Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

РАДИО "СВОБОДА": Сочи на страже совести. Религиозная война курортных спецслужб


Атеист, язычники адыги, лютеранский пастор и последователь китайского религиозного движения Фалуньгун – всех их объединило внимание сочинских спецслужб и постановления сочинских судов, признавших их виновными в различных административных правонарушениях. Радио Свобода разбиралось в методах борьбы со свободой вероисповедания.

42-летний лютеранский пастор Алексей Колясников выходит на связь из Германии, куда он бежал с женой и тремя детьми после того, как ЕСПЧ коммуницировал его жалобу на нарушение его права на свободу совести, а российские спецслужбы в ответ на это внесли его в список специалистов по минно-взрывному делу.

В декабре 2013 года Алексей вместе с женой Мариной арендовали кафе на одной из сочинских набережных. Назвали его Bel Canto. "Раньше это заведение славилось пьяными потасовками, – рассказывает Колясников. – Мы его отчистили, превратили в красивое семейное кафе". Среди недели Bel Canto работало как обычный общепит (там, правда, не продавали алкоголь и сигареты), а по воскресеньям закрывалось на пару часов: Алексей Колясников собирал свою паству, читал Библию, произносил проповеди. В воскресенье, 28 сентября 2014 года на собрание неожиданно нагрянули представители правоохранительных органов: помощник прокурора Сочи Алексей Мелодиев, сотрудники УФСБ по Сочи и сочинского Центра МВД по противодействию экстремизму (Центр "Э"): оказалось, что лютеране не просто читали Библию, а проводили несогласованное публичное мероприятие.

Агент Арина

Инициатором расследования стал тогда первый заместитель начальника УФСБ по Краснодарскому краю в г. Сочи генерал-майор Александр Родионов. (До 2007 г. он возглавлял Службу экономической безопасности петербургской ФСБ, затем переехал в Сочи, в 2015-м снова вернулся в Питер, где стал начальником 6-го управления ФСБ, а в начале октября 2017 г. опять уехал на юг, возглавив сочинскую ФСБ.) В представлении в сочинскую прокуратуру Родионов сообщает, что во время проповедей Колясников "текст библии со значительными искажениями берет из своего мобильного устройства". В этом и других пассажах Колясников видит доказательство того, что за письмом ФСБ стоит другая организация – РПЦ, представителям которой, по мнению пастора, не нравилась активная общественная деятельность его общины: "Мы много мероприятий проводили, – рассказывает он. – День защиты детей, к примеру, подарки детям раздавали…" Публичные мероприятия всегда согласовывались с администрацией города, а вот по поводу собраний в кафе в администрации Сочи Колясникову сказали четко: разрешения не требуется.

Неканонического чтения Библии с планшета для дела было недостаточно. "События, происходящие на Украине, связанные со сменой государственного режима и приходом к власти "евромайдановцев", религиозные взгляды которых основываются на идеологии прозападных протестантских религиозных течений при финансовой поддержке стран НАТО и Евросоюза, создают угрозу образования в России т. н. "антироссийских очагов" социальной и идеологической напряжённости. К таким можно отнести деятельность указанного проповедника, т.к. в официальных российских христианских организациях проповедническая работа проходит в специализированных молитвенных домах, в которых, как правило, используется Библия в книжном переплёте, в данном случае указанные мероприятия проводятся в нарушении норм канонов христианства, в том числе согласований и уведомлений с органами муниципалитета", – пишет генерал Родионов.

Чтобы привлечь Колясникова к ответственности, следствию необходимо было доказать публичность собрания. Сделать это было непросто: во время собраний на двери кафе висела табличка "Закрыто", а на входе стоял один из членов общины, не пускавший посторонних. Суд к этой информации отнесся критически, зато поверил двум свидетелям обвинения: некой Арине Кондратенко, которую Колясников считает главным провокатором, и бывшему сотруднику полиции Николаю Черкашину, сказавшим, что 28 сентября они случайно зашли в Bel Canto и попали на проповедь, а значит, на нее мог попасть кто угодно.

Одна проблема: Кондратенко и Черкашин не согласовали свои показания и запутались на суде. Кондратенко сказала, что раньше никогда в Bel Canto не была, а потом оказалось, что обедала там несколько раз, более того, оставила благодарственную запись в Книге жалоб и предложений. Алексей Колясников и вовсе уверяет, что перед визитом ФСБ и Центра "Э" она дважды приходила на воскресные собрания, делая вид, что интересовалась христианством, а 28 сентября привела с собой "друга" – Николая Черкашина. Суду Кондратенко рассказала, что сама пригласила Черкашина, более того, вышла за ним на улицу, иначе его не пустили бы, а Черкашин уверял, что зашел в кафе случайно, в дверях никого не встретил, а Арина уже сидела внутри. При этом он не ушел из кафе сразу, "потому что было интересно", и даже "вступил в полемику" с пастором. "Арина совсем на суде поплыла, чуть не до истерики, – вспоминает адвокат "Международной Агоры" Александр Попков. – Но нашему суду это оказалось не важно".

12 декабря 2014 года суд назначил Алексею Колясникову штраф в 30 тыс. рублей, Краснодарский краевой суд оставил это решение в силе. При этом одним штрафом дело не ограничилось: как рассказал РС сам Колясников, прокурор Алексей Мелодиев и 28 сентября, и даже в перерывах во время суда советовал закрыть кафе: "Он нам говорил, что вы однозначно больше работать не будете, мы ни бизнесу не дадим вашему развиваться, ни тем более собираться вы не будете. Мы будем посылать санитарные, пожарные службы, – говорит пастор. – Мы еле держались, мы же алкоголь не продавали, собственными силами всё тянули. Кафе пришлось закрыть". После того как в июле 2017 года Колясникову позвонила участковый Алиса Анисимова, сообщившая, что пастора внесли в список специалистов по минно-взрывному делу и с ним теперь хотят пообщаться представители ГУВД, он спешно выехал с семьей на Урал, оформил там документы и уехал в Германию.

Из лютеран в Фалуньгун

Арина Кондратенко не остановилась на лютеранах и в феврале 2017 года позвонила 26-летнему Сергею Балданову, последователю китайского учения Фалуньгун (в Китае учение запрещено, в отчетах Amnesty International и канадских политиков Дэвида Килгура и Дэвида Мэйтаса говорится о том, что последователи Фалуньгун подвергаются пыткам и внесудебным казням, их органы используются для трансплантации. В России Первомайский суд Краснодара в 2011 г. признал экстремистскими перевод отчета Килгура – Мэйтаса и одну из книг основоположника учения Ли Хунчжи "Чжуань фалунь"). "Она сказала, что интересуется практикой, – рассказал РС Сергей Балданов. – Мы встретились в кафе, поговорили, я дал ей почитать книгу "Фалунь дафа" (где рассказывается об оздоровительных практиках, на которых строится учение). Обстоятельств передачи книги Сергей не помнит, однако его адвокат Марина Дубровина говорит, что книгу он поначалу отдавать не хотел, это был его единственный экземпляр, однако Арина очень настойчиво просила, и молодой человек поддался на уговоры.

Сам Сергей практиками Фалуньгун заинтересовался в конце 2015 года. Одна из составляющих учения – традиционная китайская гимнастика цигун, Сергей поначалу занимался ей дома, а летом – в парке им. Фрунзе. "Я сначала один делал упражнения, ко мне подходили интересующиеся люди, я им рассказывал, вот так подтянулись 2–3 человека". Пару раз занималась гимнастикой и Арина, но, как и в случае с пастором, на третий раз – 1 марта 2017-го она пришла не одна. "Я тогда был на работе, в парке собралось три человека, в том числе Арина, и один ребенок, – рассказывает Сергей. – Часов в шесть подъехали сотрудники ФСБ и сразу начали наезжать, говорить, что тут несанкционированное мероприятие". За нарушение закона о митингах собравшихся привлекать не стали, зато у Арины Кондратенко изъяли книгу "Фалунь дафа", и она тут же пояснила сотрудникам ФСБ, что получила ее от Балданова.

В изъятой книге не было ничего криминального, в списке экстремистских материалов другая книга того же Ли Хунчжи, и хотя на обеих книгах стоит одна фамилия, следствие решило зачем-то доказать этот факт автороведческой экспертизой, которая на 9 листах подтверждает: обе книги написаны одним человеком. Показания Кондратенко о том, что Балданов передал ей книгу автора, одна из книг которого находится в списке экстремистских материалов, стали основанием обвинить Балданова в распространении экстремистской литературы (при этом другие книги того же Ли Хунчжи свободно продаются в российских интернет-магазинах).

В апреле Балданова вызвали в сочинскую прокуратуру, где его встретил уже знакомый нам по делу лютеранского пастора помощник прокурора Сочи Алексей Мелодиев. Прессовал Балданова, впрочем, не он, а другой сотрудник, фамилию которого Сергей не запомнил: "Он сразу начал наезжать, матом ругался, угрожал, говорил, что если ты не перестанешь заниматься практикой, я тебе кислород перекрою в Сочи, каждый милиционер тебя будет ловить. Говорил, что сделает так, что с работы уволят". Перепуганный Балданов обещал в парке больше не появляться, но с работы его всё равно уволили через пару дней после визита в прокуратуру: он развозил белье по этажам в одном из сочинских отелей, сейчас работает официантом. 31 мая Хостинский районный суд признал его виновным в распространении экстремистской литературы и оштрафовал на 3000 рублей. Краевой суд оставил решение в силе.

Задушить Христа

Еще одного черноморского экстремиста нашел сочинский Центр "Э", им оказался 31-летний безработный Виктор Ночевнов, который в своем аккаунте в сети "ВКонтакте" перепощивал фотоколлажи антирелигиозного содержания: в рапорте оперуполномоченного ЦПЭ ГУ МВД в Сочи капитана полиции А. Бугайца от 4 февраля 2016 года они превратились в "фото и видеоматериалы экстремистского характера". Еще готовясь к новому делу МВД заказало лингвистическую экспертизу, которой занялись известные по многим громким делам эксперты "Центра социокультурных экспертиз" математик Наталья Крюкова и переводчик А. Тарасов. Они не нашли в материалах Ночевнова экстремизма, зато обнаружили признаки унижения по принадлежности к религии.

Экспертиза говорит о недопустимости изображения Христа вне церковного канона, ссылаясь на документы VIII века: "Иисус Христос – центральная личность в христианстве, которое рассматривает его как предсказанного в Ветхом Завете Мессию, ставшего искупительной жертвой за грехи людей. В Новом Завете он назван "единым посредником между Богом и человеками". Молящийся Христу – молится тем самым и Отцу, и Духу. В силу этого изображение Христа – это не живопись – это молитвенный образ, т.е. его предназначение, прежде всего, для молитвы, в которой человек благоговейно обращается к Богу. На VII вселенском соборе в 787 году был установлен догмат вселенской христианской церкви – иконопочитание. Основная мысль иконопочитания: "Честь, воздаваемая образу, переходит на Первообраз". В силу этого в сознании верующего человека закреплено трепетное отношение не только к самой личности Христа, но и к его образу. (…) Использование изображения в иных ситуациях – вызывает резко негативное отношение верующих-христиан, поскольку переносится на отношение к молитве". Эксперты подробно разбирают десяток изображений со страницы Ночевнова и по каждому приходят к выводу о "сниженности" образа Христа, которое оскорбляет верующих: Христос танцует на дискотеке, висит на турнике, занимается на тренажере в спортивном зале.

Самый интересный вывод касается фотографии, на которой неизвестный житель Техаса сфотографировался с лежащим на земле распятием: "В основе изображения находится скульптурная композиция "Воздвижение Креста Господня" или "Водружение Креста": Иисуса прибивают к кресту; к скульптурной группе добавлено действие человека – мужчины, который держит за горло скульптурное изображение Христа, изображая его удушение (чтобы не мучился). С точки зрения христианской доктрины, это означает невозможность всех последующих действий, связанных с вознесением". На каком основании эксперты решили, что мужчина душит Христа, чтобы лишить христиан чуда вознесения, эксперты не уточнили.

2 февраля 2016 года у Ночевнова прошел обыск, в рамках которого была изъята оргтехника, но дело буксовало: одной экспертизы явно было недостаточно. В декабре 2016-го в деле появляется потерпевший – игумен Лев мужского монастыря "Крестовая пустынь" (в миру Анатолий Грызун). В своей жалобе в Следственный комитет он пишет, что сам является пользователем соцсетей, наткнулся на профиль Ночевнова и оскорбился, хотя позже на процессе заявит, что картинки со страницы Ночевнова ему показали прихожане. Суд не обратит внимания на эти нестыковки, как и на то, что дело против Ночевнова было заведено чуть не за год до жалобы игумена, а свой профиль "ВКонтакте" Ночевнов удалил в марте 2016-го.

Рассуждения математика и переводчика о Христе было решено подкрепить выводами профильных специалистов: следствие заказало аж две религиоведческие экспертизы – в июне 2016-го и в феврале 2017 года. Кроме тех же Крюковой и Тарасова в экспертизах стоит подпись политолога-религиоведа В. Котельникова, однако их тексты практически дословно совпадают с первой лингвистической экспертизой – в чем заключался вклад религиоведа, неясно.

Вознесение – это не процедура!

На суде против Ночевнова свидетельствовал не только игумен Лев, но и настоятель сочинского Князь-Владимирского храма протоиерей Андрей Дубровский, глава сочинской еврейской общины Давид Косневич и 80-летний имам Закий Нурдинов, заявивший, что изображения Ночевнова оскорбляют чувства "не только мусульман, а всех верующих".

Вообще, когда читаешь протоколы заседаний суда, порой кажется, что перед тобой юмористическая пьеса:

Адвокат Александр Попков: Чувство голода оскорбляют эти картинки?

Закий Нуртдинов: Обязательно.

АП: Скажите, пожалуйста, чувство отвращения оскорбляют эти картинки?

ЗН: Обязательно.

АП: Чувство стыда оскорбляют эти картинки?

ЗН: Обязательно.

АП: Чувство надежды?

ЗН: Надежды – тоже оскорбляет.

АП: Чувство оптимизма оскорбляют эти картинки?

ЗН: Обязательно.

Впрочем, пьеса быстро переходит в проповедь, имам поясняет, что для мусульманина оскорбительно любое изображение бога (или пророка, которым по исламской традиции является Иисус Христос): "В исламе своих изображений нет. Бог невидим, неузнаваем. Образа не имеет. Это (изображения) оскорбляет человека, – говорит он. – Бог не имеет формы, не имеет образа, не имеет ничего. Если верить в Бога, надо верить в Бога во всевышнего, всеединого" (любопытно, что секретарь суда пишет с заглавной буквы не только слово Бог, но и местоимения, когда речь идет о Христе).

А вот Давид Косневич из еврейской общины не оскорбился ни одной из фотографий, кроме той, где Христос изображен в нацистской форме ("Воистину СС"), зато игумен Лев раскритиковал каждое изображение на основании того, что они неканонические: "не было такого". Снова между адвокатом Попковым и игуменом завязывается диалог, больше уместный на театральных подмостках:

Игумен Лев: Это "поехали", это надо было нарисовать там Юрия Гагарина, а не Иисуса. Куда поехали, что? Не было такого. Куда поехали? Зачем поехали? Поехали в моем понимании – это вот у меня картинка образуется: Гагарин и "поехали" (на фото Иисус на кресте с надписью "Поехали". – Прим.)

Адвокат Александр Попков: А в чем же оскорбление?

ИЛ: Ну не было этого.

АП: Только потому, что не было? А что здесь было написано в действительности, на кресте?

ИЛ: Иисус Назорей, Царь Иудейский.

АП: Эта надпись была кем написана?

ИЛ: Я не знаю, кто ее конкретно писал.

АП: По чьему приказу?

ИЛ: По Пилату.

АП: Надпись "Царь Иудейский", она действительно была [информационная] или насмешливая, издевательская?

ИЛ: Царь Иудейский? Ну с одной стороны, Пилата, насмешкой, а так, по факту, духовно – да, в какой-то мере Он [с заглавной буквы в протоколе] был Царь.

АП: Издевательской надпись была?

ИЛ: Он ее писал по кощунству, чтобы насмеяться, но по факту так и оказалось.

Выступила и эксперт Наталья Крюкова, доложившая суду, что изображения со страницы Ночевнова оскорбляют общество в целом, даже и неверующих, понимающих, "что данные образы являются оскорбительными для верующей части, для тех вообще людей, которые находятся в культурной традиции нашего государства, поскольку она во многом основана на христианских основах". И снова увлекательный диалог адвоката и эксперта о фотографии техасца:

Александр Попков: Вы эту позу как интерпретировали, исходя из каких-то научных познаний, где-то в научной литературе имеется, что он Его душит?

Наталья Крюкова: В данном случае рассмотрен тот эпизод, который есть. Эксперт в данном случае является тем читателем, зрителем, который работает с этим изображением. Мы свою точку зрения написали.

АП: Правильно ли я понимаю, что вы считаете, что одной рукой он его душит?

НК: В заключении написано.

АП: Вы картинку сами помните?

НК: Помню.

АП: Второй рукой тогда что он делает, если он одной душит?

НК: Мы таким образом интерпретировали это изображение.

АП: Вы можете пояснить или, может, это вопрос к эксперту религиоведу, но вы нам немножко рассказывали про вознесение. Процедура вознесения в христианской религии – это результат чего?

НК: Я категорически против слова процедура, потому что вознесение – это не процедура.

На вопросы о вознесении Крюкова отвечать отказывается – мол, это нужно спрашивать у религиоведа, с которым она якобы советовалась при проведении экспертизы, когда же адвокат спрашивает, как так получилось, что в лингвистической экспертизе, где религиовед не участвовал, написано то же самое, Крюкова отвечать на вопросы отказывается.

2 августа 2017 года мировой судья Виктория Исаева признала Ночевнова виновным в оскорблении чувств верующих и приговорила его к штрафу в 50 тыс. рублей, однако 27 октября Центральный районный суд Сочи отменил приговор по апелляции и вернул его в тот же суд на новое рассмотрение, оставив Ночевнова под подпиской о невыезде.

Несогласованный молебен

Отмена приговора, впрочем, часто ничего не значит: суды первой инстанции рассматривают дела повторно, выносят такие же решения, которые подтверждаются при повторной апелляции. Так, к примеру, случилось с Русланом Гвашевым, 67-летним старейшиной общины адыгов шапсугов, оштрафованным за участие в несанкционированном митинге, который был ежегодным молебном.

Каждый год 21 мая причерноморские адыги собираются у святого для них тюльпанового дерева в поселке Головинка в 40 км от Сочи, чтобы отметить окончание Кавказской войны 1817–1864 гг. и почтить память погибших. Около сотни человек собралось и в этом году, Руслан Гвашев как самый старший прочитал молитву, другой адыг Айдамир Басто раздал присутствующим традиционные поминальные лепешки, после чего часть собравшихся прошли к морю, спустили в воду поминальные венки и разошлись. Вся церемония заняла не больше 15 минут, следивший за порядком участковый Олег Цейтер не препятствовал проведению молебна. Уже на следующий день, впрочем, он вызвал Гвашева и Басто для дачи объяснений по поводу несанкционированного митинга, а еще через 10 дней на обоих адыгов были составлены протоколы: Басто привлекался как организатор, а Гвашев как участник мероприятия.

1 июня Гвашеву позвонила секретарь Лазаревского районного суда и сказала, что он должен приехать на заседание через пару часов, что было невозможно: "Он пожилой человек, живет в ауле далеко от Сочи, к тому же у него нет ноги, он пользуется протезом. Он не может так быстро никуда приехать, что он и сказал секретарю", – рассказывает адвокат Марина Дубровина. Ко всему прочему у Гвашева умерла тетка, похороны были назначены на 2 июня, но Гвашев на них не попал: судья Наталья Козырева оформила принудительную явку, Гвашева забрали с похорон при всем ауле и под конвоем отвезли в суд, где ему стало плохо.

И Басто, и Гвашеву были назначены штрафы в 10 тыс. рублей. Оба они подали апелляции, краевой суд оставил в силе решение по Басто, а вот по Гвашеву отменил и отправил на новое рассмотрение в Лазаревский суд. Случилось это, правда, не быстро, за день до заседания Гвашева увезли в больницу с инфарктом. 30 августа Лазаревский суд рассмотрел дело повторно, имея все основания оправдать старейшину: ключевой свидетель обвинения – участковый Олег Цейтер – на суде показал, что составил протокол об административном правонарушении по приказу начальства, на которое давил "куратор из ФСБ", но судья предпочел не услышать Цейтера, более того, его допроса даже нет в протоколе: лишь у адвоката Дубровиной сохранилась аудиозапись заседания.

Справиться с адыгами оказалось не так просто: 11 сентября Руслан Гвашев объявил бессрочную голодовку, из которой вышел через 25 дней "по просьбе черкесских старейшин": "Меня убедили, что я нужен нашему народу", – пояснил он в интервью РС. Голодовка принесла плоды: в защиту адыгов высказались руководители десятка общественных организаций из Абхазии и Кабардино-Балкарии, акции в поддержку Гвашева прошли в Турции, Германии и США. 5 октября, когда была назначена повторная апелляция, адыги даже блокировали Краснодарский краевой суд, который перенес заседание на 16 октября, оставив штраф в силе. Это ничуть не осадило старейшину, который собирается выходить к тюльпановому дереву и дальше: "Это делалось до меня, это делалось при мне, это будет делаться после меня. Это традиционно. Это [преследование адыгов] – политическая акция, недальновидная. Мы тысячелетия здесь жили, адыги – это автохтонное население, хотя в Краснодарском крае это нигде не отражено. В 1990-х мы достучались до правителей, но сейчас всё откатилось назад, всё стало еще хуже", – почти кричит в трубку Руслан Гвашев, приглашая в свой двор на праздник, посвященный "возвращению к жизни" – прекращению голодовки.

Впрочем, возвращение к жизни адыгского старейшины не отменяет религиозной кампании сочинских спецслужб, которая, возможно, развернется с новой силой после возвращения питерского генерала.

Сергей Хазов-Кассиа,
РАДИО "СВОБОДА", 4 ноября 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования