Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"БЛАГОВЕСТ-ИНФО": «Если в вас живут крокодилы, не стоит принимать их за ангелов». О роли психологии в служении протоиерея Александра Меня


«Роль психологии в служении отца Александра Меня» – встречу на такую тему провел 21 февраля в Культурном центре «Покровские ворота» психолог Михаил Завалов. Вечер был организован совместно с факультетом психологии Московского православного института имени Иоанна Богослова. Михаил Завалов – духовный сын о. Александра Меня (1935-1990), известного пастыря, миссионера, библеиста, проповедника, писателя, переводчика.

Сам о. Александр представлялся как «простой сельский священник», однако он был одним из самых образованных людей своего времени. М. Завалов познакомился с пастырем в 70-е гг., будучи студентом-медиком, ему посчастливилось много говорить со священником о психологии, некоторые реплики он записывал. Выступавший свидетельствовал, что о. Александр живо интересовался психологией, он был первым священником, кто для работы на приходе привлекал профессионального психолога – Владимира Леви. Последний тоже принял участие в вечере посредством Skype.

По словам М. Завалова, психология, конечно, не была главным предметом интересов священника, но он хорошо знал труды Фрейда, Юнга и Фромма. Он считал, что психология и духовная жизнь «не конкурируют между собой».

Священник не только не отрицал психоанализ, но говорил о его значении для верующего человека: «Психоанализ подвергает веру критическому рассмотрению: почему я верю? Это требование дать отчет в своей вере – не только требование разума, оно высказано в Новом Завете». Если «психоанализ происходит перед Лицом Божиим», у верующего есть возможность воспринимать его как «орудие очищения нашей веры». «Надо быть скептиком – ради истины. Если в нас живут крокодилы, не стоит принимать их за ангелов», – привел слова священника М. Завалов.

Заинтересованное отношение о. Александра к психологии следовало из его понимания христианской антропологии и «библейского отношения к жизни»: «Его заботил весь человек…, для него все было единым целым. Он мог показать, что все созданное прекрасно, он не отделял духовное от светского». Например, на вопрос прихожан о том, какие особые «духовные» книги надо читать, о. Александр не называл труды по богословию, а отвечал, что есть книги «или духовные, или плохие» – это же можно спроецировать и на его отношение к психологии, считает М. Завалов. Вместе с тем, священник считал, что «психологии не хватает представления о том, что зло реально», вспоминал выступавший.

О. Александр заражал его своим подлинным интересом к каждому человеку, утверждая, что «в интересе всегда есть что-то от любви». Причем ему были интересны самые разные люди – не только христиане и не только «потенциальные христиане», которых можно было бы обратить. Так, о. Александр мог удивить рассказом о том, что «регулярно встречает талантливого психотерапевта в лице одной из продавщиц магазина в поселке Семхоз». Он говорил: «У нас два магазина, в обоих ничего нет, но в одном очередь унылая и злая, а в другом – все радуются…».

От своего пастыря М. Завалов учился отношению к людям, умению их слушать, будучи открытым, что является одним из важнейших свойств психолога. Открытость обычно ассоциируется с незащищенностью, но парадоксальное напутствие о. Александра может ободрить тех, кто выбирает служение психолога: «Я говорю вам с полной ответственностью, что человек, который устанавливает для себя принцип открытости и отдачи, в значительной степени гарантирован и застрахован от тяжких негативных результатов [общения с пациентами]».

По отношению к своим прихожанам о. Александр был не только духовным отцом, но и «стихийным психологом и психотерапевтом», вспоминал выступавший. Создав множество малых групп, которые тайно собирались для чтения и изучения Писания, общей молитвы (что в советское время было запрещено), он рассматривал их и как своеобразный «полигон общения», где его духовные чада учатся «иметь любовь между собою» (Ин.13:35). Священник тонко подбирал состав группы, внимательно следил за психологическим климатом, помогал преодолевать сложности и конфликты. При этом прихожане его воспринимали и как отца. «Он был надежным, как скала, но не был авторитарным. Он мог сказать директивные вещи, но это так не воспринималось. Это просто чудо какое-то!» – вспоминал своего духовника психолог.

«В приходе о. Александра было, наверное, больше тысячи человек, и он изумительно «работал» с людьми, рассказал известный психиатр и психотерапевт, автор популярных книг Владимир Леви, который также познакомился с о. Александром в середине 70-х гг. «Я понял, что это мне надо учиться у него… Когда я сам был в кризисе, он оказал врачебно-психотерапевтическое воздействие на меня, и я целый месяц по его приглашению жил в его кабинете», – вспоминал он. По мнению психолога, «тонкая подстройка к состоянию каждого человека» – это «врожденное искусство», «гениальная способность» о. Александра. «Едва ли во всей истории помощи человека человеку мы найдем десяток личностей подобного масштаба», – полагает он.

Говоря о пастырской психологии о. Александра, В. Леви остановился на конкретном примере: «грех» и «вина» не были для него тождественными понятиями, он считал грех ошибкой. Это позволяло избежать «давления греха как вины», которое приводит к разрушению собственного «я», неврозам, асоциальному поведению, «оценочной зависимости», от чего потом приходится лечить психотерапевтам, отметил доктор.

«Христианство – это путь зрелого, взрослого человека, он не под силу невротику, погруженному в детские травмы», – продолжила психотерапевт, преподаватель МГУ и РПУ Наталия Инина. В молодости она встречалась с о. Александром и утверждает, что он был «явленным образом зрелого здорового человека, полноты жизни, примером духовной высоты и невероятной опорой».

В ходе обсуждения возник вопрос о психологической грамотности священнослужителей. «Хочет священник или нет, он в любом случае является практическим психологом», – утверждает В. Леви, который убежден в необходимости обучения будущих пастырей основам психологических знаний.

Профессор Борис Братусь – доктор психологических наук, член-корреспондент РАО, завкафедрой общей психологии МГУ им. Ломоносова, научный руководитель Психологического факультета МПИ при РПУ рассказал о курсах «повышения квалификации» для московских священников, в рамках которых уже в течение шести лет проходят занятия по психологии. Через эти курсы прошло около 2 тыс. священников, которые в большинстве своем проявляют  интерес к этой науке.

Юлия Зайцева,

"БЛАГОВЕСТ-ИНФО", 26 февраля 2018 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования