Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МБХ МЕДИА": Оппортунисты или «идейно заряженные»: что собой представляют члены провластных парамилитарных групп. "Фонды РПЦ, «православные бизнесмены» ... это одна система"


Со дня акции протеста, приуроченной к очередной инаугурации Владимира Путина, прошел месяц. Во время нее представители «казачьих» провластных группировок избивали в Москве протестующих нагайками.

Несколько оппозиционных активистов создали телеграм-канал под названием «База данных: провокаторы, штрейкбрехеры, наймиты», в котором собирают из открытых источников информацию о членах провластных парамилитарных организаций. Один из основателей проекта Антон Громов рассказал «МБХ медиа» об особенностях работы проекта и планах на будущее.

 — Помимо собственно «казаков», какие категории провластных активистов стали объектом вашего внимания?

— Помимо «казаков» это, естественно, представители различных «ветеранских» организаций, состоящих из персонажей, принимавших участие в боевых действиях в ДНР-ЛНР, в Сирии. Многие из них сейчас находятся в Москве и действуют в формате структур типа «Антимайдана», SERB, НОД, а также в «Союзе добровольцев Донбасса». Они все взаимосвязаны между собой, координируются, выходят по команде на все мероприятия, ведут наблюдение за активистами. Я так понимаю, их координирует Центр «Э» и ФСБ, и они находятся в своеобразном подчинении «эшников» и эфесбешников.

Так что, конечно же, в нашем поле зрения не только «казаки». Я, кстати, прошу слово «казаки» применительно к данным людям всегда ставить в кавычки, потому что к настоящему казачеству они не имеют никакого отношения. Как известно, в советское время шла политика расказачивания, и она имела фактически форму этноцида. И все эти люди, изображающие сейчас из себя казаков — это действительно ряженые, наемники и оппортунисты. И позорить настоящих казаков тут не надо. В нашем проекте как раз участвует представитель этнического казачества, Михаил Попов. И он, и его люди недовольны тем, что происходит.

К сожалению, западная пресса плохо разбирается в этом контексте, у них нет хорошей аналитики по таким темам, и они склонны грести всех под одну гребенку.

 — Вы упоминаете связь ФСБ и Центра «Э» с парамилитарными группировками. У вас есть какие-то фактические доказательства того, что сотрудники спецслужб управляют этими активистами? Или это ваше предположение, основанное на том, что просто больше некому их координировать?

— Ну, конечно, есть кому — в зависимости от того, какие задачи в данный момент стоят. По большому счету, все это курируется через Администрацию президента — в свое время всем этим активно занимался Владислав Сурков, а сейчас занимаются его наследники. Хотя, может быть, он этим и сейчас занимается — вполне это допускаю.

Что касается спецслужб — видно же, как на месте, во время акций координируются действия с сотрудниками правоохранительных органов. К тому же, нам поступает информация на почтовые ящики, через бота в телеграме, в фейсбук (после попыток взломать нас в телеграме мы решили перестраховаться и завели страницу в фейсбуке). На связь с нами выходят и недовольные происходящим сотрудники МВД, и даже представители изучаемых нами организаций. Один из тех, кто с нами контактирует, воевал ранее на Донбассе, затем воевал в Сирии, придерживается националистических взглядов, имел отношение к ЧВК. Он разочаровался во всем этом, когда в Сирии в феврале этого года подразделение ЧВК Вагнера было уничтожено американской армией. Человек понял, что к ним относятся как к пушечному мясу.

Все это взаимосвязано и имеет единую координацию. Очень часто ошибочно думают (особенно на Западе, в аналитических отчетах), что принимают решения какие-то силовые кланы, группы, и левая рука не знает, что делает правая. На самом деле, конечно, знает, и все это чекистско-гебистская система, просто она «гибридная». Это хороший термин. Они пытаются создать иллюзию, что эти структуры независимы, полунезависимы, автономны. Но на самом деле — что фонды РПЦ, что «православные бизнесмены» (непонятно как получившие свои деньги), что «казачьи» структуры, что структуры военно-патриотического образования, всякие псведонационалистические структуры типа «Реструкта», «Спутника и погрома» — это все часть одного целого, это одна система.

Есть люди, которые нас уверяют, что Путин обо всем этом не знает, но все он, конечно же, прекрасно знает. Мы последовательно идем к созданию «эскадронов смерти» в России. Ошибаются те, кто думают, что махавшие нагайками люди на этом остановятся. Просто нужно помнить опыт Украины, когда подобные люди, высыпав на улицы, превратили мирные города Донбасса в ад и филиал Северной Кореи. То же самое может произойти и в России вполне спокойно. И произойдет, если власть решит, что экономическими способами удерживать власть, покупая себе лояльность, больше нет возможности — они используют против людей вот этих товарищей. Это такой план «Б».

 — Вы заявляли еще на старте своего проекта, что будете стремиться к созданию некоей общей базы данных погромщиков и провокаторов. Вы уже ведете аналитику по событиям, не связанным непосредственно с акцией 5 мая? Насколько далеко в прошлое вы готовы углубляться, изучая ранее происходившие события?

— Думаю, что достаточно глубоко. Да, некой отправной точкой для нас стали события 5 мая, но когда мы начинаем разбирать анкеты этих персонажей, мы видим и личные благодарности от президента РФ, и наградные пистолеты, тесные контакты с депутатами от «Единой России». Многие клубки начинают раскручиваться, мы уходим в изучение других времен. Мы видим, как когда-то при поддержке Администрации президента и спецслужб начинали формироваться уличные движения «Георгиевцы», «ДУРИ.НЕТ», «СТОП.ХАМ», «Народный собор», да и тот же «Реструкт». И многие из тех людей, деятельность которых мы сейчас анализируем, прошли всю эту школу. Путь многих начинается буквально со школьной парты, когда их берут в оборот эти «патриотические», «православные» организации. И постепенно они приходят вот к такому типу боевика-фанатика.

Разумеется, ими правят подлецы. Но даже у подлеца рано или поздно маска слишком прилипает к лицу и становится неотделима. Понятно, что все они бывшие комсомольцы и атеисты, но рано или поздно они проникаются всеми этими эсхатологическими идеями «последней православной империи», «Третьего Рима», всякими дугинскими теориями. И когда Путин, рассуждая о возможности применения ядерного оружия, говорит, что мир без России ему не нужен — он говорит вполне честно. Они реализуют все, во что верят. Развязывают войны, финансируют в Европе подрывную деятельность подконтрольных организаций как левого, так и правого толка — через всякие подконтрольные банки и фонды, через «Россотрудничество» и тому подобное.

И вся эта работа — это не всегда истории про деньги. У них действительно есть идеология.

 — Вы упоминали ультраправую организацию «Реструкт». Как мы знаем, ее основатель и лидер Максим Марцинкевич («Тесак») сидит в тюрьме, и выпускать его власти не планируют. Не кажется ли вам странной такая судьба для лидера подконтрольной властям организации?

— Марцинкевич был лицом «Реструкта», но за его спиной стояли люди, близкие к спецслужбам. Они сейчас не в тюрьме — они ездят по заграницам, у них все хорошо. Конечно, если он сейчас выйдет из тюрьмы, думаю, он поймет, наконец, что дальше уж сотрудничать-то не стоит, что тебя все равно всегда сдадут и продадут. Ну, если Марцинкевич не полный идиот, конечно.

Но в прошлом Марцинкевич был частью гибридной системы псевдонационалистических организаций, но без политического содержания, которые должны были противостоять так называемой «либеральной угрозе». Эти организации активно использовались в 2011—2013 годах. В этом смысле пик напряженной работы «Реструкта» был в 2013 году, когда они пытались противодействовать предвыборной кампании Алексея Навального, баллотировавшегося в мэры Москвы. Я сам имел отношение к этой кампании и видел, как «реструктовцы» приходили к зданию штаба, нападали на «кубы». Стоит также вспомнить троллинг от «Реструкта» во время выборов в Координационный совет оппозиции.

 — Ведете ли вы какой-то социально-психологический, если угодно человековедческий анализ накопленных данных? Можно ли выделять какие-то отдельные социальные, психологические, идеологические типажи? Доминируют ли какие-либо типажи? Можно ли выделить наиболее опасные?

— Среди изучаемых нами есть категория оппортунистов. Как правило, это достаточно возрастные люди или люди среднего возраста. У них есть жена и дети. Они просто живут и развиваются в определенном направлении — служили в армии, воевали в «горячих точках». Они просто «работают».

Есть более идеологически заряженные. Они раньше били геев в составе организации «Георгиевцы», и тому подобными делами занимались. Это организации «Светлая Русь», «Народный собор». Вот они уже фанатики. Многие из них нацисты или бывшие нацисты, которые часть своих взглядов видоизменили в сторону евразийства. Это уже заряженные маньяки. Примеры такой публики — неонацист Алексей Мильчаков, да и тот же Дмитрий Уткин («Вагнер»)

Кстати, так называемые «советские патриоты», как ни странно, более гуманистичны, чем эта публика. Я «совок» совершенно не переношу, но это следует признать. В 2014 году, когда развивались события в Украине, возникла же идея создания большого «Славянского корпуса» из числа ветеранов Афгана, Чечни и других горячих точек. И у старшего поколения это не нашло понимания: «Как же так, воевать против украинцев, мы же с ними учились, это братский народ». Все же советские люди имели вот такую гуманистическую прививку.

Поэтому идея провалилась, и в эти путинские парамилитарные группы, в эти ЧВК, начали набирать уже отмороженную новую поросль, в том числе нацистских представителей уличной пехоты.

Ну и еще одна категория есть — это тусовка, формировавшаяся возле «Спутника и погрома», выросшая на теориях заговора Галковского, на безумной картине мира, в рамках которой русских все обижают. Они испытывают особенную ненависть к украинцам, к национально мыслящим белорусам. Эта поросль серьезно отличается от остальных. У них в голове сплав националистических взглядов с «либертарианскими», но они, в отличие от генерации старых правых типа «Народного собора», мало во что верят, они даже не православные, а, как правило, атеисты. Это выросшие на руинах советской империи радиоактивные мутанты. К сожалению, ситуация с ними стала возможной из-за того, что идеологи русского национализма после событий в Украине практически полным составом легли под Администрацию президента, ради пайка или из-за трусости. Хотя они могли уехать, эмигрировать, но выбрали этатистскую плетку. Впрочем, если смотреть ретроспективно на этих националистических лидеров, все равно ведь понятно, что весь их генезис находился в рамках сурковщины, в рамках искусственно созданных, управляемых проектов. И все эти люди были «на крючке» — кто-то из-за наркотиков, кто-то из-за семейно-номенклатурных связей.

 — Провластных активистов, стремящихся к насилию, в России часто именуют «титушками», по украинскому образцу. Исходя и из своих наблюдений, своего опыта, и из вашего рассказа, я сомневаюсь в оправданности применения такого термина. Насколько мы помним, в Украине «титушки» (в том числе «основоположник бренда», гопник из Белой Церкви Вадим Титушко) — это были не обремененные какими-то сложными убеждениями молодые гопники, «качки», обитатели спортзалов. Мотив у них был либо финансовый, либо мобилизация по линии милиции-братвы-кланов. Но здесь, в России, мы все же видим фанатиков и сумасшедших.

— Такой термин был бы актуальным в какой-то период времени, но это осталось в прошлом. Все-таки, Москва — это имперский центр, здесь действуют профессионалы. «Титушки» — маргиналы из провинциальной «качалки», не имеющие постоянного заработка. И это попахивает девяностыми. Да, в российских 90-х такой термин можно было использовать, когда подобных лиц нанимали во время выборов в регионах, и они шли запугивать какого-нибудь кандидата. Сейчас в России все иначе.

 — Одной из заявленных целей вашего проекта является преследование погромщиков «в рамках закона». Однако всем же понятно, что на практике публикация ссылок на аккаунты провластных активистов неизбежно ведет на эти странички в соцсетях целые колонны яростно настроенных оппозиционных граждан. По факту уже сама публикация таких ссылок является одним из инструментов общественного давления. Многие ли фигуранты базы данных удаляют свои страницы, столкнувшись с таким давлением? Вообще, насколько эти люди медиачувствительны? Насколько нежелательна для них огласка такого рода?

— Ну, как мы знаем, даже некоторые проправительственные «казаки» осудили то, что творилось 5 мая, и мы знаем эти истории про казаков, высекших других казаков. Мы также знаем, что мэрия Москвы отказалась использовать их для охраны на мероприятиях Чемпионата мира по футболу. Мы считаем, что это результат, в том числе, и нашей работы.

Некоторые, конечно, удаляют страницы в соцсетях, пугаются. Один из «казаков» работал в вузе и весь вуз от него отрекся, когда стало известно, что он участвовал в нападениях на людей. То есть, все это действует на определенных людей — не самых отмороженных, не самых сумасшедших. Но если речь идет о боевиках, об убийцах, то мы бессильны.

 — Особое мое внимание привлекло недавно опубликованное в вашем телеграм-канале сообщение об Игоре Мангушеве, которого вы называете «известным прокремлевским боевиком, руководителем ЧВК «E.N.O.T. CORP». Этот Мангушев пришел на собрание оппозиционных муниципальных депутатов района Хамовники и вел там зачем-то видео и фотосъемку. Что такое ЧВК «E.N.O.T. CORP» и зачем ему муниципальные депутаты из Хамовников?

— Это довольно опасные ребята. Это как раз они имели отношение к «Народному собору», начинали в движении «Георгиевцы», участвовали в избиении представителей сексуальных меньшинств. Где-то в 2010—2011 годах они занимались попытками переключить гражданский протест на какие-то локальные темы типа нелегальной миграции, устраивали рейды по подвалам домов в поисках мигрантов.

Когда началась война против Украины, они занимались доставкой гуманитарных грузов, но фактически они также участвовали в боевых действиях, в том числе довольно щекотливого характера — уничтожали и украинцев, и местные подразделения, не лояльные Москве. По моим данным, они устраивали и сафари-туры для россиян — то есть давали возможность за деньги поехать в так называемые «серые зоны» Донбасса и принять участие в убийствах людей.

Также «E.N.O.T. CORP» в 2015 году участвовал в разоружении некоторых «ненадежных» казачьих отрядов в ЛНР.

Также в 2015 году основной состав «E.N.O.T. CORP» по приказу председателя Всероссийского Союза ветеранов десантных войск генерал-полковника Востротина, «за доблесть и мужество, проявленные при выполнении служебного и воинского долга в боевой обстановке» был награжден орденом «Генерал армии Маргелов». Командиру отряда награду вручил Председатель Центрального совета всероссийского «Союза десантников России» полковник Поповских. И в том же 2015 году «Народный Собор» наградил «E.N.O.T. CORP» медалью «Вместе за одно!» «за защиту русской цивилизации, помощь Новороссии и выполнение специальных задач».

Я думаю, это такой спецназ для выполнения «грязных задач», о которые не готовы мараться люди в погонах.

Зачем им собрание мундепов в Хамовниках — на этот счет есть разные версии, озвучивать все их пока вряд ли имеет смысл. Но одна из версий — само его присутствие и ведение им съемки было сигналом кому-то. Может быть, его пригласили представители властей как своего знакомого. Мы выясняем все обстоятельства.

 — Расскажите об угрозах, которые начали поступать в адрес вашего коллектива. Скажется ли это на вашей работе, и если скажется, то как именно?

— Мы будем работать в любом случае. Наша работа, кстати, стала определенным маркером. Красноречив список СМИ, телеграм-каналов и оппозиционных политических деятелей, которые умолчали о нашей работе. Мы обращались к целому ряду довольно радикальных протестных деятелей, которые сейчас на виду, которые организуют различные массовые мероприятия — просили их об информационной поддержке. Но они нас проигнорировали. На мой взгляд, это довольно красноречиво. Одно дело работать над чем-то, за что можно реально пострадать, лишиться здоровья или жизни, и другое дело — озвучивать с плакатами и с шарами требования, которые никогда не будут выполнены. И то, и другое, конечно же, полезно, но имеет определенную иерархию.

И я убежден, что те угрозы, которые приходят нам сейчас — это оценка нашей деятельности. Значит, мы действительно опасны и занимается правильным делом. И любая помощь, любая поддержка будут очень нужны и очень ценны для нашей команды.

Что касается угроз. Сперва по всем группам боевиков начали рассылаться списки нашей команды с адресами-явками-паролями. Есть группа «ВКонтакте», которая называется «Те, Кто позорят Россию». Там появилась информация про членов нашей команды. Я там иду на первом месте — наверное, как масон-рептилоид из Евросоюза, потому что у меня там НКО зарегистрировано. Еще упомянуто, что я имею отношение к «Форуму свободной России» — это правда, имею отношение и являюсь координатором одной из рабочих групп. Дальше в списке мой товарищ по нашему проекту Виктор Олейник. Указана какая-то нелепица про то, что он свободное время проводит в Майами и Нью-Йорке, где имеет якобы собственность. Далее зачем-то к нашей команде отнесли Дмитрия Андреева, и четвертым указан казак Михаил Попов. Это была первая, неприцельная атака.

Но дальше они покопались и начали работать более прицельно. Некто Владимир Лактюшин написал статью с «расследованием» моей деятельности, разбирает мое старое публичное выступление, и подводит меня под 280 статью УК («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). Это такая форма публичного доноса. Вывод, следующий из текста — мы враги России и агенты Госдепа, которые хотят устроить гражданскую войну.

Эту информацию тоже начали разносить по разным сайтам и пабликам. Особенно они ненавидят нашего товарища Михаила Попова — как я понимаю, за то, что он казак, а, значит, «предатель». Потом они уже начали долбить по всем нашим телефонам, стали появляться рядом с нашими домами люди, похожие на оперативников. Пытались попасть под видом электрика домой к нашему активисту Денису Петрову, и почему-то оставили у него в квартире телефон. Телефон он потом выкинул, но зачем этот телефон ему оставили — вопрос. Не прекращаются звонки и личные сообщения с угрозами, периодически пытаются взломать наш бот в телеграме. Судя по изменившемуся характеру поведения телефонов, идет прослушка.

И все это не прекращается — так же, как не прекращается наша деятельность.

На нашу работу вся эта ситуация может повлиять только если с нами физически что-то случится. Мы рассчитываем на поддержку независимых политиков, СМИ, правозащитников, фондов, аналитических центров.

Разумеется, физически в России мы оставаться не будем, мы зарегистрируем НКО, будет создавать аналитический центр по вопросам гибридных угроз. Помимо сайта, создания аналитического центра и подготовки докладов (в процессе), мы бы хотели заниматься правозащитной, осуществлять поддержку пострадавших и выявлять исполнителей и организаторов террора. Далее, это уже подготовка жалоб в ЕСПЧ. На всех нападавших у нас есть база данных с ФИО (зачастую они действуют не под своими реальными именами), адресами, номерами страховых полисов и т. д. Мы эту информацию не выкладываем в общий доступ, но она может быть использована для составления исков. Готовы по этим и другим вопросам сотрудничать со всеми людьми доброй воли.

В идеале нужен свой условный ФБК, который будет работать только по этой «гибридной теме», так как времена финансовых и экономических историй прошли, путинская РФ ведет самую настоящую войну против цивилизованного мира и своих собственных граждан. Мы живем в военное время, точка. Относительно мирный период закончился в 2014 году.

Роман Поков,

"МБХ МЕДИА", 5 июня 2018 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования