Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ДЕЛОВАЯ СТОЛИЦА": Жертвы постправды. Как Папа Франциск, подумав о педофилии, помог Трампу



Мир с нивелированной ролью СМИ, мир, где журналистика – не более чем искусство продавать фейки, это и есть мир, который построил Трамп. В котором прав тот, у кого больше фолловеров в "Твиттере".

Папа Римский Франциск присоединил свой голос к дружному хору критиков журналистов и СМИ. Понтифик осудил фейки и призвал создавать точные, полные, корректные, отражающие позиции всех заинтересованных сторон материалы. Кроме прямых фейков, Папа Франциск предостерег от копания в "старых скандалах" и от сенсаций, назвав это "серьезным грехом", который ранит всех причастных.

В целом, можно было бы сказать, что в этом нет "ничего такого": фейки – это действительно грех, поскольку всем известно, кто отец лжи, учет разных мнений в материалах – один из стандартов профессии, так же как точность и корректность, а что до сенсации, то ее осмеял еще Марк Твен. Да, в этом бы не было "ничего такого", если бы не тот факт, что мир изменился. Что дискредитация СМИ превратилась в мейнстрим. Что Папа Франциск неожиданно оказался союзником президента Трампа и вслед за ним занимается передергиванием фактов: так же как и Трамп, Франциск прекрасно знает, что фейки формируются в политической, а не в журналистской среде, и разносятся преимущественно соцсетями. СМИ, конечно, стараются не отставать и взваливают на себя информационный (и, добавлю, профессиональный) грех. Но обрушивать всю ответственность за фейки на головы журналистов - это некорректно, неадекватно и отражает интересы только одной стороны конфликта.

Таким образом, круг информационного греха замкнулся.

Но, знаете, Папа прав. В ситуации постправды приходится искать, на что опереться. Или хотя бы кого обвинить, когда оказывается, что ты обманут. Не бить же по лбу самого себя – за любовь к интеллектуальному удобству, которая заставляет верить не той информации, которая лучше подкреплена фактами, а той, которая больше нравится. Которая апеллирует не к разуму, а к эмоциям. Которая, по сути, не информация, а манипуляция. За которую не приходится платить. Которую не приходится искать – она сама так и лезет в глаз. Которую не приходится принимать, скрепя сердце, а то и взваливать на себя, как бремя. Информация становится предметом комфорта, и в этом вряд ли можно обвинить именно (и только) журналистов.

СМИ в упадке, чего греха таить. О том, что профессия умирает, кто только не сказал – тиражи падают, бюджеты мельчают, качество материалов худеет вместе с гонорарными фондами, стандарты становятся формальностью, этика теряется под толстым слоем редакционной политики, сосредоточенной на сохранении (не расширении даже) рекламных площадей. С понижением денежного содержания желание "подмолотить по-быстрому" возникает чаще и массовее. При этом публика постепенно дорастает до мысли, что бесплатная медицина – это билет на тот свет, а низкооплачиваемая полиция – это ворота в беззаконие. Но бесплатная журналистика воспринимается как нечто совершенно естественное. И то сказать, не каждый может лечить или ловить преступников, а вот буквы все знают и умеют складывать из них слова – "Фейсбук" не даст соврать. И сюжеты снимать, оказывается, тоже совсем не сложно при нынешнем уровне развития техники.

СМИ проигрывают соцсетям по всей линии информационного фронта – вот, даже Папа Римский считает соцсети "даром Божьим", а СМИ винит во всех информационных грехах современности. И я повторю – не могу с ним не согласиться в корне. СМИ превратили информацию в товар, а реципиента – читателя, зрителя, слушателя, - соответственно, в потребителя. Все принципы массового рынка, все его характерные особенности теперь действуют и в отношении информации. Если музыку можно превратить в "обои", то почему так нельзя поступить с новостями? Чтобы, значит, простенько, ненавязчиво и в соответствии со вкусами публики.

Единственный упрек, который я могла бы в этом контексте адресовать Папе Франциску - чисто профессиональный: за "одностороннюю подачу", в которой он сам упрекает журналистов. Ответственный подход к информации – обоюдное дело, в котором задействован и журналист/СМИ, и реципиент. Спрос и предложение в условиях рынка неразрывны, как символ дао. Поэтому и ответственность за фейки, любовь к скандалам и торговлю сенсациями невозможно возложить только на одну из сторон.

Однако Папа Франциск предпочел сказать именно так, не смутившись даже тем, что фактически присоединился к антиСМИшной кампании своего основного идеологического соперника. Мир с нивелированной ролью СМИ, мир, где журналистика – не более чем искусство продавать фейки, это и есть мир, который построил Трамп. Мир, в котором прав тот, у кого больше фолловеров в "Твиттере".

Падение авторитета СМИ очевидно, но все еще неочевидны последствия, которые будут такими же пагубными, как падение авторитета профессионалов в любой другой области. Место врача в этом случае займут – как мы могли убедиться – самолечение и всевозможные знахари. Место ученых – экстрасенсы и уфологи. Место полицейского – криминальная "крыша". Место журналиста тоже не будет пустовать: сарафанное радио, по которому совершенно невозможно отследить фейк, невозможно уличить во лжи и схватить наглеца за руку, снова выдвигается на полкорпуса вперед – теперь на новом технологическом уровне.

Притом что сознательный фейк-ньюз в СМИ – во всяком случае, в информационных мейджорах - это все еще ЧП. Просто потому, что суды и соответствующие статьи законов никто не отменял. Позволить себе сыпать дезу направо и налево могут только карманные СМИ Очень Богатых Людей, которые могут оплатить множество судебных тяжб одновременно. Или государственные СМИ некоторых достаточно богатых (или просто опасных) стран, которые особо и не скрывают своей пропагандистской сути.

Что, конечно, не исключает использования всего арсенала манипуляций, который есть в распоряжении СМИ и журналистов для достижения каких-либо политических или (чаще) финансовых целей. Однако манипуляция – это одно, а откровенная ложь – несколько иное. Вопросы о сбалансированности материалов, степени субъективности и задекларированной или прикрытой гражданской позиции каждого конкретного СМИ, о стандартах и постправде – это поле битвы и дискуссии, на котором откровенная ложь не рассматривается как опция. Потому что это не вопрос этики или стандартов – это вопрос закона и суда, на котором апелляции к свободе слова тебя не спасут.

Постправда, впрочем, вносит свои коррективы. В условиях, которые она диктует, фигура журналиста одновременно и уязвима, и неизбежна. СМИ с их стандартами и замшелой этикой мешают распространению постправды. Возможно, поэтому они и подвергаются такому разнообразному многоуровневому давлению - от финансового до досужей болтовни про "продажных журналюг". Немногие досужие болтуны понимают, что все, что стоит между ними и постправдой, – вот эта ненадежная, ветром и слабостью человеческой колеблемая фигура "дятла клавиатуры". Он глуп, тенденциозен, субъективен, тщеславен, работает за деньги, а не "за истину". Но если его смести с карты медиапространства, на пути постправды не останется ничего. Мир окажется заполнен удобной информацией, которая никак и ничем не будет обоснована и обусловлена, кроме желания реципиента считать нечто "правдой". Мои коллеги, не стану скрывать, в большинстве своем далеки от совершенства. Но, как говорил корифей всех наук главному инженеру цеха человеческих душ, "других писателей у меня для вас нет – работайте с этими". Те же самые сентенции применимы к читателям-реципиентам.

Однако подозревать Папу Франциска в союзе с Трампом было бы немного слишком. Во всяком случае, он хоть намекнул на то, что понимает суть проблемы – роль журналиста в демократическом обществе и т.д., в которой нашему цеху полностью отказывает Трамп. Просто у Папы есть свои собственные проблемы со СМИ. Как с либеральными, так и с консервативными.

У Папы Римского Франциска есть своя собственная информационная война, и она для него - мировая. Его положение в Ватикане – осадное. Раздражение его реформами, идеями и даже просто стилем жизни трудно переоценить. И все это, как вы понимаете, никто не держит под спудом – сор из Курии выносят мешками и высыпают в массы. Высыпают посредством СМИ, как вы понимаете. И если либералы, которых принято считать главными траблмейкерами Ватикана, кусают за привычные места, то атаки куриальных консерваторов – это удары прямо под дых. Консервативное крыло католической верхушки не скрывает, что в любой момент готово обвинить Папу Франциска в ереси. Оппозиция работает с общественным мнением весьма активно. Особенно в англоязычном мире, преимущественно в США, где, в частности, ее сторонником зарекомендовал себя Стив Беннон, идеолог и бывший советник и стратег администрации Трампа.

Также не стоит воспринимать вне контекста слова Папы Франциска о копании в старых новостях и вообще новой жизни старых скандалов. Как над головами политиков теперь подвешивают дамоклов меч сексуальных домогательств, над Ватиканом такой меч висит уже давно – меч педофилии. Время от времени ему дают сорваться и снести с плеч какую-нибудь голову. Что характерно, это, как правило, "нужная" голова. Так, совсем недавно пострадал кардинал Джордж Пелл, казначей Ватикана, назначенный Папой Франциском с прицелом на реформы финансового сектора Ватикана. Учитывая токсичность темы педофилии для Святого престола, кардинал был отправлен в отпуск на время судебного разбирательства, несмотря на то, что прямых обвинений в растлении против него нет.

На фоне секс-скандалов последнего времени тема домогательств совершенно очевидно оказывается методом политического давления. Потому Папу Франциска с его раздражением по поводу муссирования "старых скандалов" понять можно.

Но проблема с выступлением Папы Франциска в том, что его слова про фейки и его раздражение СМИ воспринимаются не в контексте его собственной борьбы за реформы в церкви, а в контексте общих политических трендов. Которые в целом неутешительны для любых институций, включая и церковь, и СМИ. Увлечение развенчанием чужих авторитетов в перспективе ведет к понижению чувствительности общества к авторитету вообще. Любому. Градус доверия к "профессиональным" авторитетам падает – и это касается не только СМИ, но и церкви, и государственной власти, и даже лично Папы Римского с президентом США. Постправда - частный случай общественного нигилизма для информационного пространства. Удобный хаос, в котором умелые люди успеют наловить рыбки, пока не сформируются новые структуры или новые отношения, исключающие авторитет в принципе. Сентенция душечки Мюллера-Броневого "верить нельзя никому" бессмысленна без продолжения цитаты: "мне – можно". Верить все равно кому-то будут. На вопрос, кому и чему, в ближайшее время каждый вынужден будет отвечать сам. И подсказок не будет. Даже от Папы Римского. 

Екатерина Щеткина,

"ДЕЛОВАЯ СТОЛИЦА", 20 декабря 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования