Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИНФОРМ ПОЛИС": Маленький лама


В Иволгинском дацане появился новый послушник — семилетний Молам Сундуй, родом из Тувы

Он перерожденец, считают многие хувараки и жители Верхней Иволги, села возле дацана

В Бурятию Молам приехал вместе с мамой Валентиной Ховалыговной в августе. До этого он два года обучался в монгольском монастыре Гандан.
Сейчас он сидит на хуралах с семи утра и порой до пяти часов вечера, берет индивидуальные уроки у ламы Батора Цыденова, проректора по учебной работе института "Даши Чойнхорлинг". Иногда посещает занятия вместе с другими студентами буддийского вуза и учится во втором классе Верхне-Иволгинской школы. То, что Молам Сундуй — ученик особенный, признают все: и ламы, и педагоги. Однако именно его способности стали испытанием для его родных и всех тех, кто оказался сопричастен к судьбе мальчика.

Знаки
Молам родился в шесть месяцев. Валентине Ховалыговне, педагогу республиканской школы искусств в Кызыле, было за сорок, когда она узнала, что у нее будет еще ребенок — старший сын Айдыс работал в реабилитационном центре народным целителем. "Я не знала, что и делать, — вспоминает Валентина Ховалыговна. — Как-то все странно было…" Тогда мужу начали сниться сны: он видел у жены на руках новорожденного мальчика, у которого возле левого уха была длинная антенна, через которую, как понял отец, сын общался с космосом.
"Я отмахивалась от этих слов. Никому ничего не рассказывала, — говорит Валентина Сундуй. — Что бы люди подумали?". В середине ноября 1996 года ее, беременную, неожиданно увезли в хирургию с аппендицитом, а 21 ноября после кесарева сечения на свет появился Молам.
Когда врачи показали сына отцу, тот был поражен — именно такого мальчика видел он в своих снах. Возле левого уха у ребенка была родинка. Врачи удивлялись, что у новорожденного нет родничка, и поставили на учет к невропатологу. В три-четыре месяца у него появились первые зубы, в пять-шесть месяцев он уже вовсю ползал.

Дороже игрушек
В семье Сундуй у домашнего алтаря хранятся буддийские предметы, которые остались от прадедушек-лам. Пятимесячного Молама тянуло к алтарю так, что доходило до слез. "Тянет меня, плачет, мол, дай да дай. Так горько плачет, ничем не успокоить. Это нельзя, это не игрушка, объясняю ему…" — рассказывает мама. Своими детскими капризами ребенок донимал взрослых бесконечно.
Так продолжалось в семье до тех пор, пока мальчик не умудрился сам взять то, что его интересовало больше игрушек. Разложил перед собой ламские принадлежности в таком порядке, как будто всегда знал, как и где они должны лежать. "Мы все удивлялись, откуда он что берет? Ведь ему никто ничего не рассказывал", — до сих пор не понимает Валентина Ховалыговна.
Тогда он начал кушать траву (артыш по-тувински. — Авт.), которую жгут для благовоний. "Мы попробовали, она такая горькая, а он ест, даже не морщится…"
В полтора года Молам начал говорить. Он мог часами сидеть и произносить одно слово: муни, муни, муни…
Когда к Сундуй приходили гости, Молам всегда хотел почитать им молитву. "Мы так от этого уставали. А люди стали сами приходить. Молам с удовольствием надевал буддийскую одежду, расставлял все предметы и что-то читал".
Воспитатели детского сада, куда ходил мальчик, с недоумением рассказывали маме, что он частенько заворачивался в одеяла, как лама, и подолгу сидел, что-то про себя шептал. Валентина Ховалыговна делала непонимающее лицо и говорила, что дома сын ведет себя как обычный ребенок.
С возрастом родители обнаружили, что мальчик предвидит некоторые события. "Я топлю печку, а Молам, ему тогда два с половиной года было, говорит: "Здравствуйте, народ!" Я спрашиваю: "Кто это?" Он отвечает: "Богдо Гэгэн". И в самом деле тогда в Кызыл приехал Учитель. Сундуй смогли попасть к нему на прием. "Впускали по-одному, Молам пошел, я осталась, — вспоминает мама. — Богдо Гэгэн долго с ним разговаривал, шоколадку дал, молитву прочитал".
Старики настойчиво советовали Валентине Ховалыговне отдать Молама в дацан и как можно раньше.
Когда ему исполнилось пять лет, они собрали деньги и отправились в Монголию, в Гандан, где принимают на учебу детей с семи лет. Пришлось сказать, что сыну уже семь. В монастыре устроили экзамен: пустили Молама в комнату, где лежали только вещи лам, и смотрели, что он будет делать. Он смело брал все предметы как давно знакомые.
Мама работала в школе Улан-Батора, снимала квартиру, сын бесплатно обучался в дацане. Уехали они только потому, что жить в Монголии для Валентины Ховалыговны стало слишком дорого, оставлять ребенка одного в дацане она не решилась. И в августе они переехали в Иволгу.
"Мы не принимаем маленьких детей, — говорит настоятель Иволгинского дацана Дагба-лама Очиров, — пока нет для этого условий. Для Молама хамбо-лама Дамба Аюшеев сделал исключение".
Сундуй выделили маленький домик на территории дацана, Моламу дали личного учителя Батор-ламу.
"Для нас он обычный послушник, — говорит Дагба-лама Очиров. — Но мы знаем, что в буддизме случайностей не бывает". Ламы не исключают возможности, что Молам Сундуй действительно перерожденец, и этим объясняется его столь ранний интерес к духовному миру.
"Не каждому ребенку по силам такое обучение, — признает наставник Батор-лама. — В семь часов уже сидит на хурале, без всяких опозданий. Никогда не скажет, что надоело, устал. Иногда подходит, отпрашивается, говорит, что ему пора идти в школу. Что интересно: на занятиях у него вопросы очень четко поставленные. Видно, что неслучайные. Учит домашние задания, относится как взрослый человек. Молам доказал, что можно брать детей в дацаны".
Мальчик без труда встает в пять-шесть часов утра, рассказывает мама. В воскресенье, когда нет занятий, Молам смотрит мультики, рисует себя в образе мышки и рядом большого коня.

Школа
Насколько серьезно и ответственно он познает азы тибетской письменности, мудрость буддийских книг и канонов, настолько вольготно чувствует он себя в Верхне-Иволгинской средней школе.
"Ваш лама там бегает!" — кричат дети Валентине Дашиевне Мижитовой, учителю второго класса, где учится Молам. В начале сентября, когда мама уехала на несколько дней в Кызыл, мальчик, оставшись в дацане с хувараками, пришел на уроки в ярко-красной архимжээ. Бегал по коридорам во время перемены, крутился на турнике в школьном дворе, а ученики и учителя с удивлением смотрели на нового второклассника.
На уроке Молам может рассмешить весь класс, упасть со стула или просто унестись своими мыслями куда-то вдаль. "Такое ощущение, что его в классе нет..." — говорит учительница.
Мама Валентина Ховалыговна, которая сейчас работает в этой же школе художником (в филиале Иволгинской школы искусств. — Авт.), советует учителям быть с Моламом построже. Сама же ограничивает его во многом, объясняя, что вместо чупа-чупса лучше купить булку хлеба, а вместо игрушек надо брать в руки молитвы.
Сейчас Молам изучает в средней школе математику, письмо и чтение. От бурятского его освободили, решили, что нагрузка у него слишком велика. Ребенок говорит на тувинском, монгольском, русском, учит тибетский и английский. "Основные занятия для него там, в дацане, — считает Туяна Владимировна Янжимаева, завуч по учебно-воспитательной работе, — мы это понимаем. Ребенок переезжает из страны в страну, языковой барьер тоже сказывается…"
На недавнем новогоднем представлении Молам опять удивил многих. В школе устроили дискотеку с Дедом Морозом, мальчик от души, без стеснения танцевал прямо в середине круга, в то время как сельские ребята немного тушевались, рассказывает Жаргалма Рабжиновна Раднаева, завуч-организатор школы. Сверхэнергичность ребенка отмечают все учителя. "Мы объясняем это тем, что он необычный мальчик", — говорит директор Верхне-Иволгинской школы Анна Ярославовна Балданова, которая верит, что их ученик добьется в жизни многого.
Сын не сам выбрал свою судьбу, больше чем уверена Валентина Ховалыговна, его ведут Учителя. Сам Молам считает, что станет большим ламой и для этого готов "жариться" в Индии, куда его хочет отправить мама для продолжения учебы.
У Молама очень большой потенциал, уверен Батор-лама Цыденов. "Уже к 14—15 годам он может достичь высот, стать мудрым ламой, — говорит духовный наставник Молама. — Тогда он сможет помочь бесчисленным живым существам..."

Тамара Нагуслаева

"Информ Полис", №1, 8 января 2004


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования