она по сути ничего не меняла и вовсе не означала того, в чем нас упрекали – т.е. желания экспансии, завоевания российской территории. Это изменение названий, это изменений формального деления, а вовсе не изменение политики по отношению к России, которая остается неизменной. Политика эта заключается в плодотворном взаимодействии с РПЦ и другими Церквами и конфессиями, которые существуют на территории России. И я думаю, что мы сможем это преодолеть, несмотря на те претензии, который выдвигала РПЦ и эти претензии не совсем понятны.

- Вы сейчас говорили о тех претензиях, которые предъявляет к Католической Церкви Православная Церковь. Но мы знаем, что за последние 2-3 года участились случаи преследования католических священников, которых не пускали на территорию России, не давали им отправлять свою службу. Сейчас как характеризовалась эта ситуация на ваших переговорах?

- РПЦ заверила нас, что она не принимала участия в этих случаях, в этих фактах преследования и что это была инициатива светских властей. РПЦ настоятельно заверила нас, что она не была вовлечена в эти скандалы.

- Как Вы рассматриваете реальность визита Папы Римского в Россию?

- Я надеюсь, что нынешняя встреча продвинула нас на пути возможного визита Святого Отца в Россию. Но необходимо прежде всего, чтобы были решены все проблемы, которые возникают между нашими двумя Церквями. Это позиция РПЦ и мы должны ее уважать. У нас была большая дискуссия, большая беседа  с нашими католическими епископами здесь накануне встречи с Патриархом, и мы как раз говорили, что необходимо, чтобы процесс был взаимным, чтобы мы нашли возможность найти баланс между евангелизацией, проповедничеством и экуменической деятельностью, чтобы мы образовали комиссии, чтобы мы образовали систему, которая помогла бы нашему диалогу, решению проблем, и тогда мы посмотрим, будет ли успешной эта деятельность, и тогда мы сможем посмотреть в будущее и сделать новые шаги к возможному визиту Папы Римского в Россию. И я еще раз хочу подчеркнуть, что необходимо расследовать те конкретные случаи, по которым существуют взаимные претензии.

- Многие в России, будь они католики или православные, или вовсе не христиане, беспокоятся о здоровье Святого Отца и следят за тем, как он себя чувствует. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Все могут видеть, насколько слаб телом Святой Отец, но он очень силен духом. И мы можем смотреть и видеть, что Папа Иоанн Павел II представляет собой олицетворение победы духовных сил над силами физическими. И он работает над очень многими проблемами, и проблема экуменизма, проблема диалога между Церквями, в частности между Католической Церковью и РПЦ – это представляет центр его интересов сейчас.

- В последнее время участились статьи, телевизионные передачи, радио передачи о скорой кончине Иоанна Павла II. Как сам Папа относится к этим новостям, рассуждениями и порой спекуляциям?

- Папа – высокодуховный человек, и он не обращает внимания на то, что пишут и говорят. Он иногда отшучивается, но самое главное - он ощущает свою миссию. И сколько Господь даст  для исполнения этой миссии на земле – столько Папа и будет проводить в молитвах о человечестве, в размышлениях о будущем человечества, и он занимается, конечно. Не только политикой, не только земными вещами, и поэтому, конечно, те спекуляции, которые появляются и в печати, и в анализе нынешней ситуации – Папа не совсем обращает на них внимание. И все видят, насколько харизматичная фигура Иоанн Павел II, даже те, кто не разделяет его взглядов. Видят, что это человек от Бога, человек близкий Богу, человек, который молится и размышляет постоянно.

- Многие говорят, что в современном мире христианство – это устаревшая религия, устаревшая идеология. С другой стороны, некоторые говорят о новом крестовом походе против исламского мира в связи с участившимися террористическими актами. Каково ваше отношение к положению Церкви, Католической Церкви между этими двумя идеологическими полюсами?

- Ну вот смотрите. Если вы приедете в Латинскую Америку, если вы приедете в Африку – вы увидите не постаревшую Церковь, а помолодевшую. Многие молодые люди приходят в Церковь, многие приходят к вере в Бога и не считают это устаревшим - считают это для себя самым современным видением мира. И если рассмотреть альтернативу, о которой вы говорите, другой полюс, крестовый поход против ислама – Католическая Церковь категорически против такого столкновения цивилизаций, привнесения во вражду религиозного мотива. Католическая Церковь против конфронтации, она за диалог не только экуменический внутри христианства, но и межрелигиозный диалог. Мы считаем, что, конечно, есть экстремисты, есть исламские фундаменталисты, но есть множество и большинство мусульман – это те, кто стремятся к диалогу, к взаимопониманию, к взаимоуважению во всем нашем мире, и Святой Отец с тревогой смотрит на конфронтацию в мире  и стремится к диалогу, который ведет и будет вести Католическая Церковь во всем мире. И узнавание другой цивилизации приведет к пониманию и может быть – к диалогу и к дружбе, в данном случае с мусульманами. Есть, конечно, фанатики – повторю – но мы ориентируемся на основную массу верующих людей, которые близки по духовным своим устремлениям, с которыми возможен диалог, с которыми возможно взаимопонимание и установление справедливости в мире вместе с ними.

- В упрек Католической Церкви ставится очень часто ее современность, ее излишнее "осовременивание". Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Да, это то, что говорит и Папа. Нужно быть открытым, открытым ко всем проблемам современного мира, к его вызовам. Но самое главное – оставаться самими собой. Не нужно быть слишком современным. Этот излишний модернизм может повредить и вере, и Церкви. Потому что если раствориться  в том, что представляет собой современный мир, исчезнет духовная цель, исчезнет цель духовного совершенствования. Ведь в конце концов, не прелаты, не священники говорят от себя и ведут куда-то человечество. Они только свидетели того, что было сказано Христом, того, что говорится в Евангелии. Они свидетели, которые помогают лучше понять Божие слово, лучше понять то, что было духовного накоплено человечеством, было накоплено христианством. И только так, с помощью Евангелия можно быть убедительным и можно помогать духовному становлению современного мира.

- Как реагирует Католическая Церковь, когда в связи с последними делами, например, в США, наносится большой ущерб ее образу и ухудшается отношение к Католической Церкви?

- Да, конечно, Церковь всегда стремилась и стремится сделать все возможное, чтобы такое не происходило, чтобы эти случаи вообще не имели места. Но когда такое происходит, Церковь обязана... наверное, "устранять" - не совсем правильное слово... – делать так, чтобы эти священники, эти прелаты, которые наносили оскорбления семинаристам, молодым людям, больше не были священниками, как это происходило в США. Это абсолютно ясная и твердая позиция Церкви.

- И напоследок хотелось бы услышать несколько слов, обращенных к нашим слушателям, среди которых есть и православные, и католики, и другие христиане, есть и представители других религий, есть и вовсе неверующие люди.

- Я хотел бы сказать, что если человеческое существо не останется только существом земным,  а будет хоть в малой степени проникнуто и духовным содержанием, стремлением к возвышенному, когда не будет замыкаться в своем эгоизме, когда не будет замыкаться на себе, а будет открыто и Богу, и другим людям – тогда мы сможем добиться того, чтобы все мы жили в мире. А мир достигается только установлением справедливости, справедливости как высшей ценности и справедливости Господней. И если человек будет открыт таким образом, то мы в молитвах своих сможем достичь мира и внутри нас. И между нами.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования