Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ДЕЛОВАЯ СТОЛИЦА": Взять Константинополь. Как ФСБ скупает православные святыни в Турции


Вопрос автокефалии украинской церкви можно считать отложенным на неопределенный срок. А Кремль при непротивлении Эрдогана наращивает влияние на Фанар

Нога Вселенского патриарха Варфоломея [...] ступила на территорию Российской Федерации. Пока только посольства РФ в Турции. Патриарх совершил богослужение на месте будущего мемориала погибшего в прошлом году российского посла Карлова. Как будто, ничего особенного – пришел и помолился. Однако визит патриарха в российское официальное представительство в Анкаре – только один эпизод большой пьесы.

Ее основной сюжет нам, в общем, известен: украинский вопрос в московско-константинопольском и, шире, российско-турецком перетягивании каната. Конечно, не украинским вопросом единым – Константинополю есть о чем поговорить (и поссориться) с Москвой и без нас. Но в данном случае есть смысл говорить именно о нас. Потому что на фоне очередного российско-турецкого потепления именно мы можем вздохнуть об упущенном шансе.

Не подумайте, этот шанс не был так уж велик. Но для вздоха размер не имеет значения. Когда Турция и Россия громко и гневно побили горшки, еще можно было подумать, что скорые на гнев быстро и помирятся – у них же столько общего, у Путина с Эрдоганом. Но когда волна раздражения Кремлем прибила Эрдогана к украинскому берегу, и особенно, когда правильные ребята из кооператива "Озеро" начали вкладывать деньги в теплицы, чтобы занять нишу турецких помидорчиков на отечественном рынке... Да, тогда возникли подозрения, что это, может быть, всерьез. Вернее, что тут, быть может, есть шанс и для нас. Что турецкий лидер, конечно, не станет принуждать своего чиновника-патриарха немедленно выдать украинской церкви томос об автокефалии. Но если тот это вдруг сделает по собственному почину, сильно возражать не станет.

Но не сложилось. Турция с Россией разошлись недалеко и ненадолго, а Украина ищет опоры все больше "не там" - с США и ЕС у Эрдогана (по понятным причинам) отношения не складываются. И он довольно демонстративно повернулся к ним спиной.

Да и у патриарха Варфоломея оказались иные приоритеты. Его основной целью было не решение судеб утерянных провинций, которые он все равно не мог присоединить к своей "канонической территории". Делом его жизни был Всеправославный собор, и он все силы направил на него. И сумел провести этот собор, несмотря на то, что Московский патриарх как только не старался сорвать его праздник. Сначала отказался ехать к "хозяину торжества" в Стамбул – формально из-за российско-турецкого конфликта, но на самом деле, потому что не хотел признавать Вселенского патриарха "хозяином торжества". Потом выторговал у Вселенского патриарха все, что захотел, угрожая срывом Собора. А потом все равно постарался его сорвать, так и не явившись в назначенное место в назначенный час.

Однако патриарх Варфоломей провел "свой" собор – и решил, возможно, что тем исчерпал свою историческую миссию. Всерьез вступать в битву за Украину он не стал – то ли не решился, глядя на превосходящие силы противника, то ли понял, что воевать не с кем и не за что, то ли просто посчитал и обнаружил, что невыгодно. Украина ничего не предложила патриарху Варфоломею – не взяла на себя никаких серьезных союзнических обязательств, не дала никаких гарантий и не согласилась ни на какие хоть бы отдаленно выгодные Фанару компромиссы. Мы слишком хорошо знаем, что "нам се належить". Что мы заслужили и выстрадали. И это, действительно, так. Но в политике так дела не делаются – в том числе в церковной политике. Здесь мало "иметь право" - нужно еще что-то предложить взамен. Об этом "взамен" так и не сумели договориться. И есть подозрение, что весь переговорный процесс, в основном, имитировали. Причем обе стороны "динамили" друг друга в равной мере.

России в этом вопросе проще – у нее есть четкая цель, а притязания в должной мере подкреплены и кнутами, и пряниками. Успешная политика успешна во всем. Если Путин с Эрдоганом сумели поделить Сирию, договорить о "Турецком потоке", если Россия продает Турции С-400, а Турция фактически замалчивает проблемы крымских татар на оккупированном полуострове – то как тут Вселенскому патриарху, скромному турецкому госслужащему, удержаться от столь же скромных предложений российской стороны?

А предложения так и сыплются. Патриарха начали обхаживать с того момента, как забрезжил свет в конце конфликта. С середины сентября по середину октября кто только не встречался с ним. Первым приехал "главный дипломат" Моспатриархии митрополит Илларион Алфеев. Передавал приглашение патриарха Кирилла посетить Москву. Приглашение якобы было передано "на рассмотрение Синода" - что выглядит обычной отговоркой. Но вскоре подтянулась тяжелая артиллерия: с Вселенским патриархом встретился Сергей Степашин. Тот самый генерал ФСБ, бывший глава ФСБ и МВД РФ. Который, к тому же, является председателем Императорского православного палестинского общества (ИППО) - именно в этом качестве он явился к патриарху предлагать "сотрудничество". Генерал поставил патриарха в известность о том, что ИППО открыло свое представительство в Турции – именно "поставил в известность", а не "испросил благословение". И любезно предложил патриарху поучаствовать в своем паломническом бизнесе на его "канонической территории".

Кроме того, к патриарху наведался депутат Госдумы Сергей Гаврилов, который, в частности, обсуждал с ним вопросы гуманитарной миссии в Сирии и помощь христианам Ближнего Востока. Сама по себе эта встреча могла бы выглядеть формальностью, а поднятые на ней "вопросы противостояния безбожному либерализму Запада" - обычной благостной болтовней пресс-релизов. Но на фоне общей картины этот визит выглядит, скорее всего, попыткой Госдумы не отставать от мейнстрима.

Судя по тому, что патриарх Варфоломей – впервые – посетил российское посольство в Турции и освятил место будущего мемориала убитому послу Кравцову, он уже тоже почувствовал и даже отчасти принял этот мейнстрим. И если в самом начале он не отнесся всерьез к предложению митрополита Илариона, то всего через месяц он фактически сделал первый шаг на территорию российского государства. Второй шаг – Москва. Синод, в конце концов, может и рассмотреть, и дать положительный ответ.

Тем более, в воздухе носится призрак очередной угрозы "первенству": Москва завела собственный православно-католический диалог. Что же делать со своим православно-католическим диалогом? Присоединяться? В каком качестве и на каких ролях? Будет Константинопольский патриарх в этих переговорах "первым" или "третьим"? Причем если константинопольско-ватиканский диалог преимущественно богословский, и касается, в большей мере, исторических травм, то между Москвой и Ватиканом разыгрывается карта актуальной политики, здесь куется будущее. В общем, что лучше – стать "третьим" или остаться на обочине истории? И надо сказать, что, по крайней мере, часть горькой правды в этой дилемме присутствует: при всей несоразмерности масштабов события, Гаванская декларация может иметь более ощутимые последствия, чем консервативные решения (и даже сам факт проведения) Всеправославного собора. Во всяком случае, в нашей части мира.

А кроме того, патриарху Варфоломею после паузы снова предлагают покровительство. Совершенно нелишнее православному "лидеру меньшинства" в мусульманской (все более всерьез мусульманской) Турции. Младший брат предлагает защиту Старшему. Тем самым оспаривая старшинство – но не прямо, а исподволь. Если слишком сильно будут давить – он уже знает дорогу в российское посольство. Турецкая сторона, должно быть, заметила этот факт.

На этом фоне возможность положительного решения вопроса о судьбе украинского православия почти не просматривается – по крайней мере, в обозримом будущем. Ситуация, впрочем, выглядела довольно неубедительно и тогда, когда шансы, казалось, были куда солиднее.

Конечно, украинский парламент в преддверие Всеправославного собора принял обращение к Вселенскому патриарху о предоставлении украинской церкви канонической автокефалии. Патриарх града Константинополя отреагировал вяло, в точности как с предложением посетить Москву, — передал вопрос на рассмотрение Синода. Спустил на тормозах. Если не знать истории-предыстории, это можно было бы считать саботажем с его стороны. Но, увы, у этого вопроса есть история. Длинная. Даже, пожалуй, затянутая. На фоне этой истории обращение украинского парламента "об автокефалии" — не более чем декларация. Адресованная не столько Фанару, сколько собственному избирателю. В этом контексте реакцию патриарха Варфоломея можно считать вполне адекватной. Диалог между украинской стороной и Фанаром тянется уже много-много лет. В ней были моменты острые и даже критические, но с тех пор все игроки то ли устали, то ли договорились. Никто, кажется, уже не ждет, что Константинополь примет какие-то радикальные шаги в украинском вопросе. И создается впечатление, что в Киеве это многих устраивает.

У некоторых, впрочем, вызывает раздражение вялость украинской власти в решении судеб отечественного православия. Власть "не дожимает" вопрос. При этом никто не знает толком, какие именно условия выдвигает Константинополь – на эту тему только ходят слухи и появляются утечки, от которых за версту разит сливом. Да и какая разница – какие там у них условия? Наше условие – полная безоговорочная автокефалия. Вот чего должна добиться от Вселенского патриарха наша власть. В общем, переговорщики из нас - те еще.

Понять раздраженных очень даже просто: проблемы РПЦ на турецком направлении решают, преимущественно, Кремль, ФСБ и "Газпром". Московская патриархия подыгрывает: когда нужно, летит в Гавану, или не летит в Стамбул, или летит в Шамбези, или не летит на Кипр. Россия делает так и преуспевает в защите своих церковных интересов. Почему так не делаем мы?

Это образчик "симфонии", которой наши православные владыки хотели бы – и считают себя вправе – ожидать от украинского руководства. "Православные вопросы" должны идти в пакете с политическими и экономическими – иначе дела не будет. Но украинское руководство не спешит включать церковные вопросы в свои пакеты. И его тоже можно понять: основной союзник нашей власти - Запад. А там такие методы не работают. Там вообще не поймут, увидев в пакете церковный вопрос. Кстати, раздражение Западом и западным, срывающееся то и дело с уст наших церковных чиновников, по крайней мере, отчасти, продиктовано именно этим – невозможностью использовать государственный ресурс в свою пользу, в то время как оппоненты, играющие по совсем другим правилам, пользуются админресурсом напропалую.

На короткой дистанции это, действительно, дает фору оппонентам. Но церковь по своей природе – стайер. Если не марафонец. А в долгосрочной перспективе слишком прочная связь церкви с политикой, как правило, приводит церковь к кризису. То, что в целом Церковь богоспасаема, не исключает кризисов и даже трагедий ее институтов, формаций, поколений. Политику церкви (как и политику в церкви, как и политику вообще) диктуют и делают люди – пускай в облачениях и в сане, но все равно люди, - сформированные определенными традициями и историческими обстоятельствами. Они "так видят". Или так хотят. Или им так выгодно. Или у них просто нет сил.

Нынешние православные игроки на украинском поле находятся в патовой ситуации – узел невозможно разрубить, потому что "щепки полетят", да и политической воли нет, да и кому он мешает, да и не к спеху, что ли. Можно попробовать исподволь: где неоднозначными законами, касающимися каких-то частностей, в которых широкий избиратель и разбираться не станет, где просто на ручном управлении, – всегда остается возможность скорректировать курс, уточнить, сдать назад и списать все на "перегибы на местах". Все это – топтание на месте. Которое можно оправдать сиюминутной потребностью "сохранить стабильность в обществе". А тем временем шансы упускаются, паровоз истории несется мимо и ни у кого не поднимается рука переключить семафор.

Нас может утешить тот факт, что это не только у нас. Результаты Всеправославного собора – тому свидетельство. Все Мировое православие топчется на месте, потому что ни у кого не поднимается рука и не поворачивается язык отметить тот факт, что православная церковь во многих аспектах застыла в средневековье и отдаляется по оси времени от реальной человеческой жизни. От чего становится все более интересной разве что ученым и реконструкторам. Тем, в частности, которые используют церковный бренд и церковный миф, "спуская курок" на территории чужой страны.

Но мы можем затаиться и рассчитывать на будущее. На смену элит – и светских, и духовных. Смена элит – такой же двигатель перемен в церкви, как и в политике, экономике и прочих сферах общественной жизни. Но нужно принять во внимание тот факт, что смена элит, – уравнение со многими неизвестными. На результат которого можно повлиять, подставляя нужные значения.

Как это пытаются делать россияне. Учитывая возраст и состояние здоровья патриарха Варфоломея, они совершенно не напрасно вкладывают деньги в его "каноническую территорию" и совместные проекты уже сейчас. Недалек тот день, когда эти денежные вложения смогут принести политические дивиденды: политические игры и противостояния партий вокруг Константинопольского престола – непременная часть византийской традиции, а порулить выборами и половить рыбку в мутной водичке политических интриг – непременная часть кремлевской политики. Даже если в США и Западной Европе россиян в этом контексте несколько демонизируют, намеренно сгущают краски, чтобы оправдать собственные ошибки, факта вмешательства и манипуляций это никак не отменяет. Так вот, если это все было возможно в США, Франции и Германии, если это было запросто в Украине, то почему этого не сделать на Фанаре? Учитывая геополитическое значение и интересы русского православия?

Поэтому в ближайшее время мы будем наблюдать за расцветом ИППО, которое под чутким руководством генерала Степашина скупит православные святыни Турции, опутав их своей инфраструктурой. В результате собственная "каноническая территория" под ногами патриарха Константинопольского (кто бы это ни был в будущем) станет уже не совсем его. Или, во всяком случае, не только его – гибридный статус даже более перспективен в политическом смысле, чем прямая собственность. Проверено Украиной. 

Екатерина Щеткина,
"ДЕЛОВАЯ СТОЛИЦА", 18 октября 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования