Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

РИСУ: Визит делегации УПЦ (МП) в Константинополь: читаем между строк. "Лекарства для уврачевания раскола всё те же: не хотите автокефалии сами — не мешайте другим ее получить"


Завершился визит представителей УПЦ (МП) на Фанар, который анонсировался на 23 июня. По большому счету, никаких особых прорывов от этого события не ожидалось. Ведь отстаивать интересы украинского филиала РПЦ ехали старые проверенные кадры: митрополит Одесский Агафангел (Саввин), митрополит Бориспольский Антоний (Паканич) (он же — управляющий делами Киевской митрополии), митрополит Донецкий Иларион (Шукало), митрополит Каменец-Подольский Феодор (Гаюн) и секретарь отдела внешних церковных сношений УПЦ (МП) протоиерей Николай Данилевич (он же — «толмач» с греческого). Статус и роль народного депутата господина Новинского определить не удалось, поэтому мы его в обзоре упоминать не будем.

Как всегда, состав делегации был подобран таким образом, что ее участники представляли позицию только антиавтокефальной (промосковской) части своей Церкви. Причем главой делегации был избран митрополит Одесский Агафангел, а не управляющий делами Киевской митрополии митрополит Бориспольский Антоний. Что подтверждает: старый московский кадр митрополит Агафангел продолжает «рулить» УПЦ (МП) и при митрополите Онуфрии, как и прежде при митрополите Владимире. Проавтокефальные верующие (даже клирики и епископы) УПЦ (МП) вновь остались без своего представителя-епископа. Им не привыкать чувствовать себя в Церкви людьми второго сорта. Но в УПЦ не находят желания и воли начать собственную дискуссию между сторонниками и противниками автокефалии, хотя иногда признают, что однородности нет, существуют разные мнения.

Кроме того, на Фанар поехал митрополит Каменец-Подольский Феодор (Гаюн), который ранее не был замечен в активной переговорной деятельности. Но вспомним, что именно этого епископа митрополит Онуфрий включил в комиссию по переговорам с Киевским Патриархатом после письма Патриарха Филарета к РПЦ. Бывший настоятель Почаевской лавры, этот архиерей имеет очень специфические подходы к тем церковным вопросам, которые относят к «экуменизму» и «либерализму». Иначе говоря, он имеет фундаменталистские взгляды, которые не позволяют ни на йоту отклониться от ультраконсервативных принципов в вопросе излечения украинского церковного разделения. Несмотря на его строгое промосковское «подвижничество», в его епархии были определенные проблемы со сбором подписей верующих против предоставления автокефалии.

Итак, игнор своей проавтокефальной паствы — не единственный недостаток нынешнего руководства в УПЦ (МП). Проблема еще и в том, что промосковское крыло в епископате УПЦ (МП) не способно на ментальном уровне выйти за рамки собственных шаблонов, кроме надоевшей всем аракчеевщины с лозунгами «тащить и не пущать», и предложить хоть какую-то адекватную стратегию выхода из церковного кризиса. Судя по пост-релизам, Константинополь пытался обратить внимание своих гостей на то, что в современном мире нельзя считать свою позицию правильной и стабильной, игнорируя права других людей. Трудно сказать, услышали ли адресаты эти месседжи.

Содержание переговоров стороны не раскрывают. Но некоторые выводы можно сделать из предоставленных переговорщиками комментариев после дискуссии.

Что сказал митрополит Эммануил?

Среди стандартных фраз о пользе и конструктивности сотрудничества, митрополит Галльский Эммануил, член комиссии Вселенского Патриархата по украинскому вопросу, постоянно подчеркивал, что Вселенская Патриархия интересуется этим делом как Церковь-Мать. Переводил гостям этот комментарий протоиерей Николай Данилевич так, что все упоминания о Церкви-Матери — то ли сознательно, то ли из-за усталости — из перевода выбрасывал. А это очень меняет контекст, ведь предоставляет инициативам Вселенского Патриархата весомые права и основания. Как известно, делегация УПЦ (МП), приехавшая на Фанар, состоит из тех, кто считает, что для Украины Церковью-Матерью является именно РПЦ. Ситуация выглядит довольно абсурдно: те миллионы верующих, кто обращается к Константинополю как к материнской Церкви, принудительно отлучены от общения и с Матерью, и с сестринскими Церквями. Это при том, что Константинополь не считает передачу Киевской митрополии в управление Москве в XVII в. безупречной и навечной.

В течение 300 лет РПЦ вытесняла в украинцах память о Церкви, от которой получила крещение Древняя Русь. Но, как показывает практика, церковная память очень длинная, и может восстановиться в любой неподходящий момент. Вдруг оказалось, что в Украине существует несколько миллионов верующих, которые своей Матерью-Церковью считают именно Константинополь. В таком случае уже вряд ли можно отрицать право Константинополя на обратную реакцию.

По словам митрополита Эммануила, «это было очень полезное и конструктивное сотрудничество, в ходе которого состоялся обмен мнениями по украинскому вопросу». Итак, уже понятно, что на этот раз была именно дискуссия. Позиция УПЦ (МП) уже не воспринимается на Фанаре как единственно возможная. Поскольку встреча длилась очень долго, стороны успели обменяться всеми своими аргументами. Скорее всего, стандартные аргументы УПЦ (МП) при сохранении статус-кво никого на Фанаре уже не впечатлили. Ведь уходят годы и десятилетия, а ситуация только ухудшается. Филиалу РПЦ в Украине в свое время Поместными Церквами было предоставлено много возможностей для исцеления разделения. Но исцеление — это не травля и игнорирование другой стороны. И когда дело дошло до кульминации — и Патриарх Филарет в конце 2017 написал приснопамятное письмо Архиерейскому собору РПЦ о том, что пришло время взаимного прощения и примирения, УПЦ (МП) повела себя неадекватно не только с христианской, но и с просто человеческой точки зрения, превратив историю с письмом в истерию собственного триуфма над «раскольниками». Через некоторое время стало заметно, что из официальной риторики спикеров УПЦ (МП) исчезли слова о «покаянии раскольников» как единственном условии для восстановления единства — ведь, когда такая акция уже почти состоялась в конце 2017 года, в УПЦ (МП) сами всё испортили своей безудержной радостью долгожданной победы над многолетним врагом.

Итак, сегодня проблему разделения надо решать иным образом. Церковным расколом болеют обе стороны, и не факт, что лечение будет успешным, если двух больных поместить в одну комнату.

«Вселенский Патриархат, как Церковь Матерь, был заинтересован, и еще более заинтересован сегодня в решении проблемы, которая существует в Украине, ради примирения и успокоения всех групп в пользу православия», — митрополит Эммануил едва ли не впервые официально говорит обо «всех группах», имеющих право на успокоение и примирение. Это очень перекликается с проповедью Патриарха Варфоломея 11 июня 2018 года, где он сказал: «Существование раскола не является аргументом, чтобы лишать весь народ связей с церковной правдой и каноничностью, отрицая нашу ответственность перед Богом и историей, а наоборот, скорее стимулом для поиска спасительных и объединяющих решений».

«Мы убеждены, что вместе мы можем помогать и содействовать в этот критический для украинского народа момент». Это очень важно, что Константинополь признал критическое состояние всего украинского народа, несмотря на все предыдущие заявления представителей УПЦ (МП), что у украинского народа проблемы не существует, есть только кучка маргиналов-раскольников-националистов. Не может быть счастья одной части народа за счет несчастья другой. Очень большое удивление вызывает искренняя радость представителей УПЦ (МП) от того, что «раскольников не признают, с ними никто в мире не имеет евхаристического общения». Нормальным христианам непонятна и даже отвратительная природа этой радости, при том, что с догматической точки зрения между вероисповеданиями разницы нет. Просто так воспитано целое поколение людей, которые считают себя последователями Христа, и которых радует сама мысль, что у соседа горит дом.

«Мы надеемся на наше будущее сотрудничество и постоянный диалог с украинскими братьями». Вот очень бы хотелось, чтобы в рамках этого постоянного диалога Константинополь заслушал мнение проавтокефальной части УПЦ (МП), которой ранее довольно грубо закрывали рот.

Что сказал митрополит Бориспольский Антоний?

В первую очередь управляющий делами Киевской митрополии УПЦ (МП) традиционно заявил, что целью этого визита было «донести достоверную, объективную информацию о тех проблемах, которые существуют в украинском православии». Возникает вопрос: а раньше все визитеры из УПЦ (МП) на Фанар излагали недостоверную и необъективную информацию? Или в позиции УПЦ (МП) произошли какие-то изменения? Или опять двадцать пять — «раскол под стол»? Но, как бы там ни было, вряд ли эта цель была достигнута: позиция УПЦ (МП) является лишь ее собственной позицией, хотя и имеет право на существование, но очень далека как от достоверности, так и от объективности. Именно поэтому в комментарии митрополита Эммануила появилась упоминание о необходимости успокоения «всех групп».

«Встреча была долгой и откровенной, каждый говорил о своем видении ситуации». Это уже ближе к делу. Ведь в Константинополе очевидно иное видение, которое было бы не очень вежливо называть недостоверным или необъективным. На Фанаре прекрасно разбираются во всех тонкостях украинских «высоких отношений».

«Несколько раз говорилось, что не может быть и речи о легализации раскола, вопрос надо ставить о лечении». Судя по этой реплике, такое условие ставили именно представители УПЦ (МП). Вообще мем «легализация раскола» — это выдумка именно этой религиозной организации. Она ее сама придумала, и теперь сама же успешно с этим легалайзом борется.

«Иногда бывает, что лекарства не подходят. Теперь мы находимся в поиске тех лекарств, которые помогут присоединить тех наших братьев, которые уже долгое время находятся вне церковной ограды. И мы видим, что желание Константинопольского Патриарха, той Церкви, от которой мы получили Крещение, помочь в этом вопросе». Лекарства не подходят. Итак, митрополит Антоний неохотно признал, что устаревшие мантры о покаянии нескольких миллионов верующих Киевского Патриархата перед Церковью, апогей «спасительной» миссии которой завершился широкомасштабной поддержкой российской агрессии против Украины — это несбыточная мечта, от которой уже стоит отказаться здравого смысла ради. За «наших братьев» — личная благодарность, что-то в мире меняется. И наконец упоминание о том, что именно от Константинополя Украина получила Крещение — элементарная дань уважения хозяину, который нашел время принять в очередной раз жалобщиков от РПЦ (именно так, для Константинополя все епископы УПЦ считаются архиереями РПЦ, и никем другим).

«Святейший Патриарх Варфоломей говорил, что он не желает вмешиваться в ситуацию, но он хочет также помочь, как человек ответственный, как первый среди равных первоиерархов этого мира, решению этого очень сложного вопроса. И эта откровенность строится на том, что мы будем искать лекарства на базе наших канонических правил... Никто не знает, как этот вопрос может решиться, потому что это вопрос очень сложный. Но мы должны делать все, чтобы наши братья, наши соотечественники, которые по разным причинам находятся в расколе, также вернулись в лоно православной Церкви», — этот месседж требует разбиения на части.

Первое — это «невмешательство». Опять московская выдумка, мэм, который муссируется представителями УПЦ (МП), но не находит понимания. Ведь Вселенское православие — это не конфедерация независимых друг от друга Церквей, а Сама Полнота Вселенской Церкви. Когда человеку, потерявшему сознание на улице, прохожие помогают подняться и вызывают «скорую» — они не вмешиваются в дела этого человека. Фактически спикеры УПЦ (МП) борются с фантомами, настаивая на замене терминологии таким образом, чтобы не чувствовать себя униженными. Но Вселенский Патриарх «не вмешивается, а помогает» не как «ответственный человек» и «первый среди равных», а как предстоятель Церкви-Матери. Как известно, в УПЦ (МП) не признают Константинополь Церковью-Матерью (максимум — «бабушкой», как пошутил о.Николай Данилевич в одном из фейбук-своих комментариев). Следовательно, можно предположить, что невмешательство — это именно об этой юрисдикции. Относительно же «братьев за церковной оградой» вмешательство Вселенского Патриарха в их судьбу и желаемо, и ожидаемо.

Второе — «лекарство на базе канонических правил». Корпус канонических правил насчитывает много норм. И о каких именно говорит митрополит Антоний? Как всегда, никакой конкретики. Максимум, что вспоминают в этом случае — это первое правило Василия Великого о ересях, расколах и самочинных сборищах. Но мало кто сомневается, что текст Томоса об автокефалии будет содержать ссылку именно на канонические основания для такого акта. Для того, чтобы задействовать каноны, как хочет митрополит Антоний, необходимо сначала эту «сложную ситуацию» вернуть к 1686 году. И провести классическую виндикацию нечестно захваченной Киевской митрополии Московией. Это было бы действительно сложно сделать. Если уже действовать исходя из того, что имеем, то должен быть определенный канонический компромисс. Ведь каноническое право формировалось тогда, когда не существовало оснований для провозглашения автокефалий, которые сегодня называются новейшими. Поэтому оно и не может в чистом виде урегулировать украинский кризис. То есть, канонические ингредиенты должны подбираться «вручную», и все зависит от того, какую цель преследует составитель «рецепта».

«Никто не знает, как решить вопрос». Почему? В Постановлении Поместного собора УПЦ от 1-3.11.1991 г. сказано, как решить вопрос несанкционированной (неканонической) автокефалии: «Сознавая, что основной целью провозглашения автокефалии является благо Церкви, т. е. выполнение ею спасительной миссии в определенных исторических условиях, Собор считает, что дарование автокефалии Украинской Православной Церкви будет способствовать укреплению единства православия на Украине, содействовать ликвидации возникшего автокефального раскола». Как когда-то отметил авва Дорофей, известный православный святой, проще вырвать кипарис (символ греха), когда он маленький, и корни его малы. Если позволить кипарису много лет укореняться в почву, то вырвать уже взрослое дерево почти невозможно. На что рассчитывали противники автокефалии тогда, в 1992 году, когда раздирали молодую украинскую Церковь на части, оставляя промосковскую и вырывая с мясом проукраинскую — непонятно. Но лекарства от проблемы остались те же. Не хотите автокефалии сами — не мешайте другим ее получить. К сожалению, польза другого — это такая недостижимая для многих христиан вещь, которую нельзя допустить, ведь тогда уменьшится собственная польза.

На самом деле, решение украинского разделения — это не вопрос канонов или исторической справедливости. Это — в первую очередь моральная дилемма, которая касается совсем другого: собственной гордыни, комфорта, тщеславия, сребролюбия, властолюбия, эгоизма. А еще история обид и мести. И это лечится уже не канонами.

Татьяна Деркач,

РИСУ, 25 июня 2018 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования