Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РЕЛИГИЯ И ПРАВО": Реформа «Закона Яровой». Российские верующие страдают от произвола туманных определений - комментарий члена Совета при президенте РФ Владимира Ряховского


Среди всех попыток каким-либо образом скорректировать принципы религиозной свободы в России Закону Яровой посвящена особая глава. Уже сейчас ясно, что 2016-2018 годы (Закон Яровой принят в июне 2016 г.) стали временем борьбы верующих самых разных конфессий и религий за свое право свободно проповедовать без штрафов и окриков со стороны полиции. Само по себе принятие Закона Яровой сопровождалось более или менее возмущенными заявлениями протестантов, католиков, иудаистов и буддистов, некоторых православных с критикой положений этого закона о миссионерской деятельности. Однако ни Госдума РФ, ни другие органы власти не услышали призыва верующих.
 
Почти сразу у правоведов стали возникать идеи, как изменить Закон Яровой с тем, чтобы он не наносил вреда религиозным общинам и просто гражданам, которые хотят свободно верить и даже распространять свои убеждения, поскольку это предусмотрено Конституцией РФ. Граждан и религиозные организации стали штрафовать на десятки тысяч рублей только за распространение своей веры.

26 сентября 2017 года в Славянском правовом центре прошел круглый стол, посвященный последствиям применения Закона Яровой. По его итогам была создана рабочая группа по внесению поправок в «пакет Яровой». В нее вошли такие известные правоведы, как Михаил Шахов, Анатолий Пчелинцев, Сергей Чугунов, Станислав Кулов, юрист Общества Сознания Кришны Михаил Фролов и др. Большинство специалистов отметило, что надо сделать определения закона недвусмысленными, поскольку практика применения закона еще хуже, чем сам закон. При этом в ходе применения закона цель противодействия терроризму и экстремизму, ради чего и принимался закон, не была достигнута. Никакими подзаконными актами практику по закону не изменить, а методические рекомендации не работают в реальной жизни. При кураторстве юриста Славянского правового центра Станислава Кулова был проведен мониторинг правоприменительной практики законодательства о свободе совести в части регулирования миссионерской деятельности, создана база данных.

В ноябре 2017 года результаты мониторинга Славянского правового центра были обсуждены в Общественной палате РФ — было решено разработать рекомендации для органов государственной власти.

Однако прежде чем рекомендовать что-либо органам полиции или прокуратуры необходимо осознать масштаб и глубину проблемы. Российское общество, которое слышало только о том, что Закон Яровой поставит под контроль базы данных сотовых операторов, не знает и часто не хочет знать, что происходит в религиозной сфере. Тогда как в июле 2016 году в силу вступили только поправки, касающиеся регулирования миссионерства, то есть Закон Яровой сильнее всего бьет по верующим
 
Итак, по результатам мониторинга за период со вступления норм закона о миссионерской деятельности в России судами рассмотрено более 200 дел по статьи 5.26 КоАП. Всего дела об административных правонарушениях по статье 5.26 возбуждались в 42 регионах РФ. Больше всего дел по Закону Яровой в Башкортостане, Забайкальском крае, Свердловской и Нижегородской областях и Красноярском крае. Практикой по этому закону затронуты уже более половины регионов России, но еще много неучтенных дел, о которых церкви не сообщают правозащитникам, общины предпочитают выплачивать штрафы или же боятся предавать огласке (таких «неучтенных» дел еще около 100). Больше всего пострадали от Закона Яровой из всех вероисповеданий – пятидесятники, которые принадлежат к нерегистрированному братству или к РЦ ХВЕ, нерегистрированные баптисты, Дома молитвы которых записанные на частных лиц оказались под угрозой конфискации, а также мусульмане, последователи Общества Сознания Кришны, иеговисты, саентологи и обычные граждане, высказывающие свои религиозные взгляды в социальных сетях.
 
Попытаемся выделить основные черты правоприменительной практики регулирования миссионерской деятельности по Закону Яровой: 

1. Согласно п. 1 ст. 24.1 миссионерской деятельностью признается деятельность религиозного объединения, однако чаще всего к ответственности привлекались физические лица, что составляет почти половину всех решений. 62% привлекаемых к ответственности – физические лица, не представляющие религиозные объединения, и только 24% - участники религиозных групп. В указанное число входят также физические лица, распространявшие свои убеждения согласно ст.28 Конституции РФ и не выступавшие от имени религиозных объединений, однако признанные виновными в совершении административного правонарушения.

2.Подавляющее большинство организаций, привлекаемых к ответственности за нарушения части 3 статьи 5.26 КоАП – протестантские религиозные организации, однако дела возбуждались и в отношении мусульманских общин.
 
3.Из всех решений, принятых в первой инстанции, лишь 6 приняты в пользу религиозной организации, в апелляционной инстанции количество дел, рассмотренных в пользу религиозной организации, составляет лишь 4 из 29.

4.Общая статистика принятых решений показывает, что если имело место прекращения дела, то только вследствие грубых процессуальных нарушений, допущенных при оформлении административных материалов. 

5.Любая религиозная деятельность иностранных граждан воспринимается как миссионерская, а значит и не соответствующая целям въезда в РФ в случае наличия у иностранного гражданина «религиозной» визы. Негативно это отразилось на иностранных гражданах, которые длительное время на законных основаниях находились в России – студенты, работники различных организаций и учреждений. В одно мгновение их религиозная свобода в части распространения своих убеждений оказалась под запретом в связи с тем, что правоприменители отделяют их свободу совести от целей их пребывания в РФ.

Всё это «богатство» противоречий стало возможным по причине правовой неопределенности ряда положений закона, их фактически неизбежного двоякого толкования. Концепция изменений в закон, которые предложила рабочая группа, предлагает восполнить некоторые пробелы в регулировании осуществления миссионерской деятельности:

• точно и недвусмысленно определять формальный момент создания религиозной группы. Представляется целесообразным использовать для совершенствования формулировок ФЗ «О свободе совести…» положения Федерального закона 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», в которых точно определён момент создания общественного объединения. В действующей редакции содержится юридически неопределённая конструкция «начало деятельности», поскольку не устанавливает юридический факт, позволяющий четко определить момент начала деятельности религиозной группы.
 
• уточнить разграничение между миссионерской деятельностью, субъектом которой может быть только само религиозное объединение или лицо, наделенное религиозным объединением полномочиями в установленном законом порядке и индивидуальным распространением религиозных убеждений, которое является конституционным правом каждого и которое не может быть ограничиваемо условием наличия у гражданина полномочий от какого-либо религиозного объединения.

• исключить возможность противоречивого толкования нормы закона, при котором не допускается осуществление миссионерской деятельности в иных местах кроме перечисленных в пункте 2 статьи 24.1.

• устранить пробел в регулировании осуществления миссионерской деятельности религиозными группами в жилых помещениях, поскольку пункт 2 статьи 16 относится только к религиозным организациям. 

• уточнить требования к маркировке литературы, распространяемой в рамках осуществления миссионерской деятельности.

Что же конкретно предлагают эксперты для того, чтобы Закон Яровой перестал быть источником произвола?

Прежде всего, уточнить, когда, с какого момента появляется религиозная группа, чтобы любое собрание верующих, например, в квартире автоматически не подвергалось штрафам.

В п.2 ст.7 Закона о свободе совести в главе «Религиозная группа» предлагается ввести предложение: «Решение о создании религиозной группы принимается собранием лиц, создающих религиозную группу. С момента принятия указанного решения религиозная группа считается созданной».

В п.1 ст.24.1. «Содержание миссионерской деятельности» вводятся слова, предваряющие широкое определение миссионерства в законе - «Для целей настоящего Федерального закона миссионерской деятельностью признается... ». Кроме того, в конце пункта добавлено предложение, призванное обезопасить отдельных граждан, говорящих о вере: «Для целей настоящего Федерального закона миссионерской деятельностью не признается осуществление права каждого иметь и распространять религиозные убеждения индивидуально».

Поправки также уточняют, где можно, а где нельзя заниматься миссионерской деятельностью. Так, в п.3 ст.24.1. «Содержание миссионерской деятельности» предлагается ввести следующую фразу: «Не допускается осуществление миссионерской деятельности в жилых помещениях, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 статьи 16 и пунктом 1 статьи 7 настоящего Федерального закона».

Этим подчеркивается право религиозной группы собираться в жилых помещениях, поскольку в данный момент в законе указано (п.1 ст.7): «Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками».

Отдельная проблема — маркировка литературы. Поправки призваны обезопасить Дома молитвы, другие помещения, которые принадлежат религиозным организациям. В п.3.ст.17 «Религиозная литература и предметы религиозного назначения» предлагается указать: «Литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, выпускаемые религиозной организацией, а также распространяемые в рамках осуществления от ее имени миссионерской деятельности, за исключением распространяемых в местах, установленных абзацами 2-6 пункта 2 и пунктом 3 статьи 24.1, должны иметь маркировку с официальным полным наименованием данной религиозной организации».

В настоящее время в п.2 ст. 24.1 указано, что миссионерская деятельность беспрепятственно осуществляется «в зданиях и сооружениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также на земельных участках, на которых расположены такие здания и сооружения».

Свою лепту в наведение порядка вокруг штрафов за отсутствие маркировки на религиозной литературе внёс Конституционный суд РФ. В своем определении от 7 декабря 2017 года № 2793-О Конституционный Суд РФ разъяснил следующее: «маркировке подлежат литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, которые выпускаются религиозной организацией, а также те, которые не были выпущены религиозной организацией, но распространяются в рамках осуществления от ее имени миссионерской деятельности вне мест, специально предназначенных, согласно пункту 2 статьи 24.1 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», для осуществления религиозной деятельности». Суд указал, что при рассмотрении подобных дел, в каждом конкретном деле подлежит исследованию вопрос о том, имелся ли свободный доступ для неопределенного круга лиц в помещение, в котором находилась литература и иные печатные материалы религиозного назначения, и относится ли данное помещение к числу тех, в которых миссионерская деятельность осуществляется без ограничений и дополнительных требований.

Как подчеркнул адвокат Сергей Чугунов, комментируя это определение, «прошло почти полтора года с момента вступления в силу поправок, регулирующих миссионерскую деятельность, однако это решение – можно сказать первый положительный опыт в преодолении тех нарушений прав граждан, которые повлекло их принятие. Одной из причин этого, я считаю, является нежелание лиц, привлекаемых к ответственности, подавать жалобы в суд и идти до конца в отстаивании своих прав. Мы призываем отстаивать свои права, адвокаты Славянского правового центра всегда готовы оказать вам правовую помощь». (Жалоба в Конституционный суд РФ была подана адвокатами Славянского правового центра Ряховским В.В. и Чугуновым С.В. в интересах протестантской организации «Армия Спасения». Суд Владивостока принял решение об уничтожении «немаркированных» Библий, которые раздавала Армия Спасения – прим. ред.) 

Наконец по общему мнению рабочей группы по внесению поправок в Закон Яровой необходимо полностью исключить п. 3.2 ст.22 ЖК РФ о том, что «Перевод жилого помещения в нежилое помещение в целях осуществления религиозной деятельности не допускается». 

Дело в том, что это положение явно дискриминирует религиозные организации — не совсем понятна логика, согласно которой именно верующим нельзя из жилого помещения делать церковь или молельный дом, тогда как просто переводить в нежилое можно. Кроме того, возникают противоречия, когда религиозным организациям передаются жилые помещения по Закону о передаче имущества религиозного назначения, и когда закон в принципе разрешает верующим проводить богослужения в жилых помещениях. 

Для верующих граждан, для религиозных лидеров и для правоведов очевидно, что в нынешнем виде Закон Яровой неприемлем. Абсурдные ситуации, связанные с его применением показывают, что закон стал использоваться, чтобы бездумно карать любые публичные действия верующих людей. 

Яркий пример - дело № 5-560/2016 от 18.11.2016, г. Архангельск: под видом рэп-концерта, проводилось религиозное мероприятие христиан веры евангельской «Дом Горшечника». О том, что данное мероприятие является религиозным, на пригласительных «флайерах», раздаваемых гражданами на улицах г. Архангельска указано не было. Мировым судьей сделан вывод о том, что необходимо указывать на тип мероприятия «религиозное мероприятие» при приглашении на него людей на улице. В этом деле основным доводом для привлечения к ответственности явилось присутствие на концерте малолетнего без согласия родителей или лиц, их заменяющих. Доводы о том, что это лишь концерт судом во внимание не приняты. 

Странным с правовой точки зрения является и дело № 5-41/2017 от 13.01.2017, г. Киров: <ФИО> в судебном заседании с обстоятельствами, изложенными в протоколе об административном правонарушении, согласился, вину признал, обратил внимание, что не считал публикацию им материалов и информации на сайте миссионерской деятельностью. Освещение деятельности христианских организаций г. Кирова является его хобби. Все материалы в группе размещались по его личной инициативе в соответствии со ст. 28 Конституции РФ.

Некоторые дела возбуждаются, скорее всего, просто для наращивания статистики: дело № 5-85/2017 от 14.03.2017, г. Абинск, Краснодарский край: лидера общины привлекли к ответственности за нарушение п. 4 с. 5.26 КоАП, выразившееся в том, что он разместил информацию о деятельности религиозной группы в сети интернет, не имея на руках уведомления о начале деятельности религиозной группы, выданной Управлением Министерства юстиции. При этом никем, а дело прошло все инстанции, кроме Верховного суда РФ, не изучен вопрос о причастности руководителя религиозной группы к размещению материалов, более того, в судах неоднократно заявлялось, что руководитель группы не имеет никакого отношения к размещенным материалам.

Поправки в Закон Яровой, затрагивающие миссионерство, рано или поздно должны быть внесены — в этом представители юридического сообщества единодушны между собой. Умножение по существу антирелигиозных дел по всей России ни к чему хорошему не приведет: Закон Яровой сейчас создал представление о том, что любая проповедь может таить в себе угрозу. Таким образом, применение этого закона поддерживает и развивает фобии о религии, которые возникли еще в советский период. Все это явно препятствует складыванию доверия в отношениях власти и религиозных объединений.

Владимир Ряховский,
адвокат, сопредседатель Славянского правового центра, член Совета по правам человека при президенте РФ,
"РЕЛИГИЯ И ПРАВО", 29 декабря 2017 г.

 

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования