Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

ТЕЛЕКАНАЛ "ДОЖДЬ": Именем Путина отдайте: как РПЦ [МП] теперь получает любую недвижимость, какую захочет


Власти возвращают РПЦ недвижимость, отнятую в советские годы. В ход идут дома детского творчества и колледжи, больницы и институты. Щедрость государства принято связывать с «византийской» политикой патриарха Кирилла. О том, как церковь получает недвижимость, в репортаже Наталии Телегиной «Отнять и освятить».

По одну сторону баррикад — Екатеринбургская епархия, под другую — три местных колледжа: экономический, монтажный и хоровой. Там учатся студенты, но РПЦ хочет забрать себе все три здания. Основание — закон о возврате имущества, отнятого еще до революции. Это тот же самый закон, по которому РПЦ претендует и на Исаакиевский собор.

Канун Рождества, 2010 год. Премьер Владимир Путин встречается с патриархом Кириллом, который только год как стал главой РПЦ. Кирилла называют то «византийцем», то «эффективным управленцем».

Анатолий Пчелинцев, религиовед,  старший партнер адвокатского бюро «Славянский правовой центр»: Он очень хороший менеджер, управленец. С его приходом церковь стала получать очень-очень много собственности.
 
 
Сергей Беляев, религиозный эксперт: Московский патриарх Кирилл провозгласил так называемую симфонию. Теория эта византийская — о неком сотворчестве, сотрудничестве государства и религиозных институтов.
 
 
Симфонию сыграли хорошо. Путин обещает в 2010 году выделить 2 миллиарда рублей на восстановление церквей. Но это не главное. Правительство готовит законопроект о возврате религиозным организациям имущества, отнятого большевиками. А надо понимать: именно РПЦ была крупнейшим землевладельцем в Российской империи и обладателем огромного количества недвижимости. Уже летом законопроект в Госдуме, принимают его быстро и без лишних обсуждений.
 
 
Анатолий Пчелинцев, религиовед, старший партнер адвокатского бюро «Славянский правовой центр»: Я на протяжении многих лет являлся экспертом Государственной Думы, и все законопроекты такого рода всегда проходили через экспертов. Но этот закон прошел мимо.

 

Любовь Дегтева, архитектор: Я вернулась из Франции, из Парижа, во вторник, оттуда привезла Глена Миллера. Это очень крутая пластинка.

Люба Дегтева — архитектор, а три года назад была студенткой архитектурной академии. Вместе с однокурсниками она искала что-то вроде мастерской.

Любовь Дегтева, архитектор: Нам хотелось порисовать, в общаге такой возможности не было. Хотелось найти себе небольшое место в самом центре, чтобы оно было историчное, потому что хотелось быть продолжением какой-то интересной истории.

Таким местом оказался заброшенный Свердловский рок-клуб. В 80-ые он гремел на всю страну. Вот гости из Ленинграда, Майк Науменко и Виктор Цой, играют на гитарах прямо в коридоре. А в 1986-м здесь прошел грандиозный рок-фестиваль.

Дмитрий Карасюк, писатель, «архивариус» Свердловского рок-клуба: «Урфин Джюс» на том фестивале провалился, «Наутилус» выступил хорошо, а какой-то непонятный «Чайф» — они вдруг стали открытием, сенсацией этого фестиваля.

После Перестройки рок-клуба не стало, здание опустело и обветшало, но Владимир Шахрин до сих пор устраивает экскурсии там для местных журналистов.

Владимир Шахрин, лидер группы «Чайф»:  У него аура такая — ну все! Тут был первый концерт «Алисы» в городе, первый концерт «Калинов мост», первый концерт ДДТ. Вот на этой сцене стояли. И у всех одна гримерка вон там была.

К 2014-му клуб стоял заброшенным и никому не нужным. Студенты-архитекторы поняли, что нашли себе идеальную мастерскую.

Любовь Дегтева, архитектор: Мне почему-то мыслилось, что мое здание, мастерская моей мечты должна быть красная. Прихожу, а оно серое. Что оно серое? Но я захожу внутрь, там красное, все нормально.

В соседней комнате процветает торговля. Продается все: от просфор до ювелирки. Внешне это здание не похоже на храм. Окраина Пензы, бывший детский кинотеатр «Луч». В середине 90-х сюда временно пустили церковь — пока по соседству строился настоящий храм. Теперь храм построен, но и здание бывшего кинотеатра тоже досталось РПЦ.

Сергей Падалкин, активист «Левого фронта»: Я так понимаю, что храм, который построили новый, там будут проходить богослужения, а здесь будет такая большая церковная лавка.

Кино — это развлечение светское, здание «Луча» в советское время явно строили не под религиозные нужды. Вроде бы под новый закон оно не подпадает. Но у чиновников есть свое объяснение.

Станислав Зотцев, замначальника управления муниципальным имуществом администрации г. Пензы: В 2008 году церковь в этом здании произвела некоторое, так скажем, целевое назначение, они установили там иконостас. В прошлом году поступило к нам обращение от нашей епархии пензенской о передаче данного имущества в собственность церкви.

Причем тут иконостас? В законе действительно есть такая норма: если церковь, получив во временное пользование помещение, перепрофилировала его, то может получить его насовсем. Сложная формулировка с очень широкими горизонтами. Вот так выглядит пресловутый иконостас. На капитальную переделку здания явно не тянет.

Станислав Зотцев, замначальника управления муниципальным имуществом администрации г. Пензы: Не капитальный, а целевое назначение было изменено. Законом это предусматривается, то, что в случае изменения целевого назначения передается безвозмездно в собственность церкви, религиозной организации.

Перенесемся в Екатеринбург. Вот один из институтов Уральской Академии наук, но уже бывший институт. 

Сергей Беляев, религиозный эксперт: Сейчас уже учебный процесс не ведется, философам и правоведам пришлось искать новое прибежище.

Епархия покрасила дом в нежно-розовый цвет и вообще затеяла серьезный ремонт.

— Скажите, что здесь находится сейчас?

— Здесь сейчас ремонт находится.

— А будет что?

— Будет воскресная школа. Это вкратце.

Люба и ее друзья два года обивали пороги разных учреждений. Формально рок-клуб принадлежал городу, а по сути — никому. Молодые архитекторы доказывали, что здание можно реанимировать и сделать там нечто полезное.  

Любовь Дегтева, архитектор: Мы сделали проект, такой эскизный проект того, как это может выглядеть в плане, там планировки разработали, визуалки сделали какие-то, написали концепцию того, что это культурный центр.

Все изменилось летом 2016 года. Чиновники вдруг сказали, что здание им больше не принадлежит. Отныне оно у епархии. И теперь туда даже нельзя зайти.

Любовь Дегтева, архитектор: Добрый день!

— Добрый день.

Любовь Дегтева, архитектор: Мы интересуемся и снимаем большой материал про историю этого здания. Подскажите, пожалуйста, а с кем нам можно поговорить?

— Ни с кем.

Любовь Дегтева, архитектор: Может, подскажите контакты хозяев?

— Нет.

По подсчетам местных журналистов, за последние 5 лет екатеринбургская епархия получила около тридцати объектов в городе и области. И далеко не всегда передача проходит гладко и без конфликтов.

Алексей Войня, директор Свердловского мужского хорового колледжа: В этом зале очень ровное звучание голосов. Голоса звучат ровно, естественно, и не требуется звукоусиливающая аппаратура.

Именно этот уникальный зал и стал камнем преткновения. В 19 веке в здании располагалось общежитие реального училища, а при нем — домовая церковь. А теперь РПЦ говорит: раз здесь проходили церковные службы, значит, зал должен принадлежать ей.

— Да, в этой церкви духовно окормлялись, в основном, учителя и учащиеся реального училища. Но и другие могли там и креститься, и венчаться, и причащаться.

Анатолий Пчелинцев, религиовед, старший партнер Гильдии российских адвокатов: В жилом доме в деревне, особенно у людей старшего поколения, в красном углу есть икона. Но это не значит, что все это надо Русской православной церкви возвращать.

Профессор Михаил Голобродский готовил справку о том, что исторически все три здания колледжей связаны с РПЦ, следовательно, церковь имеет право на них претендовать.

— А это каким раньше было женское епархиальное училище до того, как переехало в этот корпус.

— А сейчас здесь что?

— Сейчас это техникум.

Профессор одобряет закон о возврате имущества. Он показывает мне комплекс недавно восстановленного Новотихвинского монастыря.

— Сначала отдали собор и начались работы по реставрации собора. Но ведь это только часть территории монастыря. Ибо перед нами весь этот квартал — это все бывшая собственность монастыря.

Вот еще один спорный колледж — экономико-технологический. Здесь готовят кондитеров, хлебопекарей, специалистов по холодильным установкам и работников гостиничного сервиса. В общем, это те самые рабочие специальности, которые так нужны нашей стране.

Марина Шидливская, замдиректора по хозяйственной части, именно она ездила в архивы, ходит в суды, в общем, держит оборону. Правда, недавно выяснился пикантный момент: оказывается, церковь вовсе не собирается выгонять колледж. Просто Она хочет, чтобы он платил за аренду.

Марина Шидливская, замдиректора по хозяйственной части экономико-технологического колледжа: Где прописано: «при передаче здания в нем планируется разместить миссионерский институт, а часть помещений планируется передать в пользование или аренду вашего колледжа». То есть чисто коммерческая цель.

Анатолий Пчелинцев, религиовед, старший партнер адвокатского бюро «Славянский правовой центр»: Ну, нельзя так. Используя свою власть и то, что они имеют доступ к телу первого лица государства, вот таким образом решают свои вопросы.

Евгений Ройзман, мэр Екатеринбурга: Есть вещи нелогичные. Как сейчас церковь требует помещение колледжа, помещение горного института — это уже, на мой взгляд, совершенно лишнее, это неразумно, это то, что вызывает раздражение.  

Мы снова в Пензе, но теперь уже в центре города. Перед нами ДК Дзержинского, здание принадлежит РЖД, в разных кружках и секциях здесь занимается около 300 детей. Когда-то здесь был храм, но с тех пор здание полностью переделали как раз под детские секции. В 2013 году внутри ДК открыли небольшую молельную комнату, в память о том самом храме. А в 2016-м появились слухи, что РЖД может полностью отдать ДК Русской православной церкви.  

Сергей Падалкин, активист «Левого фронта»: Сегодня у церкви достаточно храмов в этом же районе, в центре города. Отнимать еще одно здание у детей — для церкви, я считаю, это неправильно, мягко говоря. 

Дождь получил и официальный комментарий РЖД.

«На ваш запрос сообщаю, что Дворец культуры железнодорожников имени Ф.Э.Дзержинского в городе Пенза работает в штатном режиме, и вопрос о передаче его в  собственность Пензенской епархии находится в стадии рассмотрения».

Сергей Падалкин, активист «Левого фронта»: Даже переделать сейчас это здание, которому больше 90 лет уже, функционирует как дворец культуры, под храм очень проблематично. Скорее всего, можно будет сдавать под какие-то офисы, получать с этого прибыль.

— В  несколько в ином статусе выступаю, как потомок Николая II!

— От Ксешинской, да?

— Да!  

Потомок последнего русского царя и экс-депутат Госдумы Константин Севенард выступает на митинге против передачи Исаакиевского собора. Это январь 2017 года, и на акцию протеста вышли сотни возмущенных горожан. В ответ РПЦ проводит свой митинг — массовый крестный ход.  

Борис Вишневский, политик: Нас тут тысячи, нас очень много! И посмотрите, сколько тех, кто якобы за то, чтобы отдать собор.

Борис Вишневский, политик, руководитель фракции «Яблоко» в питерском Заксобрании, с нами встречается не ради Исаакия. Мы едем Комарово, где городская власть почему-то отдала РПЦ участок в полгектара в прекрасном сосновом лесу. Причем она ссылается все на тот же закон о возврате имущества. На участке стоит некий жилой дом.

Борис Вишневский, политик: Я попросил прокуратуру провести проверку. И вот я получил ответ, что там есть один объект капитального строительства, который принадлежит епархии, и что этот дом используется в религиозной деятельности епархии, в частности, для размещения духовенства и паломников.

Этот ответ крайне удивил и, можно сказать, раззадорил политика.

Борис Вишневский, политик: Да, действительно, известно, что в святых местах располагают какие-то помещения, где могут жить паломники. Проблема в том, что в Комарово таких святых мест нет. Вот, собственно, участочек.

Это совсем не похоже на святое место — высокий глухой забор, да и сами дома на участке больше напоминают дачу или резиденцию, но никак не храм или гостиницу для страждущих. Вишневский утверждает, что это и есть дача, якобы она предназначена для самого митрополита. Кстати, если бы паломники и оказались здесь, то вряд ли попали бы внутрь.

Борис Вишневский, политик: Предположим, обнаружилось в Комарово внезапно какое-то святое место. И как им попасть? Провод обрезан. Дверь, естественно, закрыта. Звонить некуда.

Впрочем, сама епархия уже и не настаивает на версии о паломниках. Недавно появилась новая. Мол, когда-то в этом доме находилась пресловутая домовая церковь. А значит и сам дом, и земля должны принадлежать РПЦ.

Борис Вишневский, политик: В Эрмитаже, например, в Зимнем дворце ведь тоже есть домовая церковь. Она была устроена, когда еще это был дворец царской семьи. Если переводить на другой язык, то наличие в квартире кухни не делает ее рестораном.

Кадастровая стоимость участка в Комарово — 15 миллионов рублей, а рыночная, как говорит Вишневский, специально изучивший этот вопрос, вдвое больше.

Борис Вишневский, политик: Я настаиваю на том, чтобы этот договор фактического дарения церкви этого участка был отменен, был признан незаконным. Если хотят, пусть его выкупают. 

Новость о том, что здание рок-клуба досталось епархии, поначалу даже обрадовала Любу. По иронии судьбы, именно в той фирме, где она работает архитектором, епархия разместила заказ на создание нового культурного центра. А зачем строить что-то новое, если в распоряжении церкви уже есть прекрасное подходящее здание? Осталось только донести эту мысль до священнослужителей.

Любовь Дегтева, архитектор: И мы пошли с этой идеей, как это водится, получать благословение.

Первым был батюшка, отвечающий за культуру, ему идея понравилась. Он благословил Любу и направил к епископу Евгению Кульбергу. Кульберг идею тоже поддержал, благословил и сказал идти к самому митрополиту. Вот тут дело и забуксовало.

Любовь Дегтева, архитектор: И нам пришел официальный ответ, что там нельзя ничего делать, потому что оно находится в аварийном состоянии, вы не можете проводить экскурсии как обычно. Но вы можете с нами пообщаться на эту тему, нам очень интересно посотрудничать. Я обрадовалась! И там была почта, типа обращаться по такой-то почте к Наконечному. Ну вот, я написала писем пять, мне ничего не ответили.  

В московской патриархии не ответили на запрос Дождя. Юристы пензенской епархии не получили благословения на общение с нами. А в Екатеринбурге просто не нашли времени.

Сколько всего объектов получит РПЦ в рамках закона о возврате имущества — это тайна за семью печатями. Единственная цифра прозвучала в 2010 году на заседании Госдумы. Тогда было сказано, что только в федеральной собственности находится около 3 тысяч объектов религиозного назначения. Но надо понимать, что в региональной собственности их еще больше.

Анатолий Пчелинцев, религиовед, старший партнер адвокатского бюро «Славянский правовой центр»: Мне известно, что в Москве около тысячи объектов, которые принадлежали Русской православной церкви и которые еще не возвращены ей.

ТЕЛЕКАНАЛ "ДОЖДЬ", 21 декабря 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования