Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РУССКИЙ КУРЬЕР": Охота на ведьм. Виктор Матизен


В январе 2003 г. в центре имени Сахарова прошла выставка художников-концептуалистов "Осторожно, религия!", которая была разгромлена группой посетителей, заявивших, что она оскорбила их религиозные чувства. В конце 2003 г. было возбуждено уголовное дело, но не против погромщиков, а против художников и организаторов экспозиции.

Экспертизу выставки проводили кандидаты и доктора искусствоведения, истории и психологии Энеева Н. Т., Козлова Ю. А., Бекенева Н. Г., Цеханская К.В., Маркова Н.Е. и Абраменкова В.В. Им были заданы несколько вопросов, в том числе два главных: 1) выражают ли экспонаты унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо этнической, расовой, религиозной группы или отдельных ее представителей; 2) содержится ли в экспонатах информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных ее представителей. На оба вопроса все эксперты ответили утвердительно, причем Цеханская добавила, что "выставленные материалы не могут быть истолкованы иначе". Предлагаю убедиться в обратном.

1. Экспонат "Фото", или "Не сотвори себе кумира": лист фанеры, имитирующий оклад православной иконы "Спас на престоле", в котором отсутствуют лик, кисти рук и раскрытое Евангелие, а вместо них прорези. В состав экспоната входит фотоаппарат на треноге, повернутый объективом к изображению оклада, с надписью: "Фото. Недорого".

Мнение Марковой: "Святой оклад" приравнивается к обычному набору бульварно-курортной фотографии… Совершено святотатство, так как этот сакральный символ принадлежит исключительно Православной Церкви и верующим… Вовлеченные в действие посетители, получившие положительное подкрепление (смех, удовольствие)… обрекались на повторение и закрепление такого рода поведения.

Иное толкование: зрителю предлагается мысленно поставить себя на место Христа, чтобы почувствовать его ответственность, испугаться профанации сакрального и сакрализации профанного.

2. Рекламный плакат "Кока-колы", в композицию которого включен лик Иисуса Христа и надпись "Соса Соla. Thisismyblood".

Мнение Энеевой: "Экспонат инициирует побуждение к взаимно враждебным действиям, к развитию агрессивных, неуважительных, нетерпимых отношений на почве религиозных и атеистических убеждений".

Иное толкование: экспонат высмеивает профанацию христианской символики и библейских изречений в современной массовой культуре.

3. "Семь смертных грехов". Семь цветных фотографий, на которых изображена семья в обыденной жизни в течение суток. Грех чревоугодия представляет семейное застолье, грех праздности - смотрение телевизора, грех идолопоклонства - комната, завешанная фотографиями, плакатами кумиров. Грех смертоубийства представлен мальчиком с игрушечным оружием.

Мнение Абраменковой: "В сознании зрителей осуществляется психологический перенос данных негативных характеристик и пороков этой "семьи" на все российские семьи, на всех представителей этноса".

Иное толкование: экспонат высмеивает людей, которые твердят библейские заповеди, но не живут по ним. Экспонат характеризует одну семью, а уж перенесет зритель ее характеристики на все российские или американские семьи, зависит только от самого зрителя.

4. "Непротивление злу насилием" - три фотокопии с известного портрета Достоевского кисти Перова, к которым на одном портрете пририсованы крылья летучей мыши, на втором к рукам пририсован топор, на третьем Достоевский держит клетку с фигуркой Наполеона вместо птицы. Возле фотографий - клетка с бюстом Льва Толстого.

Мнение Энеевой: "Проведенный анализ… выявляет наличие негативной установки против русской религиозно-философской идеологии в целом и уничижительную характеристику крупнейшего представителя русской общественной мысли Ф.М. Достоевского. Как и всякое высказывание, содержащее клевету и уничижение, данная работа несет активно разрушительную психологическую энергию".

Иное толкование: экспонат в несколько наивной символической форме иллюстрирует основные направления философии Достоевского - идею Антихриста, внутреннюю полемику с идеей Толстого о непротивлении злу насилием и идею темной, ночной стороны человеческой души.

Заслушаем также кураторов и художников

"Основная идея выставки - предостережение церковному радикализму в обществе, так как церковь в настоящее время превращается в некое подобие штаба КПСС" (Саркисян).

"Главной идеей выставки была озабоченность художников оказанием официальной религией давления на общество" (Филиппов).

"Религия стала предметом исследования художников, обратившихся к идее Российской православной церкви, своим консерватизмом и нетерпимостью к другому провоцирующей критическое отношение со стороны художников" (Альчук).

Из заключений экспертов о выставке в целом

"Искусство… может напрямую служить преступным целям. Преступление по своей форме может носить характер искусства, в том числе изобразительного искусства… По способу выражения антирелигиозных идей выставка "Осторожно, религия!" абсолютно идентична тому, как если бы все эти 40 участников просто собрались в общественном месте и стали бы хором произносить нецензурные слова, оскорбляющие национально-религиозные святыни России (Цеханская).

Поразительное для искусствоведа заявление, почти идентичное тому, как если бы кто-то сказал, что "… твою мать" и "Должен признаться, что я когда-то любил вашу уважаемую матушку" суть идентичные выражения. "Организаторы выставки… стремились оскорбить национальные и религиозные чувства, тем самым способствовать разжиганию конфликтов на конфессиональной и национальной почве" (Козлова и Бекенева). "Это умышленные действия, направленные на возбуждение национальной и религиозной вражды, пропаганду неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной принадлежности, совершенные публично и с использованием СМИ" (Энеева). Изучив эти отзывы, следователь по особо важным делам прокуратуры ЦАО Москвы Цветков Ю.А., почти дословно повторив выражение Энеевой, предъявил обвинение официальному организатору экспозиции Юрию Самодурову.

Личный взгляд

Доктора и кандидаты искусствоведения не могут не знать, что произведение искусства имеет множество истолкований. Тем более, что кураторы выставляли только неоднозначные экспонаты. Каждому независимому искусствоведу очевидно, что "эксперты", дав однозначные, агрессивные и невежественные интерпретации экспонатов, отнеслись к поставленным вопросам с заведомой предвзятостью и недобросовестностью. Если научные сотрудники позволяют себе выражения вроде "липкой паутины постмодерна" (Маркова) - что это, как не вопиющая предвзятость? Чтобы хоть как-то наказать их, я призываю порядочных людей не подавать им руки, и предлагаю правозащитным организациям направить в иностранные посольства демократических стран письма с предупреждением, что эти люди приняли участие в судебном преследовании инакомыслящих - такое письмо может стать основанием для отказа в визе.

История вопроса

Тем, кто знает историю, "экспертиза" Энеевой-Козловой-Бекеневой-Цеханской-Марковой-Абраменковой напоминает речи "общественных" обвинителей - Зои Кедриной и Аркадия Васильева на процессе Даниэля и Синявского. Тогда писателей посадили за их произведения, и это подорвало репутацию страны в мире еще сильнее, чем газетная травля Пастернака. Сейчас позором покрыты имена литературных доносчиков. Позорно само участие искусствоведов в делах против художников и организаторов выставок, какими бы высокими словами это участие ни прикрывалось. Даже если констатировать, что экспонаты могут быть истолкованы как кощунство, из этого не следует, что они подстрекают зрителей к враждебным действиям по отношению к церкви или, напротив, к художникам. Если невежа и болван, прочтя язвительную пародию Сорокина на Достоевского или злейшую пародию самого Достоевского на любимого им Гоголя, сожжет магазин, где продаются сочинения Сорокина, Достоевского или Гоголя, то виноваты в этом не Сорокин и не Достоевский. Абраменкова к тому же еще и подменяет понятия, говоря о том, что эти выдуманные ею действия направлены "против русской нации", а экспонаты – "на психологическую реакцию со стороны представителей русского народа, побуждая их к активным действиям в свою защиту". Сама выставка была реакцией концептуалистов на давление церковного радикализма, отождествлять который с психологией "русского народа" просто дико. Что же до реакции так называемых "представителей", выразившейся в погроме, то она была вопиюще антихристианской.

Те, кто считает, будто выставка их оскорбила, имеют право ее ругать и пикетировать. Но когда УК, церковь или отдельные лица приравнивают действия с символами к действиям с людьми - это самое варварское язычество. И если судить за это, следует запретить Карла Маркса, который заявил, что религия - опиум народа, взять под стражу Мартина Скорсезе за "Последнее искушение Христа", посадить Виталия Манского, чей фильм "Тело Ленина" оскорбил верующих в Ленина коммунистов, и сжечь на костре Виктора Сухорукова, который дважды профанировал священный образ вождя в прелестных, то есть совратительных фильмах "Комедия строгого режима" и "Все мои Ленины". И, разумеется, запретить стеб как жанр, на что и уповает Маркова, указывая, что "при разрушении СССР десакрализация государственных советских символов осуществлялась так же, как теперь христианских". Другое дело, что к выставкам следует применять тот же подход, что к фильмам - нормативно ограничивать их аудиторию. И как Минздрав предупреждает насчет вредности курения, так и Минкульт должен предостерегать, что посещение некоторых экспозиций и рассматривание некоторых экспонатов вредно для религиозного самочувствия невежд. А если кто пришел, то художник не виноват.

Константин КЕДРОВ

Не крушите да не крушимы будете

Туго пришлось бы в сегодняшней России живописцу Илье Ефимовичу Репину, если бы выставил он свою картину "Крестный ход в Курской гу­бернии" в Центре им. Андрея Саха­рова. Мигом ворвались бы молодчи­ки и, говоря словами судебных экс­пертов Замоскворецкого суда Моск­вы, "сломали и заретушировали ору­дия преступления, совершившегося в Музее им. Сахарова под видом вы­ставки "Осторожно, религия!". Если верить такого рода "экспертам", то любая антиклерикальная картина станет "орудием преступления". А раз так, то ее можно заливать тушью или покрывать непристойными над­писями. Чего доброго, доморощен­ные искусствоведы-погромщики во­рвутся в Третьяковку да и испоганят картины передвижников.

А почему бы не вломиться в Госу­дарственную библиотеку и не устро­ить костер из "Двенадцати" Блока и других "богохульных" творений? А там, глядишь, и атеисты начнут с то­порами врываться в храмы и кру­шить иконы под предлогом, что эти изображения оскорбляют чувства атеистов. Так оно и было в 30-е годы. Неужели история ничему не научи­ла?

Лично я, как человек, верующий в Бога, далеко не уверен, что выставка в Музее Сахарова - шедевр изяще­ства и вкуса. Она груба, тенденциоз­на и пошловата. Но это уже дело по­сетителей и искусствоведов - судить о качестве выставки и ее экспонатов. Не нравится - не ходи! Или напиши гневную статью или фельетон. Когда же аргументом становятся погром­ные действия, то возникает естест­венный вопрос: а зачем вообще ор­тодоксально верующим людям посе­щать выставку "Осторожно, рели­гия!"? Да еще с аэрографами и топо­рами за пазухой.

Все дело в том, что религиозные чувства здесь ни при чем. Зато явно при чем "иранизация" всей страны - поощрение разновидности хомейнизма, только якобы с православным окрасом. В истории Руси таких пе­чальных эпизодов предостаточно. Вспомним хотя бы, как сторонники "древлего благочестия" ворвались в Кремлевский собор и стали крушить "неправильные" иконы прямо на гла­зах у царя. Так то XVII век, а сейчас на дворе XXI. Тем не менее страсть ло­мать и крушить "неправильные" кар­тины в России неистребима.

Не будем углубляться в юридиче­ские тонкости, подливать масла в огонь и разжигать страсти вокруг за­урядного хулиганства с элементами уголовщины. Хунвэйбины от православия, возможно, искренне заблуж­даются, чувствуя себя защитниками веры. За их действия будут отвечать перед Богом их духовные пастыри и подстрекатели, внушившие своей пастве кощунственную мысль, что музейный погром чуть ли не бого­угодное дело.

На самом деле никто бы и не уз­нал об этой выставке, если бы не во­рвались в музей воинствующие раскольниковы и не привлекли тем са­мым к ней внимание, которого, честно говоря, эта экспозиция вряд ли достойна.

Художников надо любить и прощать. Иначе засудим Есенина за "Господи, отелись", а Маяковского за "Крыластые прохвосты! Жмитесь в раю!". А Пушкина отправим в ссыл­ку за "Гавриилиаду", ведь там на­смешка над самим архангелом Гав­риилом, не говоря уже о других. К ху­дожникам надо прислушиваться, да­же когда они не правы. Бог наделил их обостренным чутьем на любые проявления фальши, лицемерия и религиозного ханжества. Сегодня они заполняют ту нишу, которую ко­гда-то заполняли блаженные и юро­дивые, публично обличавшие духов­но сытое духовенство, одуревшее от близости к царской власти.

Любить или не любить религию - это личное дело каждого. А вот кру­шить или не крушить музейную экс­позицию - это дело уже не личное, а уголовное. Похоже, что мнимые за­щитники православия просто пере­путали слова "крушить" и "сокру­шаться". И стали крушить там, где в лучшем случае следовало лишь со­крушаться.

Виктор Матизен

"Русский курьер", № 8, 2004. Стр. 10. (Предоставлено РОО "Правозащитная информация")


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования