Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЭХО КАВКАЗА": Архимандрит Дорофей: «Перед Грузинской церковью теперь вопрос ставится ребром». От отношения к украинской автокефалии во многом зависит будущее Грузинской Церкви


Председатель Совета Священной митрополии Абхазии архимандрит Дорофей (Дбар) поделился своим видением украинского церковного вопроса, а также тем, как будет развиваться ситуация вокруг абхазского церковного вопроса, если Украина получит автокефалию от Вселенского патриархата.

Дэмис Поландов: Отец Дорофей, мы вновь приглашаем вас в нашу рубрику «Гость недели», чтобы обсудить церковные вопросы. Но сегодня мы хотели бы поговорить с вами не об абхазском церковном вопросе, а об украинском. Конечно, мы будем затрагивать и абхазскую тему. Сегодня в Киев устремлены все взоры, и я уверен, что в Абхазии тоже с интересом следят за тем, как украинское государство и часть православной паствы пытаются добиться автокефалии, обрести статус поместной церкви на Украине от Константинопольского престола. Как вы считаете, насколько оправданы такие ожидания?

Архимандрит Дорофей: Позвольте вначале рассказать краткую предысторию, чтобы мы с вами понимали, почему сейчас эти события происходят. Прежде всего, люди, которые следят за церковными событиями последних тридцати лет, т.е. после развала Советского Союза, хорошо знают, что в начале 90-х годов Украина одна из первых поставила вопрос о создании собственной, независимой, как мы говорим на церковном языке, – автокефальной поместной православной церкви. Мы помним, как лидер этой позиции, нынешний т.н. патриарх Киевский Филарет (Денисенко) был тогда, в 1992 году, лишен сана, а затем, в 1997-м, вообще отлучен от церкви, или, как мы говорим на церковном языке, анафематствован. С того времени тема автокефальной Украинской церкви постоянно ставится и обсуждается. И со стороны иерархов, и со стороны народа, руководства Украины делалось все возможное, чтобы добиться вот этой цели – создание поместной церкви. И вот ровно десять лет тому назад, в 2008 году, когда был юбилейный год – 1020 лет крещения Киевской Руси, – президентом (Виктором) Ющенко был приглашен Вселенский патриарх, и были ожидания, что, возможно, в связи с этим юбилеем этот вопрос будет решен.

Насколько я информирован, – тогда я как раз был в Греции, – Вселенский патриарх сказал покойному Московскому патриарху Алексию следующую вещь (это было сказано неофициально, так сказать, в кулуарных беседах): «На сей раз я не буду предпринимать никаких шагов по признанию или созданию автокефальной Украинской церкви, но я вас очень прошу решить вопрос православных на Украине». И тогда представители Московской патриархии, в том числе митрополит тогда Кирилл, возглавлявший отдел внешних церковных связей, сказали, что «да, мы примем все возможные способы для решения этого вопроса». А речь ведь идет о том, что на территории Украины не просто одна церковная структура – там уже три церкви, независимые друг от друга – это Украинская православная церковь Киевского патриархата, Украинская православная церковь Московского патриархата, Украинская православная церковь апостольская, т.е. 50-миллионный православный народ разделен между собой. И вот прошло ровно десять лет, и в этом году снова юбилей – 1030 лет крещения Киевской Руси, и, разумеется, украинские власти, общество, те люди, которые заинтересованы в решении этого вопроса, снова активно, именно в этом году подняли этот вопрос.

Дэмис Поландов: Вы говорите о том, что общество и государство, православная паства вместе предпринимают какие-то действия. Это напомнило мне наш разговор о том, что и в абхазском церковном вопросе вы говорили о необходимости соединения православной паствы именно с властями, которые должны обратиться к Константинопольскому патриарху. Но вот это было сделано (на Украине) и десять лет назад, как вы сказали. Что изменилось с того времени с точки зрения церковной, почему патриарх сегодня должен поменять свое мнение по этому вопросу?

Архимандрит Дорофей: Изменилось следующее: если вы помните наше с вами интервью, как раз в ходе проведения Великого Всеправославного Собора на Крите, я говорил о том, что неучастие четырех поместных церквей не будет просто так оставлено. Сразу же после окончания Всеправославного Собора секретарь этого Собора архиепископ Иов (Геча) (украинец, родившийся в Канаде, владеющий украинским языком) был направлен Вселенской патриархией для проведения переговоров с властями Украины, с представителями вышеперечисленных мною трех православных церквей, которые сегодня имеют место быть на территории Украины. В ходе всех этих обсуждений было принято, очевидно, по информации, которую мы читаем, следующее решение: о даровании автокефалии Украинской православной церкви.

Здесь речь, как я понимаю, не идет о том, что эти лидеры трех институтов на территории Украины могут возглавить этот новый независимый институт, который объединит всю паству Украины. Возможно, что как раз ее и возглавит вот этот архиепископ Иов (Геча) в силу одиозности других церковных лидеров, которые сегодня есть на Украине, особенно Филарета (Денисенко). Это очень одиозная личность, поэтому вряд ли кто-то ему даровал бы автокефалию или признал бы его статус в качестве патриарха. Это все давно понимали, и многое затягивалось именно из-за его позиции, т.е. когда человек не ставит целью добиться создания независимой Украинской церкви, поместной, канонической, а видит все время, какое место он займет в этом новом институте, тогда всегда будут проблемы. Это одна сторона.

Вторая сторона: как мне кажется, Украинская церковь выходит на финишную прямую. Почему? С одной стороны, все то, что я читаю, вижу, свидетельствует о том, что действительно идет серьезнейшее обсуждение этой темы – даже такие известные представители Украинской церкви Московского патриархата, как архимандрит Кирилл (Говорун), который учился в Афинах, написал о том, что даже уже текст «Томоса о даровании автокефалии» готов, и что этот томос написан профессором Афинского университета, у которого он учился. Я не знаю, насколько это достоверная информация, но это очень серьезный автор, поэтому он просто так не пишет.

Т.е. мы видим этот процесс, плюс к этому мы видим, что представители Вселенского патриархата – митрополит Иоанн Зизиулас, митрополит Варфоломей (Самарас) и еще ряд других лиц осуществляют поездки по тем или иным поместным церквям, точно так же, как митрополит Илларион из Московской патриархии, который до них или после них посещает те или иные поместные церкви, встречается с главами поместных православных церквей для обсуждения украинского вопроса. Т.е. Вселенская патриархия сейчас хочет знать мнение всех ныне существующих 14-ти православных независимых церквей по вопросу дарования автокефалии Украинской церкви. В случае если большинство скажут, что они, в принципе, согласны, и за дарованием этой автокефалии Вселенской патриархией, а она это будет делать, они готовы уже признать, этот вопрос будет решен положительно.

И здесь представители Московского патриархата в некотором смысле оказались в сложной ситуации, потому что сейчас они кинулись за православным сообществом, чтобы православное сообщество и отдельные поместные православные церкви поддержали их позицию, а при этом они игнорировали Всеправославный Собор. Когда их звали: «давайте вместе будем обсуждать, давайте вместе будем принимать правила и условия дарования автокефалии», тогда, как вы помните, представители Русской церкви не поехали, а теперь они хотят, чтобы православное сообщество было на их стороне. Мы знаем, что расклад такой: десять православных церквей было на Всеправославном Соборе, очевидно, большинство из них поддержит позицию Вселенского патриархата, и только четыре отсутствовали на этом Всеправославном Соборе. Поэтому, с одной стороны, в случае такого решения, безусловно, вопрос Украинской церкви может быть решен в этом году.

В случае если большинство православных церквей скажут, что они считают, что на данном этапе не нужно даровать автокефалию Украинской церкви и что они дарованную Вселенской патриархией автокефалию не признают, представители Вселенского патриархата, и главным образом Вселенский патриарх, может ответить на письмо президента Украины, Верховной Рады Украины с просьбой о даровании автокефалии, что «вы знаете, в принципе, я считал, что так нужно сделать, но подавляющее большинство православных церквей и синоды этих церквей не поддерживают эту идею». Поэтому мы можем иметь вот эти два исхода решения этого вопроса, и исход будет в августе.

Дэмис Поландов: Хорошо, предположим, что дарование Константинополем автокефалии Украинской церкви состоялось. Собственно, на какие канонические шаги может пойти Москва в данном случае? Я так понимаю, что речь уже заходит, по крайней мере, в прессе, о расколе – об этом прямо говорят в Москве, что Московский патриархат чуть ли не возглавит православных консерваторов в пику условным греческим либералам.

Архимандрит Дорофей: Это было сказано митрополитом Илларионом, но не было сказано Патриархом Московским. В данном случае его (митрополита Иллариона) персональная позиция по тем или иным вопросам – я не знаю, насколько они согласованы со всеми иерархами Русской церкви, – оказалась очень проигрышной. Например: не буду называть имен отдельных иерархов Русской православной церкви, которые, предвидя эту ситуацию, год тому назад предприняли ряд шагов по установлению контактов с раскольническими церквями на территории Украины, в том числе с т.н. Патриархом Киевским Филаретом (Денисенко). И на юбилейный Архиерейский Собор были направлены, в том числе, письма со стороны этих иерархов Украинской православной церкви, которая не находится в общении с Московским патриархатом. Московская церковная пресса представляла желаемое за действительное, и в том числе отдельные иерархи, митрополит Илларион – все говорили о том, что «вот, Денисенко кается, и теперь все иерархи Украинской церкви Киевского патриархата вернутся, раскаются»… Такого не было. Просто был закулисный разговор о том, что, так или иначе, если Украина получит автокефалию, то не стоит ли лучше представителям Русской церкви пойти навстречу, и им, как Матери-Церкви, даровать автокефалию, тем самым сделать первый шаг и решить таким путем вопрос в пользу Русской церкви. Но этого, к сожалению, не было сделано, как и десять лет тому назад. Поэтому сейчас уже они оказываются в достаточно сложном положении.

Дэмис Поландов: Отец Дорофей, я хотел бы перейти к теме Грузинской церкви. Как вы считаете, как в вопросе Украины и вообще возможного внутриправославного конфликта вокруг Украины будет себя вести Грузинская церковь? Понятно, что и у Москвы, и у Константинополя в данном случае есть свои рычаги влияния, в том числе, и абхазский вопрос. И вот в середине июня делегация Константинополя после митрополита Иллариона едет в Тбилиси. Каковы вообще шансы Константинополя, какие у него рычаги влияния на Грузинскую церковь?

Архимандрит Дорофей: Знаете, буквально перед интервью друзья из Греции прислали мне ссылку на сегодняшнюю публикацию на одном греческом портале, где анализировалась эта тема поездки представителей Вселенского патриархата в Грузию с целью найти союзников в вопросе дарования автокефалии Украинской церкви, и чем это может закончиться в вопросе абхазской церковной проблемы. Это очень интересная статья и очень хороший анализ. Даже один из тех, кто уже прочитал на моей странице, сделал такую небольшую заметку и написал, что «отец Дорофей удивлен, насколько люди тонко знают церковный вопрос в Абхазии». Ну, люди знают, потому что мы в этой области уже работаем семь лет, в том числе и пишем, и говорим на греческом, чтобы люди понимали, какова проблема.

Так вот, Грузинская православная церковь оказывается в еще худшей ситуации, чем Московский патриархат. Представьте себе: 4 июня, буквально несколько дней назад, в Тбилиси уже побывал митрополит Илларион, который как раз обсуждал с представителями Грузинской церкви тему, поддержат они или нет дарование Украинской церкви автокефалии. Как было официально заявлено представителем Грузинского патриархата, в таких обтекаемых формах, все это было как бы сказано: ни да, ни нет – не было конкретного ответа. Далее, в середине июня вслед за митрополитом Илларионом приедут представители Вселенского патриархата.

Теперь смотрите, что из этого вытекает: если представители Грузинской церкви откажут Вселенскому патриархату в поддержке вопроса дарования автокефалии Украинской церкви, Вселенская патриархия оставляет за собой право решить в порядке очереди и абхазскую церковную проблему. Я потому говорю в порядке очереди, что в последние три-четыре года в связи со Всеправославным Собором, с другими церковными событиями, все время поднималась тема, связанная с тремя странами, где есть церковная проблема, – это на первом месте всегда была Украина, на втором - бывшая Югославская Республика Македония, где Вселенская патриархия тоже ведет переговоры, и они согласились поменять название церкви – она будет Охридская архиепископия, и на третьем месте всегда обозначалась Абхазия, поэтому я говорю, что в порядке очереди.

Если они поддержат, например, понимая всю сложность ситуации, когда они скажут: «хорошо, мы готовы признать автокефалию Украинской церкви», тогда они развязывают руки представителям Московского патриархата, и в этом случае Московский патриархат абсолютно спокойно, не оборачиваясь назад, не смотря по сторонам, может решить абхазский церковный вопрос в том порядке, как Московская патриархия посчитает нужным. Вот в этой сложившейся ситуации Абхазия, ее церковная община, по крайней мере, и те церковные институты, которые у нас сегодня существуют, находятся в очень выгодном положении, потому что мы тоже устали 25 лет находиться в таком подвешенном состоянии. Поэтому теперь Грузинская церковь, которая все эти годы колебалась, Грузинская церковь, которая все время занимала такую позицию выжидания – не решать ничего, а там будет видно, – перед Грузинской церковью, которая отказалась участвовать во Всеправославном Соборе, теперь вопрос ставится ребром, и она оказывается в сложнейшей ситуации. Я не знаю, как разрешится эта ситуация, мне пока сложно сказать, но и в том, и в любом случае она потеряет Абхазию как церковную территорию Грузинской церкви.

Дэмис Поландов: Есть, конечно, один нюанс: насколько я понимаю, несмотря на то, что общественность поддержала Священную митрополию Абхазии, и я помню эти собранные голоса, 70 тысяч, все-таки так и не прозвучало никакого заявления со стороны власти в адрес Константинопольского патриарха. Старую формулу, что «чьи войска стоят, того и церковь», очень трудно отодвинуть на второй план в данном вопросе, мне кажется. Или все же вы надеетесь, что абхазские власти в случае развития какого-то острого внутриправославного кризиса все-таки предпримут какие-то шаги в этом направлении?

Архимандрит Дорофей: Этот вопрос тоже часто возникает, и сейчас тоже очень часто читаем, что, например, «почему светская власть (в данном случае на Украине) вмешивается в церковную жизнь, она – светская власть, это не ее задача, зачем (Петр) Порошенко и Верховная Рада пишут письмо, какое они имеют отношение?» Знаете, это говорят люди, которые совершенно не представляют, о чем идет речь. Поймите, Вселенский патриарх не живет на территории Византийской империи, где его голос и его личность для византийского императора, т.е. для руководителя государства, имел наиважнейшее значение. Была масса случаев, когда он мог быть и местоблюстителем императора. Он же реально находится на территории современной Турецкой Республики, поэтому без согласия светских властей – президента, парламента той или иной страны, которая просит и обращается к нему о даровании автокефалии, не может решить, потому что у него будут невероятные проблемы со светскими властями Турции. Вот откуда исходит это одно из условий дарования автокефалии.

И вы совершенно правы, это действительно для нас ключевой вопрос, и в той греческой статье, о которой я вспомнил, это тоже анализировалось: там было сказано, что представителям абхазской делегации в Константинополе были поставлены определенные условия – позиция народа, вы совершенно точно сказали, 70 тысяч проголосовало за независимость своей церкви, позиция абхазского духовенства. В этой статье говорилось о том, что неважно, это отец Виссарион или отец Дорофей, или это Сухумо-Пицундская епархия, или это Священная митрополия Абхазии – и те и другие в свое время, отец Виссарион раньше, в 2010 году, мы чуть позже, в 2011 году, ставили вопрос о выходе из состава Грузинской церкви. В принципе, мы можем найти точки соприкосновения. Вы знаете, что я в последние два-три месяца много раз встречался с отцом Виссарионом, мы обсуждаем выход из этой ситуации, как нам сослужить, как найти какие-то точки соприкосновения, как вместе воссоздать единый институт Абхазской церкви, который будет решать те или иные вопросы.

Но вот эти условия, позиция светских властей, конечно, может нас подвести, потому что светские власти Абхазии будут абсолютно зависимыми. Но для них остается только один шанс в данной ситуации (может быть, завтра окажется тот, кто усиленно будет продвигать независимую Абхазскую церковь): в том случае, если представители Грузинской православной церкви поддержат Вселенский патриархат в создании Украинской автокефальной церкви, в этом случае, когда Московская патриархия будет предпринимать свои шаги, здесь, безусловно, руководители Абхазии всецело будут на стороне положительного решения нашего вопроса. Вот этот вариант, конечно, остается. Я всегда говорил, что нужно терпение, а ситуация вокруг нашей страны, в том числе, меняется: что казалось вчера невозможным, сегодня может быть абсолютно решаемым вопросом.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Дэмис Поландов,
"ЭХО КАВКАЗА", 9 июня 2018 г.

 

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования