Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

ИАЦ "СОВА": Кто решит, оскорблены ли чувствах верующих? История с "Матильдой" показала, как власть может решать этот вопрос без участия самих верующих


В связи с премьерой фильма «Матильда» и вновь зашумевших в обществе разговорах о «чувствах верующих» и «религиозной цензуре», хочется посмотреть, как «работает» сегодня закон «о чувствах верующих» - кого и за что осуждают по cт. 148 УК (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий).

Если обратиться к базе данных Центра «Сова», можно увидеть, что по ст. 148 УК осуждены 11 человек: хабаровские живодерки, магистр вуду, окропивший кровью жертвенного петуха православный крест и погребальную пелену, спортсмен-дагестанец, справивший нужду в буддийском храме и ударивший ногой в нос статую Будды, девушка, поместившая в сети фотографию, на которой якобы прикурила от свечи в храме, мужчины, повесившие самодельное чучело на поклонный крест, Сергей Лазарев, опубликовавший статью «Злой Христос» и рассуждавший об образе Бога с позиции гностицизма, блоггер Руслан Соколовский, известный как «ловец покемонов», и еще несколько блоггеров, вывешивавшие в Интернете неприличные картинки с неприличными надписями. Примыкает к ним церковный рабочий, которому не заплатили гонорар. Возмущенный, он пошел требовать денег у священника прямо на службе, за что и был оштрафован на 15 тысяч рублей.

Возбуждено уголовное дело было также в отношении девушки, закинувшей ногу (или руку?) на молитвенный барабан в Туве.

Кроме того по этой же статье обвиняли Виктора Краснова, оставившего несколько комментариев «ВКонтакте», в том числе антисемитских, в которых он подшучивал над собеседником, глумился над библейскими цитатами и в итоге сказал, что «Боха нет!» (дело было прекращено за истечением сроков давности).

Из этого списка видно, что только в одном случае мы имеем дело с поступком, который однозначно требует общественного порицания: мочиться в храме и пинать статуи не принято. В других случаях речь идет все-таки не о реальных действиях, а о создании некоторого образа протестного поведения (девушка не прикурила от свечи, а хотела показать своим друзьям, что она на такое способна), Роман Соколовский тихо ловил покемонов в телефоне, но раскрутил из этого в сети целый сюжет, в Туве девушка сфотографировалась на фоне барабана, трогая его без молитвы, потому что он для нее ничего не значит – это не сакральный объект ее жизненного мира. Магистр вуду, правда, проливал кровь петуха на христианские символы, но и он делал это не с целью оскорбить христиан, а как обряд своей религии, в которой крест и погребальная пелена, видимо, так же сакральны, но отношение к крови и к жертвенным животным другое.

Большой процент приговоров по этой статье за высказывания, причем, высказывания в Интернете, лишний раз доказывает, насколько расплывчаты ее формулировки и как широко она может применяться.

Часть первая статьи 148 предполагает совершение «публичных действий, выражающих явное неуважение к обществу и совершенных в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Четко определено здесь только пространство – публичное (а во второй части статьи – «специально предназначенное для проведения богослужений», то есть храмовое, богослужебное, сакральное). Остальное в статье туманно и субъективно: и «уважение к обществу», и «чувства верующих». Субъективное могло бы решаться в частном порядке путем подачи гражданского иска или как-то иначе, а не приводить к реальным срокам.

Интересен еще один момент. Вот, «Матильда». Фильм, в центре которого – история нескольких месяцев жизни цесаревича Николая Александровича Романова, будущего императора и православного святого. Народ, еще не видя фильма, возмущен: показывают святого на экране, слабого и неуверенного, стрелявшего в ворон, в пикантных сценах с балериной. Возмущен – и апеллирует как раз к чувствах верующих. И много ли мы видим реальных заявлений в прокуратуру? Нет. Мы видим другое – погромы, поджоги и крестные ходы, дискуссию в СМИ, закрытые показы фильма депутатам с последующими обсуждениями, истерику министра культуры, а также обращения к президенту представителей консервативной православной общественности, требующей возбудить дело по 148 статье (среди авторов письма - президент фонда «Русский наследник» Ирина Волина, президент Русского культурно-просветительного фонда имени святого Василия Великого Василий Бойко-Великий, председатель правления фонда по постановке памятника патриарху Гермогену Галина Ананьина, директор Международного фонда Славянской письменности и культуры Александр Бочкарев и президент фонда «Русский витязь» Дмитрий Лысенков). Иначе говоря, мы вовсе не видим правовых попыток решить этот конкретный вопрос: оскорбляет ли режиссер своим фильмом чувства верующих или нет, есть ли тут неуважение к обществу и действия, совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, то есть состав преступления?

Вопрос решается не юридически, а практически, де факто: фильм вышел, на экране все увидели, что он сделан при поддержке Министерства культуры (и, вероятно, на государственные деньги), православные погромщики арестованы, тема закрыта.

Кейс «Матильды» показывает, что российское общество и российское государство прекрасно могут решить вопрос о чувствах верующих без самих верующих, причем, как поднять этот вопрос, так и закрыть его.

И в этом таится немалая опасность: сыграть на чувствах все чаще хотят именно тогда, когда нужно любыми путями дискредитировать идеологического противника: будь то защитники Исаакиевского собора, парка «Торфянка», «Матильды» или «Тангейзера».

Ксения Сергазина,
ИАЦ "СОВА", 1 ноября 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования