Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"CAUCASUS TIMES": Война в Чечне - фактор радикализации мусульманской молодежи


За последние годы военно-политическая ситуация в Чечне претерпела значительные изменения. Неизменным осталось одно, в Чечне продолжают гибнуть как российские солдаты, так и мирные жители, в российских городах периодически прокатываются волны терактов, среди российской общественности растут антикавказские настроения и на фоне затяжной войны в других регионах Северного Кавказа, растет социальная напряженность, которая в определенных условиях может стать источникам новых конфликтов в регионе.

После распада СССР на фоне нового Российского государства появились новые формы административно-территориального образования разного ранга, именуемые субъектами Российской Федерации. Северный Кавказ охватило множество локальных конфликтов. Территориальные споры и претензии не только на уровне субъектов федерации (как в случае с Ингушетией и Северной Осетией), но и на уровне муниципальных образований, как правило, различающихся по этническому составу (как в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, Адыгеи). Межэтническая напряженность в регионе, с одной стороны, и общероссийский экономический кризис, с другой, ставили под сомнение стабильность во всем регионе. Самое примечательное, что в то время в Чечено-Ингушской республике не было даже предпосылок, каких либо внутренних противоречий.

Павла Грачева, первого министра обороны России после распада СССР, считают главным инициатором ввода войск в Чечню, виновником трагедии Чечни и позора российской армии. В интервью российской газете "Труд" 15 марта 2001 года Павел Грачев сообщил следующее: "Чечня начала добиваться свободы, независимости, генерал Дудаев входил в силу. Все боялись этих проблем, отодвигали их. Ельцин вообще все отдал сначала в руки Гайдару, а потом Черномырдину. А членов правительства больше всего тогда волновал вопрос: как успокоить и ублажить Дудаева? Он ведь показывал дурной пример для Кавказа, который мог стать заразительным".

Для российского руководства война в Чечне стала примером расправы с теми, кто намерен объявить суверенитет, а для глав субъектов - механизмом давления над теми, кто хочет жить лучше. Последнее подтверждает тот факт, что перед вводом войск в Чечню все без исключения главы северокавказских республик подписались под формальным обращением Ельцина о вооруженном вмешательстве во внутренний конфликт этой республики и сразу же принялись расправляться с инакомыслием на собственных территориях. Ужасы войны в Чечне, периодически отражающиеся в российских СМИ, помогли местным элитам утихомирить страсти в своих республиках, раздавить оппозицию, и тем самым закрепить за собой власть.

Однако девять лет затяжной войны в Чечне породило новые формы социально-политических противоречий, которые в определенных условиях могут перерасти в новые вооруженные конфликты на Юге России.

В республиках Северного Кавказа растет количество молодых людей, исповедующих самую радикальную форму ислама - "ваххабизм". Силам, которые заинтересованы в радикализации Кавказа, на фоне нищеты, безработицы, подавления национального самосознания и дискриминации, легче всего вербовать в свои ряды не нашедшую себе применения молодежь. В сельской местности, где процент безработицы в ряде случаев достигает 90 %, молодое население становится все более восприимчивым к идеям так называемого "чистого ислама ".

По официальным данным Госкомстата РФ, уровень безработицы по Северному Кавказу среди молодежи составляет в среднем 70 %, в сельской местности порой доходит и до 90 %. В полиэтничном регионе, каковым является Северный Кавказ, удельный вес попадает именно на сельское населения (в сельской местности проживает 44 % населения, а в некоторых республиках региона оно является доминирующим: Дагестан - 58 %, Ингушетия - 59%).

Кабардино-Балкария всегда считалась наиболее стабильной в политическом и социальном плане, но за годы военных действий в Чечне, даже здесь ситуация изменилась коренным образом. Вот что заявил в интервью СТ Глава Духовного Управления мусульман КБР Анас Пшихачев: "Да, в республике появилось множество радикальных исламских общин, не подчиняющихся Духовному управлению мусульман республики, призывающих верующих мусульман к неподчинению Духовному управлению. Эти структуры, создают мечети, похожие на чеченские джамааты. Насколько мне известно, нигде в мире мечети не открыты круглые сутки, только во время намаза, даже в Мекке и Медине. А здесь они работают постоянно. В Коране сказано, что там, где собираются два-три бездельника, обязательно появляется шайтан и подбивает их на недобрые дела".

"Два-три бездельника", о которых говорит глава мусульман КБР - это тысячи безработных молодых людей. В Кабардино-Балкарии возросло количество случаев изнасилований, грабежей и краж чужого имущества. Как сообщил в интервью СТ начальник отдела Следственного управления Прокуратуры КБР Аскер Масаев, за последний год в республике совершено 65 убийств. В большинстве из них замешаны лица, без постоянного источника доходов.

Амир Рамзан, один из полевых командиров чеченских "Джамаатов", действующих против федеральных сил на территории Северного Кавказа, в интервью агентству
"Прима" в Чечне заявил: "В чеченском сопротивлении "Джамааты" занимают особое место, как правило, их причисляют к радикальному крылу тех сил, кто воюет против российской армии на Кавказе. Для нас главное не статус нашей республики, а невозможность смириться с тем, что нам навязывают чуждый мусульманам порядок. Мы считаем, что мусульмане не могут жить по законам кафиров (неверных), у мусульман свои законы, дарованные им Всевышним. Этот свод законов называется шариатом. Мы воюем за установление законов Аллаха, шариата на нашей земле. В отношении джамаатов хочу сказать, что, продолжая получать финансовую и материальную помощь от нашего главного амира Абу аль-Валида, те из нас, кто действует на Западе Чечни и в Ингушетии, соответственно подчиняются Умарову и Гелаеву. Хотя бы этот факт говорит о неуклонном следовании всеми нами тому порядку, который был установлен руководством чеченского сопротивления. Мы не только совершаем рейды в различные регионы Кавказа, но и активно формируем там местные "Джамааты", диверсионно-боевые отряды. К нам идут все больше кабардинцев, дагестанцев, карачаевцев, ингушей и даже мусульманских осетин. С нами не хотят договариваться, значит, мы будем делать то, что мы можем. А можем мы многое. В будущем году война охватит весь Кавказ, от Каспийского до Черного моря. Уже в этом году, помимо Осетии и Ингушетии, началась диверсионная война в двух приграничных с Чечней районах Дагестана. Клянусь Аллахом, это только начало".

В сентябре текущего года по Кабардино-Балкарии прокатилась волна побоев чеченских беженцев местной молодежью. Избиения чеченской молодежи в КБР начались с 15 сентября. Имело место восемь случаев. Самый крупный на стадионе Государственного Кабардино-Балкарского университета, участвовало около 100 человек с обеих сторон. Всего 54 пострадавших чеченца, многие из которых находятся в тяжелом состоянии.

Не тот ли это случай, когда обнищавшая и не нашедшая себе применения молодежь, ищущая выход агрессии, стала инструментом для тех, кому сегодня выгодно возвращение вынужденных переселенцев из Чечни на места их прежнего проживания. И где гарантии того, что эта молодежь не попадет в руки тех, кто стоит за преступной группировкой, осуществляющей Джихад в Чечне.

Илсам Текушев, Caucasus Times, Прага

Caucasus Times, 15 января 2004


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования