Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РУССКАЯ МЫСЛЬ": На земле и в воздухе


В Белграде состоялась международная научная конференция "Космизм и русская литература. К 100-летию со дня смерти Николая Федорова"

Напомню, что Николай Федорович Федоров — основоположник русской космической философии, оказавший воздействие на многих своих современников, таких, как Лев Толстой, Федор Достоевский, Владимир Соловьев, на других крупнейших русских философов и писателей более позднего времени, например, на Андрея Платонова. Обо всем этом лучше всего прочитать в многочисленных работах Светланы Семеновой, которой принадлежит честь второго открытия Федорова. Еще в 1982 году, во вполне советское время, ей удалось выпустить в издательстве "Мысль" том произведений философа; к сегодняшнему дню стараниями С.Семеновой и ее дочери Анастасии Гачевой вышло уже четырехтомное собрание сочинений. Федоровские конференции постоянно проходят в России. И вот впервые такая масштабная конференция состоялась в Сербии.

Организовала ее профессор Корнелия Ичин, воспитанница легендарного русиста Миливое Йoвановича (давнего автора "РМ"), которую без преувеличения можно назвать княгиней сербской русистики. Прекрасно, что эту инициативу поддержал Филологический факультет Белградского университета (декан факультета — профессор Ратко Нешкович).

В течение трех дней философы, литературоведы, языковеды, ученые-естественники из Сербии, России, Польши, Германии, Израиля и Франции заинтересованно обсуждали узловые моменты федоровского наследия.

При этом сама конференция была естественным образом вплавлена и в современную всемирную ситуацию, и в местную атмосферу. Мистическим образом моя первая поездка в Белград совпала с чтением книги Ксении Голубович "Сербские притчи", подаренной мне автором за неделю до полета, наиболее яркое из того, что мне доводилось читать о сербах и Сербии на русском языке. У меня была возможность сравнить свои впечатления с впечатлениями от чтения книги. И они во многом совпали, тем более что мне удалось встретиться с некоторыми из ее героев. И главное — с отцом Ксении.

А как раз тема отцов, тема предков, тема памяти — центральная для философии Федорова. Космос понимался им как одушевленный и как одушевляемый. Космическая философия на самом деле служит концентрации одушевленности земного. Литература как уловитель космических энергий и как сосуд памяти, собирание разомкнутых частиц прошлого, настоящего и будущего. Взаимодействие с другими искусствами — кино, живопись, графика. А также техниками — радио, телевидение, интернет. Доклад, например, Владимира Хазана назывался "Поэзия как техника без машины (некоторые заметки о радиоволновости поэзии)".

Перечисление всех докладов заняло бы целую колонку, поскольку их было сорок! С текстами можно будет ознакомиться, когда выйдет сборник конференции, а это должно быть скоро.

Сейчас же снова к центральной теме Федорова — отцы и память. На конференции присутствовали живые примеры. Это внук и правнучка замечательного мыслителя Владимира Кожевникова — последователя и друга Николая Федорова, издателя его трудов. А также внук философа, ученого, богослова П.А.Флоренского П.В.Флоренский.

Дмитрий и Александра Кожевниковы выступили как восстановители истории, которая оказалась сохраненной благодаря семейной памятливости. П.В.Флоренский, носящий имя деда, выступил как толкователь важнейших положений русской философии ХХ века — проективность (Федоров), пневматосфера (Флоренский), ноосфера (Вернадский).

Память как важнейший феномен бытия обнаруживала себя буквально на каждом перекрестке, когда мы шли по городу и Бобан Чурич ярко повествовал о родном городе, отмечая особенно его русское прошлое, т.е. 20-е-40-е годы ХХ века, когда Югославия приняла поток русских беженцев. Память о них запечатлена в архитектуре Белграда (многие здания были построены по проектам русских архитекторов) — или уже в финале конференции, когда потомок русских эмигрантов Алексей Арсеньев водил нас по одному из центров русской эмиграции — городку Сремски Карловцы. И тут возникали имена Митрополита Антония (Храповицкого), барона Врангеля (чья ставка находилась именно здесь) и мало кому известные имена граждан Российской империи, нашедших упокоение на сербской земле. Алексей Арсеньев всех помнит отнюдь не метафорически. Он проделал титаническую работу, многие годы общаясь с теми, кто остался в живых, и описывая русские кладбища в Сербии, восстанавливая могилы. Это было не обычной экскурсией, входящей в "культурную программу" любой конференции, а живым подтверждением уместности федоровской конференции именно здесь, в этом месте.

Точно так же необычен был вечер, построенный в Русском Доме Корнелией Ичин: от музыки композитора-космиста Скрябина, исполненной пианистом Младеном Петровичем к слайд-фильму из семейного архива Кожевниковых, к немым фантастическим фильмам начала прошлого века, разреженным чтением автора этих строк.

Сам зал Русского дома напитан памятью. Казалось, что здесь еще сохраняются голоса Бунина и Бальмонта, Гиппиус и Мережковского, Игоря Северянина и Федора Шаляпина... В этом году как раз исполнилось 70 лет со дня открытия Дома. А сама идея создания культурного организма под названием "Русский дом", оказывается, была реализована уже в 1903 году. Это был год кончины Н.Ф.Федорова.

Николай Федоров работал над обоснованием философии, которую называл "философией общего дела". Конференция, прошедшая в Белграде, позволила приблизиться к пониманию феномена этого выдающегося мыслителя.

Сергей Бирюков, Халле (Германия)

"Русская мысль", Париж, N 4479, 13 ноября 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования