Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

БЛОГ ЭДУАРДА БАРАНОВСКОГО: Почему я не в РПЦ [МП]? Да потому! Простые ответы на сложные вопросы: как отличить "церковь от НЕ-церкви" и другие. Часть 3


Часть 3. См. часть 1 и часть 2.

Сначала о том, без чего предыдущие две части могут быть поняты не совсем правильно, и о том, что, возможно, следовало бы сделать предисловием.

Не моё дело окончательно решать, кто сейчас прав - нынешняя РПЦ или нынешняя ИПЦ.

Моя позиция сложилась из той информации, которой я стал обладать в последнее время, и её осмысления нашими последними святыми (канонизированными не только у нас в ИПЦ, но и в РПЦ).

Да, возможно, это их осмысление может показаться нам сейчас более жёстким, чем это было бы в более спокойное время - но, как мне кажется, на тот момент разрыв евхаристического и молитвенного общения между Сергием Страгородским и его "оппозицией" (если так можно условно сказать) был необходим. В том смысле, что они (наши новомученики и исповедники), хотя искренне и сожалели об этом, но иначе поступить не могли.

Конечно, можно думать, что сейчас всё по-другому, что столько лет прошло, что страна и власть изменилась, и что нужно простить тех, кто принимал тогда неправильные решения (Сергий и его окружение) и тех, кто сейчас искренне, насколько это возможно, служит в РПЦ. Так а я на них и не обижаюсь и никого не виню. Но как бы там ни было, этот факт свершился - отделение произошло.

И я, обладая теперь определённой расширенной и уточняющей информацией, считаю, что правы были (а значит, остаются и сейчас) ИПЦ, то есть антисергиане, несмотря на то, что они, возможно, тоже допускают с своем современном понимании и в своих каких-то действиях определённые ошибки.

Поверьте, я тоже считаю ненормальным положение, и сердце моё неспокойно, когда я не могу причащаться из одной Чаши с теми людьми, которых я знаю уже достаточно длительное время и уважаю их (а некоторых, как мне кажется, даже и люблю). Но ещё я понимаю, что у Бога не может быть неправды и что Он тоже всё это видит и всё устраивает ко спасению. Я очень надеюсь, что этот вопрос когда-нибудь решится (да и может ли быть по другому?).

Но пока этого не произошло я, скорбя душой и от всего сердца желая нашего действительного воссоединения во Христе Иисусе Господе нашем, с печалью о нашем разделении сохраняю свою душу в ИПЦ.

А теперь продолжим.

Любой нормальный кризис подразумевает принятие какого-то решения. И именно оно становится той векторной стрелкой, которая из этого кризиса выводит (или заводит куда-то ещё более «не туда»). Правильность этого решения можно определить только со временем, потому что сам опыт «выбора чего-то НЕ пережитого ранее» достаточно мучителен, даже если разум и подсказывает, что идём мы вроде «туда, куда надо».

Многое в составе такого «кризисного» решения интуитивно и непредсказуемо и, если я хорошо понимаю, например, историю про Авраама (да и самого Авраама во всей его истории – а понимать именно его, на мой взгляд, важно), то мой «выход» из МП и стал для меня тем самым «актом веры» Авраама, когда нужно «оставить всё и уйти из дома отца своего». И ещё добавлю, что мне невозможно было бы это сделать, если бы у меня не было на тот момент никакого гаранта (а правильнее – Гаранта), которому бы я безгранично доверял (или хотя бы «был вынужден» безгранично доверять).

Итак, когда я плотно «подвизался» в изрядно подпорченном «православии» МП (чуть больше 15 лет), то где-то краем уха (а иногда и не краем) слышал, конечно, о тех некоторых её «неприятных моментах», которые были озвучены мною в первых двух частях. В желании всё расставить по своим местам меня сильно тормозило то, что «а идти-то больше и некуда!» И ещё, знаете, в наркологии, например, есть такой синдром «отрицание болезни»? То есть, это когда явно зависимый человек утверждает что «Да у меня вообще всё нормально!», и его сознание отталкивает болевые точки в прошлом, потому что они уж очень для него «болевые». Вот в этом смысле моё «православие» было таким же. Различные Дворкины и прочие доморощенные «апологеты» и «богословы» МП, как я сейчас понимаю, очень хорошо поработали над моим неофитским «православным» сознанием. Я действительно верил в то, что Православная Церковь одна, и что это – МП РПЦ. (В то, что она одна – я верю и сейчас, но то, что это МП — «да ладна!» — как сказала бы моя неугомонная дочь Лиза).

А тогда я на удивление всё принимал за чистую монету. Однако помню, что на Литургии в МП во время Великой ектеньи «Великого Господина и Отца нашего, Святейшего…» и далее по тексту я не кланялся и не крестился – ну вот никак это у меня не получалось, особенно в конце.

Помню ещё, как радовался, находясь там, когда «наша церковь» объединилась в 2007-ом с Зарубежной. Кстати, знаете в чём, как я думал, мы с ней «разошлись» после 1917-го? В том, что «мы» тут остались на растерзание большевикам, а «они» «съехали» в самый ответственный момент за границу. И для меня это «воссоединение церквей» виделось как «наше» прощение «их», так сказать, не засвидетельствовавших свою верность Христу «до смерти». Вот так работала моя голова…

Одним словом при принятии решения ухода из МП я испытывал примерно тоже, что испытывает человек, которому в открытом море нужно прыгать с горящего корабля. Он понимает, что где-то должна быть шлюпка, но в хаосе крушения и пожара он её не видит. И ему остаётся одно – прыгнуть туда, где, как он думает (или ему «подсказывает внутренний голос») она «должна», или «может» быть.

Я думаю, что дальше имеет смысл повторить ещё раз кратко историю о том, каким образом я совершал этот «переход». (Подробности, кому интересно, можно причитать на сайте «Острова», благодаря согласившемуся их там опубликовать редактору, нашей отзывчивой и непревзойдённой Алёне Чепель, вот здесь: http://www.ostrova.org/kak-ya-prishel-v-ipz/ ).

Вкратце, это происходило у меня так...

В определённый момент времени я начал понимать (точнее, это стало «наваливаться» на меня всё больше и больше), что моя, так сказать, «духовная жизнь» (а вслед за ней, соответственно, и остальная тоже) начинает превращаться в какое-то тухленькое и тёпленькое болотце. Все мои начинания как активного прихожанина в МП как-то уже сошли, или продолжали сходить «на нет», и вообще в жизни стал пропадать некий религиозный тонус, без которого, собственно, теряется всякий смысл самого этого «жития». Конечно, я должен был понимать и понимал, что «возможно, это временное явление», что «возможно, это эффект выгорания», но все мои попытки как-то восстановить его или «оживить» на этот раз заканчивались неудачей.

И тогда я (кстати, дело было Великим постом) «совершенно случайно» и совершенно непривычным для себя способом (не буду здесь подробно) прочитал книжку одного автора в разделе «Религия» на каком-то литературном ресурсе в Инете. Автора я поверхностно знал и раньше, как человека «мутного» с точки зрения моего тогдашнего МП-шного мировоззрения, но вот тут как-то начал читать. Меня «зацепило», как говорят в среде молодёжи, и «мутность» автора для меня начала удивительным образом рассеиваться.

Только потом я понял и сформулировал для себя, что «виной» тому, судя по всему, была наша с автором идентичность в переживании и осмыслении той «реальности , где есть и управляет Бог», где всё устроено и «течет» совсем не так, как мы привыкли «устраивать» здесь. Эта идентичность была не в каких-то менее, но тоже, возможно, важных вещах, но «по существу», или дерзну сказать, «по природе». Знаете, это было как разговор с человеком, которого раньше никогда не знал, но при нескольких его словах сразу узнаешь в нём «своего». Причём «своего» не по каким-то внешним признакам и атрибутам, а по сути.

Конечно, потом я нон-стопом прочитал вторую его книжку. Мне стало интересно – а кто же он такой на самом деле (а не то, «что о нём говорят» в МП)? Так я с удивлением узнал, что он служит, что служит сейчас, и что служит он в моём городе (для меня это было «ващще!!») Потом я приехал к нему на службу, мы встретились, потом ещё, потом ещё. Потом стал читать книги по истории современной церкви не в «переложении» популяризаторов МП.

…А потом я покаялся в сергианстве и экуменизме и ушёл из РПЦ.

Теперь от каких-то моих личных субъективных «переживаний, размышлений и жизненных опытов» (напомню – подробности на «Островах») перейдём к вещам более серьёзным (насколько, конечно, такой человек как я, может о них рассуждать).

Так вот, недавно исполнилось два года, как я «покинул» МП. Что мне это дало на сегодняшний день? Приобрёл ли я то, чего я не видел и не знал там, что можно было бы как-то конкретно описать словами, кроме того, что сказать «Я чувствую и уверен, что на правильном пути»?

Думаю, что да.

Чтобы писать о первом «приобретении» из этого, нужно сделать небольшое отступление.

Знаете, что, или точнее, «кто» был моей «последней и главной каплей», которая переполнила чашу моего даже ещё не «активного МП-шного православия», а «активного протестантства», в котором я тоже «подвизался» перед МП лет 5-6? Я скажу. Новомученики и исповедники Российские. Сначала «в те давние времена» была книга Кураева «Протестантам о Православии» (там о новомучениках нет). Но эта книжка заставила меня тогда задуматься о том, что по глубине духовного опыта протестанты перед православными (я имею в виду наших святых отцов) – это просто детский сад, и я понял, что, видимо, в моём отношении к православию «что-то пошло не так». Я понял, что что-то упустил со всей «ихней» учёбой во всяких «библейских институтах», семинариях и с моим стремлением к «пасторству». Упустил что-то очень для меня важное.

И вот тогда мне попалась книжка Поспеловского «История православной церкви в России в ХХ-ом веке» (или «История русской православной церкви в ХХ-ом веке» - не помню, ну да не суть). И вот уже там я прочитал о новомучениках, которые были почти моими современниками ( - !) и жили, ну вот, буквально рядом со мной. Моё сознание так живо откликнулось на эту «информацию», что можно сказать, что после этого путь в православие «был для меня открыт». Вот всё-таки очень и очень не зря у нас (в смысле в церкви) говорят, что «мученики – это семя церкви». Ведь и на самом деле (дерзну сказать то, как я это понимаю) мученичество за Христа – оно действительно «манит», оно действительно «привлекает», оно действительно заставляет переосмысливать всю свою жизнь, оно действительно «влечёт» в ту самую «реальность, где есть и управляет Бог». Говоря очень недостаточными современными словами – это какой-то очень мощный и рационально необъяснимый эффект, который привлекает к себе как «подобное к подобному». Именно этот пережитый эффект (в сумме, я так думаю, даже с небольшой долей аскетики и догматики) и даёт возможность, на мой взгляд, реально отличить церковь от НЕ-церкви.

Так вот, именно этот эффект «понимания и сопереживания мученичества за Христа» и увёл меня тогда из протестантства. И он же впоследствии увёл меня и из МП.

Возвращаясь к тому, ЧТО я теперь имею, выйдя из МП, чего не было там, я точно могу сказать, что первое – это очень живая и какая-то очень близкая внутренняя связь с действительными новомучениками и исповедниками Российскими (да и вообще со всеми «нашими» святыми), а не с множеством тех так называемых «святых», которых непонятно по каким причинам «канонизировала» раньше (как в случае, например, с Иосифом Волоцким) так называемая гос. церковь и продолжает сейчас «канонизировать» РПЦ.

Второе «приобретение» моего, так сказать, «духовного имения», которое только увеличилось и обогатилось после моего ухода из МП – это имяславие. И к этой теме я тоже отношусь с изрядным количеством какого-то «благоговения» и «внутреннего трепета». И вот тут тоже нужно сделать небольшое отступление.

Когда я столкнулся здесь (в настоящей церкви, как я думаю сейчас) с этим вопросом, то для меня это было «чем-то второстепенным» или даже далее, чем второстепенным, потому как раньше этой темы (в «православии» МП, а тем более у протестантов) я не то чтобы не касался, а даже вообще и не знал. Тема-то такая, как я думал – «чисто богословская», а мне как простому прихожанину — «что до того»? Однако, как оказалось, всё не так просто.

Уже потом я создал для себя некий критерий важности для таких, на первый взгляд, «чисто богословских» тем. Ведь меня можно легко запутать правильными словами о том или ином «догмате». Но как определить – кто прав? И эти говорят правильно и красиво со своей точки зрения, и эти тоже – стоит только внимательно почитать и тех, и других. Тогда я определил и «вместил» это для себя так – если в так называемых «чисто богословских» спорах гибнут люди и произносятся «анафемы», то, как для члена церкви, это жизненно важно и для меня.

С кем бы я был тогда? Пошёл бы я на исповедничество с одними или стал гонителем с другими? Ведь на самом деле от ставшего «моим» на самом глубоком уровне ответом на этот вопрос напрямую зависит качество и истинность исповедуемого лично мною христианства

В предыдущей теме таким в самом буквальном смысле «разделяющим до составов и мозгов» вопросом был такой: «С КЕМ Я? С Сергием Страгородским и его МП, или же с нашими мучениками?». В теме имяславия таким вопросом для меня являлся следующий: «С КЕМ Я? С Антонием Булатовичем и имяславцами, которые верили в божественность имени Христова и страдали за Него, или с теми «деятелями» из той, опять же, гос. церкви, которая заставляла их страдать?» То есть, кто прав по большому счёту – исповедники и мученики за свои взгляды, или их гонители?

Для меня ответ очевиден, даже если я и считаю, что по плоти я, возможно, к нему и не готов. Пусть пока не готов. Но только благодаря ИМ, и благодаря ИХ «разрешению» этих вопросов, я точно знаю, какой образ «поступания» для меня единственно правильный и единственно христианский. Так, чтобы и перед Богом, и перед людьми.

Итак, подводя какой-то итог, я ещё раз перечислю те моменты, которые были необходимы для моего действительного присутствия в церкви Христовой (а так же и моего личного «религиозного христианского сознания»), но стали возможными только после того, как я ушёл из МП:

Первое – это, конечно, окончательный разрыв духовной связи с той организацией, которая называет себя «Русской Православной Церковью», со всеми вытекающими отсюда положительными в духовном плане последствиями..

Второе – это открытие своего места в истории истинной российской православной церкви и своё самое непосредственное участие в ней. Сюда же можно отнести гораздо более полную и живую связь с нашими новомучениками и исповедниками (да и со всеми «нашими» святыми тоже).

И третье – это моё знакомство, моё переживание и моя принадлежность к имяславию.

Ну вот, собственно, и все. Я чувствую, что есть в этой части какая-то неоконченность и незавершённость, но вот пока так. И, кстати, незавершённость – это тоже хорошо, потому что оно подразумевает следующую серию.

Всем спасибо за внимание и что не менее важно – с продолжающимся праздником Святой Троицы!

P. S. Только сегодня у меня чётко и ясно в голове сложилось несколько факторов (внутренних, а не внешних), которые увели меня из МП и привели в ИПЦ: это немного аскетики, немного истории, немного догматики и немного молитвенной практики. Вот, в общем-то, и всё. То есть, я думаю, что человек, который, по милости Божьей, имеет все эти "немногие" моменты, достаточно ясно должен увидеть однажды, что то место, в котором он оказался в поисках церкви (если он оказался в МП РПЦ) — это не совсем то, чего он искал. И обязательно начнёт искать дальше.

Вот теперь всё.

БЛОГ ЭДУАРДА БАРАНОВСКОГО, 28 мая 2018 г.

 

 

 

 

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования