Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВАЯ ГАЗЕТА - БАЛТИЯ": Андрей Кураев: "В России модель церкви в государстве довольно странная". Известный российский протодиакон — о Кирилле и оскорблении чувств верующих


22 декабря в Таллине в Национальной библиотеке Эстонии с лекцией о Рождестве выступил известный российский миссионер, церковный ученый, писатель и общественный деятель протодиакон Андрей Кураев. Перед лекцией он ответил на вопросы корреспондента «Новой газеты – Балтия». 

Почему вы решили приехать с лекцией именно в Эстонию?

Случайность. Мои петербургские друзья пригласили меня в поездку по Прибалтике на машине, а когда об этом узнали другие знакомые, мне предложили в Таллине прочитать лекцию.

Как вы считаете, многообразие религий (разные ветви христианства, как в Эстонии, или в принципе разные религии, как в России) укрепляет общество или, наоборот, ведет к непониманию и разрозненности?

Это зависит от того, как само общество воспринимает разные религии. Если проповедники видят в инакомыслии по отношению к себе проблему, то, конечно, это раскол и тревожное напряжение. Но, как показывает история Европы, установление тотального единомыслия у граждан — это то, что на самом деле ослабляет любое государство. Из-за этого пролилась кровь в Англии, в Германии, на Балканах… В России тоже, к сожалению… В конце концов сильнее стали те государства, которые быстрее поняли, что этническое и религиозное разнообразие в некоей стране — это ее богатство, а не ее болезнь. 

Многие россияне говорят: я верю в Бога, но не поддерживаю РПЦ, потому что мне не нравится этот институт. Такая точка зрения имеет право на существование?

Естественно, имеет. Простите, я сейчас сделаю некритический выпад в адрес мусульманства. Дело в том, что мусульманские проповедники, когда критикуют христианскую веру, говорят: Бог один, Он не может быть троичен; Бог есть дух, Он не может страдать… Бог невидим, поэтому Он не может стать человеком. Я же им отвечаю: «Дорогие братья, вы подумали, что сейчас сказали? Вы несколько раз сказали: «Бог не может»! Вы не о соседе по подъезду это сказали, вы о Всемогущем сказали, что он чего-то не может! Кто вы такие, чтоб перед лицом Бога помахивать милицейской палочкой: туда не ходи, сюда ходи!» Верующие люди, и я в том числе, больше критиков церкви знают о той мерзости, которая есть в церковных коридорах и дворцах, но когда и мне хочется что-то окончательное сказать и хлопнуть дверью, я сам к себе обращаюсь с той же речью, что раньше к мусульманам: а имею ли я право за Бога решать, где граница Божьего долготерпения? Что вот грехи такого-то поколения Бог еще терпел, а нам Он бросил потом: «Нет, это уже никак невозможно, и Я от вас отрекаюсь!» Все-таки отношения родителей и детей учат тому, что мера терпения родителей гораздо больше, чем мера терпения детей. И больше, чем представления детей о ней. Для Церкви Бог – Отец. Поэтому безобразия в церкви, простите, бл...дство церкви (а это слово из Откровения Иоанна Богослова) Бог все-таки прощает и лечит. Хотя порой лечит очень больно и жестко. 

Какова роль церкви в светском государстве? Существуют ли границы, которые церковь не должна переходить?

Есть много моделей церкви в светском государстве. В России она, конечно, довольно странная. До недавнего времени я успокаивал критиков этой модели, говоря: знаете, не все так плохо. Если государство так или иначе поддерживает приоритет привилегированной конфессии — православия, но это не оборачивается потерями для других, если пряники для излюбленного партнера не означают расстрела для всех остальных… Но сейчас уже какая-то граница перейдена… Пример — моя собственная судьба, когда по требованию патриарха меня уволили из государственного университета, и такие случаи начинают множиться. Серьезнейшая проблема — это некое обжорство властью. И оно у патриархии проявляется на триста процентов. Вот где они могут остановиться? Нет такой внутренней аскезы, самоограничения, и начинается: я это мог бы съесть, это княжество к себе прирезать, вот тут деревеньку себе взять… Если безгранично алчный человек сам не может остановиться, надо помочь ему и дать ему по рукам. И задача гражданского общества в том, чтобы остановить обжорство высоко поставивших себя попов. Ради их же блага. 

Какова цель вашей критики в адрес патриарха Кирилла?

Во-первых, есть мой личный спрос на правду. Патриарх сделал мне шикарный подарок — он дал мне свободу. Я философ, я просто смотрю и анализирую. Мне это интересно, это мой мир, в котором я разбираюсь. Оценить новую модель смартфона я не могу, а оценить новый костюм патриарха («новое платье короля») — это я могу.

Второе: моя критика патриархом, конечно, не будет усвоена. Но я думаю, что более молодое поколение епископов, священников, просто семинаристов потихонечку будет привыкать к мысли, что мы живем в обществе, в котором всегда найдется какой-нибудь дьякон, который не будет аплодировать. И слово этого заштатного критика для значительной части общества будет убедительнее, чем помпезно-комплиментарная риторика официоза. 

Третье: я считаю, что эта критика — в конце концов тоже миссионерство. Я же не Александр Невзоров, я не с позиции атеизма критикую события в жизни моей родной церкви, поэтому люди могут просто видеть: можно честно замечать проблемы и недостатки церковной жизни, но при этом оставаться в ней. Почему оставаться? Потому что я вижу, что в церкви есть и нечто другое – поэтому я в ней остаюсь.

На ваш взгляд, понятие «оскорбление чувств верующих» имеет право на существование в принципе и как статья Уголовного кодекса в частности?

Понятие такое не имеет права на существование. Чувства — это слишком субъективная вещь, и я единственный эксперт в мире по своим собственным чувствам. Никакой суд не может установить, имел я основания оскорбиться или нет. Поэтому может быть закон, наказывающий за вторжение в религиозную службу, если ты входишь и мешаешь людям молиться. За это можно наказать. За хулиганство в храме. И во многих странах это есть. За разрушение святыни другого человека можно отвечать. Но чувства — это не то понятие, которое может быть в кодексе. 

Когда я училась в университете, мы все были неверующими, но иронически относились к предмету «научный атеизм». Не говоря уже о факультете, который вы закончили. Как так?

Я пошел туда не ради атеизма, а скорее ради изучения религиозной мысли. Отчасти это было случайностью: я хотел заниматься философией, логикой, но мне показалось, что на этих кафедрах слишком хорошо знают моего отца, поэтому решил идти от них дальше. Я пришел на кафедру атеизма не для того, чтобы бороться с религией. Помню первый кафедральный спецкурс — вошел лектор, профессор Яблоков, и сказал: так, товарищи, я знаю, какой вопрос будет первым, поэтому я сразу на него отвечу. Итак, на вопрос, есть Бог или нет, научный атеизм отвечает положительно! Да, товарищи, Бога нет! И действительно, студенты, если слышали, что кто-то пошел на кафедру атеизма, спрашивали: «Что тебя привело к вере?» Это была шутка, но это было больше, чем шутка. 

Нецерковные люди в России симпатизируют вам больше, чем церковные. Связано ли это с вашей миссионерской позицией «быть немного вне церкви» или с тем, что вы говорите вслух о проблемах, которые в РПЦ не принято решать публично?

Во-первых, и когда я активно миссионерствовал в самой церкви, мне тоже было сложно, в частности, потому, что считалось хорошим тоном сказать: «Кого надо, Господь Сам приведет». На что я им отвечаю: а сейчас вы намекаете, что мои публикации, критические отзывы кого-то оттолкнут от церкви? Что ж – верну вам ваши слова: кого надо, Господь Сам и приведет, и оттолкнет, и вразумит. Не бойтесь, за Бога не решайте. Что касается сегодняшнего отношения, то не так уж все плохо – вот были у меня на днях именины, пять епископов позвонили. Хотя бы поэтому я не чувствую себя в какой-то изоляции. Мнение обычных священников, когда доводится встречаться, скорее позитивное. И потом, я совершенно не собираюсь быть лидером общественного мнения, и я ни от кого не требую вставать со мной рядом. И не ожидаю этого. Колея эта только моя, выбирайтесь своей колеей. Более того, несколько раз в месяц я психотерапевтически осаживаю обращающихся ко мне знакомых священников, уговаривая их не бросать священство, не протестовать, промолчать… 

Все же печально, что вы оказались в ситуации «свой среди чужих, чужой среди своих»…

Я об этом с самого начала знал… Когда я только поступил в семинарию, была экскурсия в музей академии, и священник начал с такого сравнения — он привел слова Шопенгауэра, что в присутствии подлинных произведений искусства надо вести себя, как в присутствии особ королевской крови. Нельзя начинать разговор первым. Надо стоять и смиренно ждать, пока тебя удостоят общения. Точно так же икона — она непонятна современному человеку, но надо понудить себя к молчанию и дождаться, когда икона сама откроется. Это было очень важно, потому что тогда студенты Московской духовной семинарии были с западной Украины, и русская икона была им непонятна. Людям, воспитанным на китче, на деревенском западно-украинском лубке, Рублев был совершенно неинтересен. И дальше этот священник сказал: вот если вы сядете в самолет, вам же в голову не придет пойти в кабину пилота и начать давать советы: этот рычаг влево, этот вправо, так симметричней будет, а тут если лампочка красным загорится, аура интересней в кабине станет… Мне все это понравилось, и я стал пересказывать другим священникам, преподавателям академии, эту притчу про самолет. И реакция одного из них, интеллигентнейшего, умнейшего человека, была такой: да как он посмел церковь с самолетом сравнивать?! Вот в ту минуту я и понял, что если быть миссионером в нашей церковной среде, то шишек на спине будет больше, чем спереди. 

Что вы можете пожелать на Рождество верующим и неверующим?

Пожелания читателям, равно как и тосты и записи в книге почетных посетителей — это не мой жанр. Единственное, что могу сказать, — в год Собаки оставайтесь людьми!

Ольга Титова,
"НОВАЯ ГАЗЕТА - БАЛТИЯ", 26 декабря 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования