Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"БЛАГОВЕСТ-ИНФО": Издание соловецких писем – это сочетание чудес. Внук священника и ученого Павла Флоренского издал его письма из Соловецкого лагеря


Презентация четырехтомника писем П.А. Флоренского из Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН) состоялась 15 июня в Садовом павильоне Государственного музея А.С. Пушкина в Москве. Четырехтомное издание под общим названием «Пребывает вечно…» подготовил внук священника Павел Васильевич Флоренский – профессор, академик РАЕН, член Союза писателей России, а выпустили в свет два издательства: «Международный центр Рерихов» и «Серебро слов» (последний том). Тираж каждого тома – всего 100 экземпляров.

Как сообщил, представляя издание, его составитель, речь идет не только о письмах о. Павла Флоренского (1882-1937) – священника, богослова, философа, искусствоведа, теоретика культуры, математика, физика, но и об эпистолярном наследии трех его собеседников и сокамерников, заключенных СЛОНа, расстрелянных в октябре-декабре 1937 года. По словам П.В. Флоренского, все они – люди «отнюдь не рядовые»: это профессор, химик Роман Николаевич Литвинов; инженер, один из создателей Урало-Кузбасского комбината Николай Яковлевич Брянцев; один из создателей Единой гидрометеослужбы СССР Алексей Феодосьевич Вангенгейм.

К выходу этих книг привело «сочетание чудес», сказал П.В. Флоренский, подчеркнув, что в чудесах-то он разбирается, и напомнив в связи с этим еще один свой титул – член так называемой «Комиссии по чудесам» (Экспертной рабочей группы по чудесным знамениям при Богословской комиссии РПЦ МП – прим. ред.) По его словам, хранить письма заключенных было опасно, но его бабушка Анна Михайловна, жена о. Павла Флоренского, сохранила письма мужа, спрятав их в тот момент, «когда грабили библиотеки». Письма Литвинова, Брянцева и Вангенгейма также сохранились в их семьях, и «ко мне они пришли чудом», вспоминал П.В. Флоренский.

Он обратил внимание на особенность этих писем родным из лагеря: «Они писали как будто из командировки. В письмах нет ужасов лагерной жизни, но не только из-за цензуры. Эти письма близким полны любви, они исполнены удивительной силы духа, ощущения глубины и гармони бытия. А ведь написаны они в таком страдании и в полном понимании, чем все кончится. Но, судя по письмам, все у них было хорошо, на Соловках собрался цвет интеллигенции». П.В. Флоренский показал на презентации фотографии не только своей семьи, но и семей сокамерников деда – именно для того, чтобы познакомить с теми, кто сохранил письма и сделал возможной их публикацию.

Анализируя сто соловецких писем деда, внук обратил внимание на многочисленные упоминания имени Вернадского (30 раз) и Пушкина (более 20 раз). Причем, как правило, это не просто единичные упоминания, а развернутые рассуждения, связанные с этими именами. Что касается академика В.И. Вернадского, то общение с ним в 1920-е гг. играло большую роль в жизни и исследованиях о. Павла Флоренского, и это было взаимно. Пушкина же о. Павел «ставил выше всех», сказал внук священника. В соловецких письмах с именем Пушкина связаны глубокие рассуждения о. Павла о поэзии, о русской литературе, о музыке. В 1937 г., когда в СССР было решено торжественно и официально отметить столетие гибели Пушкина, о. Павел видел в этом событии некий «перелом», он писал: «Юбилей Пушкина спас Россию, я в этом убежден». К сожалению, этот юбилей не спас самого священника – он был расстрелян именно в 1937 г., хотя долгое время семью вводили в заблуждение, что это случилось в 1943 г.

Подчеркнув, что место для презентации – Музей А.С. Пушкина– выбрано не случайно, П.В. Флоренский зачитывал выдержки из писем деда, в которых упоминается «солнце русской поэзии». Например: «…Получена газета, наполненная Пушкиным. Можно чувствовать удовлетворение, когда видишь хотя бы самый факт внимания к Пушкину. Для страны важно не то, что о нем говорят, а то, что вообще говорят; далее Пушкин будет говорить сам за себя и скажет все нужное. Но с этим удовлетворением связывается горечь, неразумная горечь о судьбе самого Пушкина. От нее не умею отделаться. Но называю неразумной, потому что на Пушкине проявляется лишь мировой закон о побивании камнями пророков и постройке им гробниц, когда пророки уже побиты. Пушкин не первый и не последний: удел величия – страдание, – страдание от внешнего мира и страдание внутреннее, от себя самого. Так было, так есть и так будет…»

П.В. Флоренский прокомментировал и другие аспекты изданной переписки. Например, трое сокамерников о. Павла никогда не упоминали в письмах родным его имени (правда, Литвинов однажды проговорился, назвав Флоренского) – это было запрещено и опасно для всех. В письмах самого о. Павла не встретишь слова «Бог», и это озадачивает читателей. Но, по словам выступавшего, надо помнить, что это слово тоже было под запретом, а кроме того, священник не хотел писать его с маленькой буквы. Церковных реалий тоже нет в соловецких письмах, но когда семья Флоренских получала письмо со строками «…в наш Посадский праздник…», все понимали, что речь идет о празднике Троицы.

На презентации выступили представители издателей: доктор философских наук Виктор Фролов от «Международного центра Рерихов» и учредитель издательства «Серебро слов» Сергей Антипов. Последний выразил надежду, что интерес к изданию будет большим, и изначально столь небольшой тираж будет допечатываться.

Соловецкие письма публикуются с обширными комментариями, сопроводительными статьями и справочным аппаратом. Особое значение имеет видовой ряд издания: документы и фотографии о концлагере, природе Соловков, портреты близких и родственников узников.

Юлия Зайцева,

"БЛАГОВЕСТ-ИНФО", 19 июня 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования