Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МБХ МЕДИА": Он нам режим. Как дистанцироваться от политик, вредных для родины. "Режим — правовое понятие, но для российского руководства оно — политико-теологическое"


Почему гражданам России выгодно вслед за Никки Хейли называть российские власти «режимом Путина»

Посол РФ в ООН Василий Небензя в среду на заседании Совета безопасности поспорил с коллегой из США Никки Хейли. Хейли, перечисляя государства, проводящие агрессивную внешнюю политику, назвала их «режимами»: «режимы Кима, Асада и Путина». Небензя возмутился, мол, какие режимы: «В России не режим, а законно избранный президент и назначенное правительство».

Россию включили в «ось зла», но Небензя возмущается именно словом «режим». Почему? Речь здесь идет об одном из принципиальных столкновений между политическими языками запада и современной России. Для Хейли режим — это правовое понятие. Для Небензи, как и для всего российского руководства — политико-теологическое.

Идею классифицировать способы, которыми управляются политические сообщества, принято возводить к Платону, однако первую систематическую классификацию им дал Аристотель, воспользовавшись двумя критериями: количество правящих и то, в чьих интересах правящие правят. В истинных формах правления — монархия, аристократия, полития — правят во имя общего блага. В извращенных — тирания, олигархия, демократия — во имя своих собственных. Аристотель, разумеется, не использует слово «режим», у которого латинские корни, а называет это politea.

Слово regime появляется в Позднем Средневековье, его употребляли в значении правил диеты, режима питания, постельного режима. В словарь политической науки regime попадал после Французской революции: монархический период в истории страны стали называть Ancien Regime — старый режим. Хотя в русских переводах цитат из «Богатства народов» Адама Смита, приведенных в сочинениях Маркса и Энгельса, используют слово «режим», в первоисточнике его нет, Смит использует понятие «система» (system), например, «феодальная система».

Жаловали понятие «режим» как раз классики марксизма. В 1851 году Маркс писал о Бисмарке Энгельсу: он хочет дать прусскому правительству власть над деньгами, сохранив «старый политический режим». В 1880 году Энгельс в финале памфлета о том же Бисмарке: «Ниспроверг бонапартистский режим во Франции только для того, чтобы восстановить его у себя».

Сталин тоже часто употреблял это понятие, причем в двух смыслах: и в смысле диеты (в кавычках, говоря о «режиме», который США прописали после войны Японии и Германии), и в смысле родового понятия для всех способов правления: Черчиллю не понравилось появление в России «советского режима» после Первой мировой войны, писал Сталин в «Правде» в 1946-м. В 1947 году в интервью одному из соискателей республиканской номинации в президенты США Гарольду Стассену Сталин развернуто объяснил, что такое режим: система — это экономика, базис, а «режим — фактор временный, политический».

Негативные коннотации стали приклеиваться к понятию «режим» во второй половине XX века, это случилось одновременно и в западной, и в советской политической мысли, но по разным причинам. В СССР с 60-х годов режимами называли недружественные Советскому Союзу постколониальные государства, обычно с добавлением «марионеточный» или «про-американский». Это понятие подчеркивало дефицит суверенитета, отсутствие легитимности, внешнюю зависимость — политическую и финансовую. Небензя, возмутившись с трибуны Совета Безопасности и потребовав не называть Россию режимом, обиделся на Хейли именно за это. В Сирии, как и в России, есть «законное правительство», это тоже не режим, разворачивал свою аргументацию Небензя, это легитимные и суверенные правительства, а не временщики и не марионетки.

Но Хейли, говоря о «режиме Путина», имела в виду совсем другое, она говорила не о дефиците легитимности и не об отсутствии суверенитета. Скорее верно обратное. Говоря сегодня о режиме чьего-то конкретного имени, американские и европейские дипломаты хотят подчеркнуть две вещи. Первое: группа, находящаяся у власти, отделяет себя от международного сообщества, действует против его интересов. Второе: группа, находящаяся у власти, отделяет себя и действует против объективных интересов собственной страны. Вывод: правящие делают это исключительно в собственных интересах. Ким Чен Ын, Башар Асад и Владимир Путин прежде всего хотят править, сохранять власть, а уж только потом делать что-то полезное для КНДР, Сирии или России.

Понять это Небензе трудно. В России проблема совмещения интересов правителя и интересов страны давно и успешно решена. Кремлевские эксперты, отвечающие за идеологию, провозгласили Путина «трансцендентальным априори» русской жизни. Это значит, что Путин — это условие возможности мыслить Россию, а не наоборот. С точки зрения российской идеологии никакого зазора между сохранением власти в руках Путина и интересами России нет: без первого и второго не будет. То есть буквально: пропадет Путин — Россия исчезнет как субъект мировой политики. Какой уж тут режим — держава Путина, не меньше.

Не надо мелочиться, как бы намекает Небензя. Обвинения в адрес «режима Путина» — это обвинения в адрес Российского государства. Обвиняйте его. Посол США в ООН в этом смысле, кажется, думает об интересах русского народа больше, чем Небензя: режимы приходят и уходят, а Россия остается, и поэтому возводить все вины на Россию, а не на режим Путина, было бы преувеличением. В этом плюс современного политического языка и западных политических институтов. Они так устроены, что оставляют множество способов не растягивать коллективную ответственность на всю нацию, даже если правители в какой-то момент заигрались с жизнями своих или чужих подданных, с общественными финансами или военной силой.

Идет ли речь о долгах ВТБ и «Роснефти», о хакерских атаках или о событиях на востоке Украины, говорить «режим Путина» выгоднее прежде всего российским гражданам, а не американским дипломатам. Так по крайней мере можно легитимно и внятно дистанцироваться от политик, вредных для интересов своей родины.

Константин Гаазе,

"МБХ МЕДИА", 22 февраля 2018 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования