Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"FOCUS": Французские мусульмане отдают предпочтение радикалам и демагогам


Французское правительство намерено законодательно запретить ношение головных платков, крестов и ермолок в школах, — планы, пришедшиеся весьма кстати исламистским радикалам и демагогам.

Лаицизм — принцип разделения церкви и государства. Этот принцип считается во Франции одним из основополагающих со времен Великой французской революции 1789 года. Закон 1886 года недвусмысленно предписывает учителям государственных школ составлять учебные планы, строго придерживаясь лаицизма: к примеру, в учебниках истории не может быть написано: "Жанна д'Арк слышала голоса". Вместо этого формулировка предположительной богоизбранности Орлеанской Девы звучит следующим образом: "Жанна д'Арк полагала, что слышит голоса". Религиозным символам, согласно этому принципу, также не место в школьных аудиториях, однако закона, регулирующего в этом отношении форму одежды школьников, до сих пор не существовало. Таким образом, общий запрет головных платков для школьниц-мусульманок не соответствует юридическим нормам — именно так постановил Верховный суд Франции в 1989 и в 1994 годах. Судьи передали право решать, является ли ношение того или иного религиозного символа "демонстративным", и право запрета в каждом конкретном случае директорам школ. Эту законодательную прореху и решило залатать нынешнее консервативное правительтсво Франции.

Столь истового исполнения французского национального гимна жители парижской площади Республики (Place de la Republique) не слыхали уже давно. Около 10 тыс. замотанных в платки женщин слаженно пели боевые строфы "Марсельезы". А чтобы не было никаких сомнений в том, что большинство марширующих мусульманок являются гражданками Франции, они держали свои паспорта над головами. Впереди колонны демонстранток на грузовике, как народный трибун, двигался имам Мохаммед Латреш. "Мсье Ширак, не сошли ли вы с ума?" — кричал организатор демонстрации в микрофон. "Мы никогда, никогда не склонимся перед республиканской диктатурой!". Три миллиона мусульман, обладающих избирательным правом, — заявлял агитатор — не позволят унизить себя: "Мы должны устроить политический террор тем, кто нас оскорбил!".

План французского президента и его правительства в законодательном порядке запретить в государственных школах ношение "демонстративных религиозных символов и предметов одежды" вызвал по всей Франции, а также в других европейских странах и даже в арабском мире бурные массовые протесты. И хотя запрет этот направлен также и против еврейских ермолок и христианских крестов, большинству мусульман ясно, что именно имеется в данном случае в виду — головной платок. Споры о том, могут ли ученицы в платках появляться на уроках, не стихают во французских школах годами. До сих пор политики оставляли право решения за школами. Однако теперь созванная президентом Шираком комиссия по лаицизму разработала пакет документов, направленных на возможно более справедливое законодательное решение этой проблемы. 10 февраля Национальное собрание должно вынести свой вердикт по этому поводу.

Накал сопротивления, кажется, застал врасплох даже старого политического профессионала Ширака — в конце концов, проведенные предварительно опросы продемонстрировали серьезную поддержку подобного закона среди французского населения, также и среди мусульман. Протесты недвусмысленно показывают: споры по поводу головных платков — всего лишь внешняя сторона гораздо более фундаментального конфликта. Речь идет о вопросе, каким образом будет обустроено сосуществование 5 миллионов французских мусульман с остальными 55 миллионами французов. Следует ли согласиться с тем, что в определенные дни плавательные бассейны резервируются за мусульманками, имеют ли право школьники молиться в сторону Мекки посреди урока, а родители — запрещать дочерям ходить на физкультуру? Сколько ислама может выдержать республика? Или наоборот: возможна ли интеграция ислама в западную демократию? Комиссия по лаицизму предложила в будущем сделать соответственно один иудейский и один мусульманский праздник выходными днями, однако именно это предложение Ширак предпочел пропустить мимо ушей.

Прежде всего молодое поколение в семьях эмигрантов из стран Магриба чувствует себя отрезанным от общества. Молодые люди страдают от высокой безработицы, их шансы на получение образования весьма невысоки. Однако фронт сопротивления запрету на головные платки возглавляется новым поколением мусульманской интеллигенции. Эти демагоги в новехоньких костюмах не призывают более с высоты минаретов к битве культур — вместо этого они отправляются в полицию, чтобы зарегистрировать очередную демонстрацию. К примеру, страссбургский имам Латреш, чья радикальная Мусульманская партия на парламентских выборах до сих пор ни разу не набирала более 0,9%, смог вдруг мобилизовать тысячи манифестантов.

Влиятельной и солидной фигурой является также и Тарик Рамадан. Профессор исламистики и учитель философии одной из швейцарских гимназий без проблем собирает в предместьях Парижа тысячные аудитории и ежегодно продает 50 тыс. магнитофонных кассет со сборниками своих речей, в которых он льет бальзам на уязвленное эго французских мусульман, которые до сих пор принадлежат к беднейшим слоям населения Франции. Он извлекает из Корана универсальные ценности, давно потерянные в Европе. Он воодушевляет своих приверженцев: "Европа — это будущее Ислама!". И если одновременно Рамадан осуждает рыночную экономику — они сразу начинают чувствовать себя уже не столь бессильными. "Я ничего не должен Франции!" — заявляет он, и каждому слушателю становится ясно, что видение ислама Рамаданом распространяется далеко за пределы личной сферы.

Министр внутренних дел Николя Саркози забил тревогу. Он сообщил, что уже давно подавлял свои сомнения в угоду резонам правительства, и дистанцировался от законодательной инициативы Ширака. "Трансляции демонстраций по телевидению станут красной тряпкой для потенциальных избирателей Национального Фронта", — предположительно, заявил он своим сотрудникам приватно. "Все, чего мы достигли в борьбе против правых радикалов, может оказаться потерянным". Ходят слухи, что Саркози полагает возможным даже теракт. Сговорчивый министр внутренних дел постоянно пытался поддержать диалог с новыми исламскими вожаками. В "100 минутах", популярнейшем политическом ток-шоу страны, "демагог Рамадан" (выражение Саркози) вышел против "интеллигентного министра-демагога" (выражение Рамадана). Расчет Саркози оказался верен: его словесную дуэль против "мусульманского дьявола" (как характеризует швейцарца газета Figaro) наблюдало рекордное количество зрителей — 6 млн. человек.

Примитивных антисемитских лозунгов от Рамадана обычно не услыхать. Однако в условиях прямой трансляции вернейший толкователь слов Пророка допустил-таки ляпсус. Саркози назвал практикуемое в некоторых мусульманских странах избиение неверных жен камнями "безумием, которое мог изобрести лишь больной мозг", однако Рамадан отказался осудить этот архаичный вид казни. Самое большое, на что он пошел, — это требование "моратория" на подобные вещи. "Сегодня уже невозможно удовлетворить одновременно и мусульман, и европейских политиков", — так комментирует ситуацию французский социолог Хадийи Моссен-Финан. "Поэтому Рамадану пришлось лавировать и говорить двусмысленно". Самопровозглашенный "фундаменталист в хорошем смысле слова" имеет четырех детей от жены-француженки, перешедшей в ислам и носящей головной платок. Вербальные оговорки с ним случаются, однако связей его с террористическими организациями до сих пор не мог доказать никто. Только испанский судья и охотник за террористами Балтасар Гарсон отметил два контакта (в 1999 и в 2000 годах) с Ахмедом Брахимом, финансистом "Аль-Каиды".

Войну против головных платков поддерживают также и некоторые французские мусульмане. "В этой свободной стране девушки должны наконец понять, что платки составляют серьезную проблему для школ, подчиненных принципу лаицизма", — заявляет, к примеру, главный представитель умеренного ислама, Далиль Бубакер. Этот человек полностью интегрирован во французское общество, он является давним другом Жака Ширака и руководителем важнейшей мечети страны, Центральной мечети Парижа. Именно его министр внутренних дел назначил шефом недавно созданного Центрального совета французских мусульман. Однако умеренный в своих взглядах председатель оказался лицом к лицу с объединением, в котором большинство принадлежит радикальным группам.

Успех женских демонстраций позапрошлых выходных еще более подорвал позиции и без того подумывающего об отставке руководителья Центрального совета. Бубакер советовал не принимать участие в них: с правыми радикалами вроде Латреша он не желает иметь ничего общего. Однако многие члены совета игнорировали его призыв и из-за дебатов о головных платках Латреш получил, наконец, поддержку, которой ожидал долгое время. После парижской демонстрации, на которой урожденный алжирец гордо провозгласил себя "антисионистом" и сравнил Шарона с Гитлером, парижская прокуратура начала против него расследование по обвинению в разжигании национальной розни.

Бубакер все еще надеется, что молчаливое большинство французских мусульман все-таки поднимется против радикалов-погромщиков вроде Латреша и безответственных словоблудов, подобных Рамадану. Поднимется так, как сделала это молодая женщина, отобравшая на демонстрации у Латреша микрофон. "Я — правоверная мусульманка! — закричала она. — Снимите ваши платки, вы же красивы!".

Манфред Вебер-Ламбердье

Focus N5 / 26.01.2004

Перевод: Борис Немировский, ИА "Росбалт"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования