Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГУДОК": Поезд в никуда. Икона от бесов и "мессия" в кабине электровоза


В 2 часа 58 минут 11 января 2004 года на линии Волховстрой – Тихвин грузовой поезд весом более 5 тысяч тонн, несмотря на запрещающий сигнал светофора, проследовал, взрезав стрелочный перевод, через станции Куколь, а затем Мыслино и Валя. Бесконтрольное движение продолжалось 47 минут. Поезд удалось остановить, только отключив напряжение в контактной сети на перегоне. Его вел машинист депо Волховстрой Эдуард Горчаков. "Гудок" об этом ЧП уже писал. Но мы решили еще раз вернуться к этой теме, поскольку случай беспрецедентный.

У известного режиссера Андрея Кончаловского есть приключенческий фильм "Поезд-беглец". Действие в нем разворачивается в мчащемся по заснеженным просторам Аляски поезде, угнанном бежавшими из тюрьмы заключенными, и в диспетчерской, где полиция и железнодорожники ломают голову над тем, как остановить его и спасти жизни людей.

Примерно такие же события происходили в ту памятную ночь на Волховстроевском отделении Октябрьской железной дороги. Только в отличие от киношных фантазий все происходило наяву, а локомотивом управлял машинист, вообразивший себя мессией, призванным "спасти своей смертью человечество от грехов". Впоследствии медицинское заключение определило это состояние более приземленно: острый бредовый психоз, возникший на фоне вялотекущей шизофрении.

Есть от чего прийти в ужас: сумасшедший машинист управляет поездом! Такого в истории железных дорог еще не было. С целью разобраться в случившемся наш корреспондент отправился в Волхов.

Локомотивное депо Волховстрой, где работал машинист Эдуард Горчаков, – одно из крупнейших на Октябрьской дороге. В штате предприятия свыше 1300 человек. В цехе эксплуатации работают более 700 машинистов и помощников. Совсем недавно это было рядовое предприятие. Но два года назад началась реконструкция, после завершения которой депо должно превратиться в настоящий локомотиворемонтный завод, так сказать, без отрыва от эксплуатации.

Уже построен новый цех, реконструкция ожидает и старые, возведенные в 20-х – 80-х годах прошлого века. Рядом растет административно-бытовой корпус, где должны разместиться комната психологической разгрузки и небольшой спортзал с бассейном. Напротив – отремонтированная столовая, которая не работает уже несколько лет.
– Я очень боюсь, – говорит Петр Яшков, и. о. начальника депо, – что главным результатом ЧП, кроме тотальных проверок, станет прекращение финансирования. В нашем бытовом корпусе уже вместо пяти этажей строится три. Депо может остаться "незавершенкой". Кстати, в новом, красивом цехе до сих пор нет ни одного туалета. На них денег не хватило. Так и бегают на улицу: "мальчики" направо, "девочки" налево...

А ведь, как заметил председатель райпрофсожа Юрий Большаков, душевное спокойствие локомотивных бригад тесно связано с условиями труда. Вот только что профсоюз сделал, чтобы их улучшить, я так и не узнал.

Сегодня старые цеха депо живут по принципу "зачем что-то делать, все равно завтра съезжаем". На семьсот машинистов три душевые кабинки, в которых не работают краны и вода течет рекой. В часы пик в такой душевой бригады ждут своей очереди в коридорчике, прикрывая срам мочалками. Столовой для большинства служат горячие трубы коллектора...
– Посмотрите, как мы живем, – сказал с горечью машинист-инструктор Алексей Акимов, – в раздевалке ни скамеек, ни стульев. Прачечная давно не работает. Из спецодежды в избытке только желтые жилеты...

Да, условия работы деповчан за последние несколько лет явно не улучшились. Развитие подходов к портам и изменение принципов эксплуатационной работы, может быть, и повысили показатели дороги, но с местной колокольни это видится по-другому. Если раньше бригады депо работали на двух тяговых плечах: на Бабаево да на Санкт-Петербург, то сегодня их девять. Впрочем, от работы машинисты не отказываются, удручает другое. Очень редко, в одном из десяти случаев, локомотивная бригада уезжает со станции сдачи локомотива маршрутом. Обычно они из Новгорода, Шушар или станции Фрезерная под Гатчиной, возвращаются на перекладных домой по 6 – 8 часов.
– Вспомните случай на станции Заборье, когда локомотивная бригада, находясь "в спячке", довела локомотив до столкновения, – горячится машинист-инструктор Сергей Чулков, – Проверка показала, что эта бригада имела сточасовые переработки, а машинист перед поездкой вместо отдыха копал картошку на огороде. Но без собственного огорода на наши заработки не прожить.

Что изменилось после этого? Да ничего. Переработки у бригад как были, так и остались. У того же машиниста Горчакова за предыдущий месяц тоже было более 100 часов сверхурочных.
– Комиссия обвинила руководство депо в том, что не следят за внутренним миром машинистов. А когда и как нам за ним следить? – невесело заметил машинист-инструктор Юрий Витаховский. – Одни бумажки, отчеты, доклады и инструкции пишем...

Виновные у нас всегда находятся. Наказали работавших в ту ночь дежурившего по депо всего вторую смену Александра Петрова и начальника резерва локомотивных бригад, одновременно исполнявшую обязанности нарядчика, Елену Одинокову-Петрову. Почему они не заметили ничего странного в поведении машиниста Горчакова? Начальник резерва – нарядчик работала вторую смену подряд, отпустив одного из своих подчиненных на свадьбу. Хотела как лучше...

А дежурный по депо ночью практически единственный начальник плюс ко всему еще и диспетчер, и телефонистка, и оператор компьютера, в АРМ которого должен забивать данные для передачи в диспетчерский центр. Естественно, Петров просто не успел освоиться в такой должности.
– В чем его можно упрекнуть, – сказал его коллега, – так это в том, что не проверил документы машиниста. К тому же он исправил время явки, но это, честно говоря, обычное дело. Ведь прогулом считается опоздание свыше четырех часов.
– Смотрите, – говорили мне, – разве в окошко нарядной видно что-нибудь, кроме лица человека? У Горчакова лицо всегда было нормальное. А галстук или трусы под курткой не разглядеть.

Выяснил я, что Горчаков прошел психофизиологическое обследование в октябре 2002 года и медицинскую комиссию – в мае 2003 года. "Умная" система предрейсовых медосмотров, которая отслеживает нездоровье, об опасности тоже не сигнализировала. Правда, вполне возможно, что фельдшер Шитова или кто-нибудь другой "забывали" ее включать, по привычке полагаясь на свои глаза и уши. Но Горчакова знали в депо как дисциплинированного машиниста, как талантливого футболиста и хоккеиста. Других сторон своей личности он коллегам не открывал, будучи по природе замкнутым и неразговорчивым человеком.

Эдуард Горчаков, 30 лет от роду, рано остался без родителей. Женился после армии, с женой Еленой прожил девять лет. Воспитывал двоих детей: приемную дочь Ольгу и сына Максима. Елена также работала в депо, но ушла по семейным обстоятельствам: малыш страдает сахарным диабетом, и за ним нужен постоянный присмотр.

Примерно за полтора года до описываемых событий внутренний мир Эдуарда, простой и понятный до этого, изменился. Два события перевернули его жизнь: Эдуард поверил в Бога и познакомился в парикмахерской с Настей Честновой. Некоторое время спустя он ушел из семьи к Насте. В свободное от работы время Горчаков играл в футбол и все чаще ходил на богослужения в церковь Иоанна Предтечи в Старой Ладоге.

Вскоре Анастасия забеременела и родила двойняшек, которых назвали Ефим и Софья. За месяц до родов она по настоянию Эдуарда крестилась в той же церкви. А через месяц после рождения детей они... расстались.
– Эдуард изменился на моих глазах, – говорит Настя. – Вообще-то он ничем не интересовался, кроме футбола, в быту был абсолютно беспомощный. На меня смотрел как на мать, которая должна накормить, одеть, ложку ко рту поднести...

После рождения детей Настя решила перебраться к матери, потому что любимый, по ее словам, совершенно не помогал ей. Вместо того чтобы пеленки постирать, говорил: "Бог поможет".

Жизнь в двухкомнатной квартире новой тещи Эдуард назвал "адом", и бывшие влюбленные расстались по обоюдному согласию.

Помыкавшись некоторое время один, Горчаков выпросил прощение у первой жены Елены и вернулся домой. Практически сразу после этого они обвенчались. Однако и Настю Эдуард не забыл. Он регулярно приезжал гулять с детьми, привозил деньги и особенно часто общался с Настиной бабушкой.

Люди православные, конечно, скажут: при чем здесь вера в Бога, если Горчаков жил не по-христиански: грешил против седьмой заповеди, то есть блудил. Вот здесь, как мне кажется, мы можем приблизиться к некоему истоку помрачения его рассудка, правда, не дерзая выражать истину в последней инстанции. "Мне отмщение и Аз воздам", – говорит Спаситель в Евангелии.

В кладовке квартиры, которую влюбленные снимали у родственников, хранилась большая икона Божией Матери. Эдуард случайно ее увидел и заинтересовался: откуда она у вас?
– Не знаю, – ответила Настя. – Может быть, бабушкина.

В кладовке, как оказалось, стоял список Черниговской-Гефсиманской иконы Божией Матери. Когда-то она хранилась в пещерной церкви Гефсиманского скита близ Троице-Сергиевой Лавры и слыла чудотворной. Икона эта якобы исцеляла от помрачения ума и облегчала муки одержимых бесами.

Эдуард обо всем рассказал настоятелю Свято-Иоанновской церкви игумену Варфоломею, который был его духовником.
– Икона эта церковная и должна находиться в церкви, – был ответ.

Эдуард по порыву уверовавшей души хотел, чтобы икону передали церкви бескорыстно. Но бабушка наотрез отказалась даром с нею расстаться. Почти полгода Эдуард вел с ней переговоры. В конце концов та назвала сумму: 2000 долларов. Деньги немаленькие. А церковь Иоанна Предтечи, закрытая в годы советской власти, восстанавливается силами настоятеля и общины с большим трудом.

Но отец Варфоломей согласился отдать деньги за икону. Более того, он торопил Эдуарда. И 10 января тот вместе со служкой Александром на собственной машине привез ее в церковь. Получив благословение священника, он, по словам последнего, уехал в подавленном состоянии готовиться к поездке. Как выразился батюшка, "в нем играли бесы".

Эдуард, вероятно, надеялся, что возвращение иконы в храм станет для него искуплением грехов. Снимет тяжесть с души. Но облегчения не наступило. Да и откуда ему быть? Разлад в душе: верил в Бога, а жил в грехе. Разлад в семейной жизни: между двух женщин заблудился, в результате страдают дети. Плюс ко всему перегрузки на работе – и физические, и психологические. Все это может выдержать только сильный человек. А Горчаков таким, увы, не был.

Алексей ЛЕБЕДЕВ, соб. корр. "Гудка".
Волхов – Санкт-Петербург.

"Гудок", 17 февраля 2004


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования