Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"УКРИНФОРМ": Жизнь с Томосом: драки, риски и позитивы. Томос не вызовет обострения, потому что произойдет идеологическое переформатирование всего православного пространства


История об украинской автокефалии иногда напоминает библейские сюжеты и апостольские послания, когда Каин убивает Авеля (я о сопротивлении Москвы получению признания православных братьев из Киевского патриархата – что это, как не предательство самого христианства), когда сильные и самодостаточные игроки становятся друзьями в этом якобы очень украинском вопросе (я о встрече некоторых американских послов с предстоятелями поместных церквей), когда люди, от которых совсем не ждешь помощи, говорят, что они тебя понимают и поддерживают (ну не ожидали мы от Грузинской православной церкви даже такой поддержки из уст одного из ее епископов).

Так или иначе, нам напоминают, что Бог превращает равнодушных в друзей, когда сам того хочет. Это только на первый взгляд процесс автокефалии замедлен. Продолжается дипломатическая борьба, продолжается огромное давление на священство УПЦ МП, продолжаются визиты Москвы и украинских чиновников в православные поместные церкви. Но хорошая новость в том, что Вселенский патриарх Варфоломей регулярно дает Украине сигналы: все будет хорошо.

После служб в храмах Вселенской патриархии – то в день своих именин, то во время визита паломников КП, то как позавчера – после Панихиды в 40-й день по почившему митрополиту Перги Евангелию, которую отслужили иерархи Вселенского Патриархата, в проповеди прозвучали слова об их неизменной заботе/интересе в решении/лечении украинского церковного вопроса и восстановлении единства разделенного церковного тела в стране. Его Святейшество напомнил о том, что Константинопольская Церковь всегда заботилась и решала много сложных церковных вопросов в пользу народа Божьего и сохранения Всеправославного единства, и сегодня борется для окончательного урегулирования церковных дел в Украине".

А тем временем в Украине ученые моделируют ситуацию, которая может сложиться после получения Томоса.

Круглый стол, посвященный Единой Поместной церкви, который на днях прошел в Институте философии, кажется, сартикулировал все риски, связанные с появлением признанной автокефалии и отбил все сегодняшние проблемы – вплоть до дискуссии с российским «экспертом», который по действующей российско-кремлевской традиции отказывает в запросе на автокефальную церковь.

Мы выделили самые интересные мысли, связанные с процессом предоставления автокефалии, который мы проживаем.

О СОЮЗЕ УКРАИНЫ И КОНСТАНТИНОПОЛЯ И ВАЖНОСТИ ПРАВИЛЬНЫХ СЛОВ

Александр Саган, профессор, религиовед:

- Хочу сконцентрироваться на проблемах конституирования Единой Поместной церкви. Мы должны рассматривать несколько возможных сценариев развития событий. Должны допускать вариант не появления или отсрочки Томоса. В этом случае возможно разочарование. Но не меньше работы, если Томос появится. Получение поместности – процесс канонически оправданный и исторически неизбежный. Украина сегодня тесно связана с Константинопольским Патриархатом. Но если и без Томоса Украинская церковь живет и развивается, то неполучение Томоса – поражение для Константинополя, что ставит вопрос в его амбиции быть первым среди равных. Такое неполучение будет означать, что Константинополь фактически признает возможность давления. Получение Томоса означает, что Константинополь получит союзника в лице Украины и уменьшает потенциал влияния Моспатриархии на ситуации в православии.

Получение Томоса – этап для независимости Украины, оно выходит за пределы церковного вопроса. Это вызов для тысяч священников, некоторых из них я даже священниками назвать не могу – это политруки в рясах, которые работают против независимости. Я объезжаю Украину и вижу, какую огромную работу они проводят против независимости, просто утверждая, что нет такого государства, как Украина, нет такого языка, как украинский.

Какие проблемы я бы выделил сейчас в конституировании поместной церкви? Первый вопрос – терминологии. Мы, религиоведы, поддаемся искушению пользоваться терминологией, которую предлагает политическое православие. Вчера на сайте УПЦ МП я увидел выражение «законная» церковь: они пишут, что в Украине «одна законная церковь». Они насаждают то, что непризнанная церковь – уже и не православная. Явная подмена понятий непризнанной автокефалии, которую интерпретируют, как незаконную или неправославную. Причем Московский патриархат свой собственный период 141-летнего поиска признания не считает неканоничным. Утверждает: церковь «незаконная» и комментировать не стоит.

Термин «единая церковь» активно используется в противодействии поместности. Подается так, что это будет одна церковь, других не будет. Нам лучше употреблять термин «объединенная церковь».

Среди идей противостояния Томосу есть и такая, что, мол, поместная церковь неполная без УГКЦ. Митрополит Алфеев заявил, что получение Томоса – путь к унии, путь предательства православия. Хотя очевидно, что речь не идет о вхождении в Поместную церковь никого, кроме трех субъектов, которые написали обращение Вселенскому патриарху (УПЦ КП, УАПЦ и частично – УПЦ МП – ред.).

Относительно «раскола православия», на сегодня нет человека, который мог бы сказать, какие догматы или каноны нарушила УПЦ КП или УАПЦ. Поэтому термин «раскольники» – навязанный, потому что сегодня речь идет об институциональном разделении юрисдикций.

Те, кто атакуют Единую поместную, говорят, что она станет «государственной церковью». Мол, она создается при участии светской власти. (Все новейшие автокефалии создавались при участии государства).

Юридический статус УПЦ МП закреплен как УПЦ, но устав РПЦ в то же время все четко проясняет: комиссия делегации, которая приехала на Фанар – это была Московская патриархия Украинской православной церкви. Именно московская патриархия.

Непонимание чиновниками процесса требует работы с историческими документами, в частности о том, как появлялись зарубежные автокефалии. И это только неполный перечень актуальных вопросов.

Мы не должны бояться того, что Томос вызовет обострение, потому что произойдет идеологическое переформатирование всего православного пространства. Хотя для многих людей это неприемлемо, но это, как в болезни: «уврачевание» невозможно без определенного обострения перед выздоровлением. И должна быть просветительская работа и среди мирян, и среди клириков. На сегодня УПЦ КП и УАПЦ ждут Томос и считают, что проблема решена, но получение Томоса – это только начало.

ЕДИНАЯ ПОМЕСТНАЯ НЕ ДОЛЖНА ИМЕТЬ ЯЗВ СОВЕТСКОЙ ЦЕРКВИ

Георгий Коваленко, священник УПЦ МП:

- Я хотел бы поговорить о том, какой будет церковь. Томос дает шанс. Он не решает проблем, но такого шанса на обновление в рамках существующих юрисдикций у нас нет. Церковь нуждается в другом православии – не средневековом, не тоталитарном, имперском, не московском – которое бы больше соответствовало потребностям общества и визиям будущего, которое есть у украинцев.

Церкви необходимы другие принципы – институциональные. Я говорю о соборности, например. Церкви необходимо другое устройство, другие принципы принятия решений, избрания иерархов и духовенства. Большой многолетний Собор – аналогичный, например, второму Ватиканскому. Другой смысл - это просвещение. Будет ли заниматься новая церковь просвещением? На Почтовой площади голодает Анабелла Морина (краевед, председатель ОО «Общественное Движение Почайна» – ред.). Почему рядом с ней нет иерархов, которые бы поддерживали это? Я не слышу, чтобы вместе с девушкой, которая голодает, чтобы сохранить место крещения Киевской Руси, были церкви. Это должно быть мейнстримом. Сколько у нас реализовано просветительских проектов, которые бы работали на миллионную аудиторию – тех, кто идентифицируют себя как православные? Готовы ли мы создать новые учреждения образования? Готовы ли мы развивать эту историю в своей церкви? Мы готовы развивать церковь в направлении открытости? Строим ли единую неделимую? Готовы ли мы сосуществовать в мире с параллельными христианскими юрисдикциями? Готовы ли мы предложить механизмы и коммуникации совместного служения? Это все касается всей христианской общины? Или мы начали богословский процесс такой «множественной» модели, когда мы находимся в единстве и при этом остаемся в собственных традициях? Почему у нас отсутствует пребывание в диалоге с наукой, с обществом неверующих? Готовы ли мы этим заниматься? Стоит ли строить другую экономику церкви и делать прозрачной экономику приходов. Церковь должна отвечать на эти вопросы. Чтобы мы не пришли к тому, чтобы в новой церкви соревновались – у кого дороже панагии и длиннее мерседесы.

НУЖНЫ АДАПТАЦИОННЫЕ МЕРЫ

Людмила Филипович, религиовед, профессор:

Конечно, риски, которые принесет признанная автокефалия, есть, и мы уже сегодня должны думать над адаптационными мерами.

Есть риски для власти. А именно – потеря нынешними политическими фаворитами той власти, которую имеют в центре и на местах, усиление внутриполитической борьбы. Для общества – опасность разделения между различными политическими силами, где верх возьмут крайние правые. Для церкви – еще большая диверсификация внутри украинского православия, раздор между христианами, что часто приводит к потере веры украинским православным народом – потеря верующих; возможна волна атеизации населения вследствие разочарования от раздора и непонимания между православными.

Поэтому нам важно не отбросить неправославных, а наоборот – продемонстрировать единство, братское отношение и примирение, не поссориться с другими христианами, не дать им оснований переживать, что они будут изгоями, преследуемыми.

Потому что у украинцев – православных, католиков, протестантов и остальных – только мы, украинцы, являемся союзниками – сами себе друзья, родственники, братья и сестры.

РОССИЙСКИЙ СЛЕД ДИСКУССИИ

Настоящим вызовом для некоторых из присутствующих на круглом столе стало выступление Николая Митрохина, который, по его словам, 20 лет изучает украинскую религиозность. Накануне в своем Фейсбуке он выложил тезисы выступления: «В Украине нет никаких миллионов православных верующих, УПЦ КП составляет хорошо если одну десятую от просто УПЦ, которая в составе МП. Таким образом у 0,9% населения, который можно определить как реальных православных верующих (или у тех 5-7%, что приходят святить куличи на Пасху и разбирать воду на Крещение) - нет никакого желания автокефалии. Во всяком случае - немедленной и тем более - принудительной. Вся компания по её получению - буря в стакане воды, инициированная президентом Порошенко - который всеми воспринимается как человек, который не будет избран на следующий срок»...

Одна из участниц дискуссии поприветствовала господина Митрохина словами: «О, как вам, наверное, радостно прийти на мероприятие к людям, о которых еще несколько часов назад вы заявили, что их не существует и которым вы сообщили, что желание автокефалии – буря в стакане воды».

Интересно, что когда писался материал, уже были обнародованы материалы социологических исследований авторитетного фонда Деминициативы, который утверждает, что 31% всего населения Украины поддерживает создание Единой Поместной церкви. Впрочем, господин Митрохин пафосно объявил, что он сделал экспресс-опрос, в частности, объехав все храмы УПЦ КП Оболони – и там очень мало людей. Дело в том, что автор этих строк живет на Оболони, и там есть только один храм УПЦ КП – он недостроен и там много людей. Потом еще побывал в двух центральных областях, где зафиксировал «небольшое количество людей в храмах КП по сравнению с храмами МП». Господин Митрохин обнародовал какие-то свои данные, категорически отказываясь видеть исторический контекст и все то, что было раньше, причины, что привело к той или иной ситуации. Он абсолютно удовлетворенно говорил, что в одной из областей он встретил только один храм КП. На победные реляции господина Митрохина – что никто из УПЦ не хочет в Единую Поместную церковь – одна из участниц противопоставила другую мысль: а вы знаете, сколько лет представители власти запрещали выделение участков под храмы КП?. И спросила также:

- А вы не задумывались, почему на лекции открытого университета София к отцу Кириллу Говоруну и Георгию Коваленко (команда почившего блаженнейшего Владимира) приезжают сотни священников УПЦ МП, а в регионах на эти встречи их просто не пускает местный архиерей. Вы не хотите видеть роль собственных российских соотечественников во влиянии и преломлении УПЦ МП через колено, в препятствовании развитию КП? Или, может, вы не в курсе, что представители Моспатриархии прямо приезжали в Кабинет министров Украины?

В перерыве господин Митрохин продолжил «проповедь» на тему «автокефалию никто не хочет». Он упоминал какую-то таинственную общественность из Одессы и Харькова, которая не хочет автокефалии. Когда же ему оппонировали, что вся общественность УПЦ МП объединяется вокруг группы священников-автокефалистов, в частности, Говоруна, чей интеллект подтвержден приглашениями лучших вузов мира, он пафосно спросил: - А кто такой Говорун?

Одним словом, специалисты по вопросам информационной безопасности получили еще одну модель работы против автокефалии.

Профессор Саган, оппонируя Митрохину, рассказал, что его брошюру о создании Единой Поместной в упомянутой Винницкой области изъяли сотрудники СБУ, сказав, что это разжигание религиозной розни. А также рассказал, что ни одной общины Киевского патриархата в Одессу не пустили. Не потому, что люди не хотят, а потому, что чиновники и правоохранители не дают.

Профессор Анатолий Колодный прочитал в ответ на это стихотворение Маяковского о том, что «товарищ москаль, на Украину шуток не скаль».

ИНТЕРЕСНЫЕ РЕПЛИКИ

А разве крещение Владимира не было актом вмешательства в дела церкви? А поездка в Грецию российских парламентариев, которые хотят повлиять на церковь в украинском вопросе? А поездки господина Новинского?

Кто-то из исследователей сравнил православную церковь с плющом, который может существовать, только обвившись вокруг колонны или дерева, которые представляет государство... Поэтому странными выглядят обвинения, что государство вмешивается. Оно так существует. Но добавим еще один фактор: она обвивается не только с государством. Среди претендентов – еще и олигархи. Шанс строить другое православие есть только в поместной церкви.

Хотелось бы, чтобы в новой церкви были люди, которым не нужен передел кафедр и приходов. Такие люди есть.

Если священники Киевского патриархата будут демонстрировать стремление к обновлению и модернизации, диалогу, то для верующих и клира МП это будет гораздо привлекательнее, чем просто патриотическая позиция. С патриотической позицией многие из них и так живут.

Задайте вопрос: нужны ли в новой церкви люди, которые ненавидят и Украину и саму идею автокефалии?

Не так давно общались с епископами КП и МП о жизни после Томоса, и последний говорит: так уже надоела эта московия, всем хочется обновления. Но пока никто не понимает, как это делать.

По материалам круглого стола Лана Самохвалова,

"УКРИНФОРМ", 3 июля 2018 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования