Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

БЛОГ ВЛАДИМИРА МЕЛИХОВА: "Я останусь здесь, как бы дальше ни складывалась моя судьба." Известный меценат РПЦЗ, которому грозит 2 года тюрьмы, о том, почему он не уезжает из РФ


На предыдущее сообщение о том, что гособвинение предложило суду приговорить меня к двум годам колонии, - и на почту, и здесь в сообщениях, пришло очень много писем с вопросом «почему я сейчас не покину страну?» и с предложениями помощи в этом вопросе.

Начав отвечать на них в почте индивидуально каждому написавшему, чуть позже я решил всё-таки объяснить это всем, кто вольно или невольно следит за происходящими у нас событиями, как лично со мной, так и с нашими Мемориалами, подвергающимися в последнее время нескончаемым нападкам.

Я уже писал недавно здесь в одном из сообщений о том, что для меня Родина и почему, при абсолютно явной необходимости уехать из страны и имеющихся возможностях это сделать, я всё-таки не уезжаю : https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10208551251250971&id=1599267404

Тем более, что, рассматривая уголовное дело с марта-месяца, судья сняла с меня подписку о невыезде и вообще никакую меру пресечения для меня не избирала. Я хоть сейчас могу взять билет и вылететь в любую страну. Но это не делаю. Со стороны, и я это прекрасно понимаю, подобное выглядит как поступок барана, безропотно идущего на заклание.

Однако, это не так. И дело тут в следующем. За долгие годы и общественной, и политической деятельности, в том числе и по созданию наших Мемориалов, сформировалась довольно большая группа людей, близких меж собой не только идеологическими и мировоззренческими взглядами, но и дружескими личностными отношениями. У подавляющего большинства их нет той возможности, чтобы покинуть страну вместе со мной, а бросить их – значит поколебать их устремления и надежды, которые скрашивают их жизнь в нашей мерзкой действительности, их внутренняя жизнь станет намного худшей, и без того ныне не отличающейся её хорошими сторонами.

Это не пафосные слова, не высокомерие и не какой-то безумный героизм. Как и не является это обычной глупостью или смирением. Это та внутренняя нить, перерезав которую я, скорее всего, растопчу своё собственное достоинство и ту степень личной ответственности, которую не могу разрушить.

В общем-то, словами подобные чувства выразить довольно сложно, как сложно описать любовь, преданность в дружбе, верность идеалу и многое другое, что нас отличает от животного состояния, когда подобные чувства не тревожат твоей души.

Уехав, я лишусь морального права что-либо говорить о том, что дОлжно делать в России, т.к. сам буду находиться в безопасности. А говорить буду тем, кто этой безопасности не имеет. На мой взгляд, это недопустимо.

Конечно же, относительно своей семьи, для своих детей и внуков, подобной жизни, когда в любой момент они могут стать объектом таких же нападок, которым подвергаюсь я, - я не хочу. Я не могу допустить, чтобы испортили им жизнь и не хочу, чтобы они, вместо творческой работы и собственной самореализации, были втянуты в бесконечное бодание с вконец уже оборзевшей властью, не останавливающейся ни перед чем, чтобы сломать человека и превратить его в безропотного барана. И здесь я вынужден поступать так, как не хочу поступать, но поступать так вынужден.

Они уедут из страны и будут обустраивать жизнь вне её. Это печально тем, что, воспитав их порядочными и честными людьми, имеющими каждый свои таланты и профессиональные знания, применять их они будут в другой стране, вкладывая свои усилия для её развития.

И, несмотря на их немой отказ от подобного решения, другого выхода нет, ведь они должны сохраниться для того, чтобы продолжить то дело, в которое я вложил всю свою жизнь.

Сам же я останусь здесь, как бы дальше ни складывалась моя судьба. Ведь даже эти суды, длящиеся более 10 лет – это тоже своеобразный Мемориал борьбы с большевизмом, который кому-то дает возможность уверовать в свои собственные силы, кому-то помогает не впасть в отчаяние, а кому-то даёт надежду, что несмотря на все сложности, с произволом можно бороться и побеждать. Помогает себя обрести.

Так что я благодарю всех, кто сочувственно и искренне высказал свои пожелания – все они для меня очень дороги. Но мы ещё повоюем. И уж если не мы, то наши дети или внуки смогут найти тот путь и пройти его, чтобы выбраться из того морока, в котором мы находимся и преобразовать наше Государство в то Отечество, в котором подобные разговоры будут неуместны и немыслимы.

P.s. И ещё ряд очень коротких ответов на комментарии и конкретные вопросы под ниже размещенным сообщением.

1) Олег Леонидович Бутусин - Я не знаю, что «они», как Вы выразились, собираются сделать из меня, но я себя жертвой не считаю. И никогда с ней (с жертвой) себя не ассоциировал. Я могу выехать в любой момент, могу бросить дело, за которое преследуюсь, сегодня же прекратив эти преследования, я свободен в своём выборе и волен распорядиться своей судьбой по своему усмотрению.

2) Вячеслав Дёмин – я не считаю себя бараном, идущим добровольно и безропотно на убой, и мой выбор я объяснил выше.

3) Александр Дзиковицкий – конечно же, я не исключаю, что выехать все-таки придется, если не останется никакой возможности даже свободно вздохнуть, но не сейчас и не в связи с возможным осуждением.

4) Natali Alexeeva - Об освещении в прессе и подключении правозащитников: об этом я уже неоднократно писал – я никогда и никого не буду просить оказать мне помощь или осветить тот или иной процесс. Это не высокомерие и тем более не лицемерие. Это просто мой жизненный выбор, за который я отвечаю самостоятельно, никого не понуждая делать так же самому. Я всегда рассчитывал только на свои силы, при этом никогда не отказывался от помощи, когда она кем-то предоставлялась. Если журналисты предлагали помощь – я им всегда давал исчерпывающие ответы на любые интересующие их вопросы. Но кричать «помогите – убивают!» я не буду. Как им поступить, поднимать ли шум, готовить и размещать статьи либо писать какие-либо обращения – это личное дело каждого из них. Если они считают, что данный процесс необходимо осветить для общества и это полезно для его формирования, то они сами обязаны решить, как это лучше сделать.

Но лезть и просить о помощи я не буду, ещё и потому, что своей просьбой я могу поставить их в неловкое положение. Ведь они-то могут думать по-иному. Это вопрос совести каждого из них. Я сообщаю только то, что я делаю лично сам и то, как реагирует на это сегодняшняя власть. Как на эти события будут реагировать правозащитники и журналисты - это их профессиональная и гражданская позиция.

5) Что же касается всех, написавших мне: «а чем он лично может помочь мне в этой ситуации?» – мой ответ таков:

Разместите сегодня и 9 июня вот эту вот ссылку на наш Мемориал и на его залы с коротким текстовым пояснением к ним. http://elan-kazak.org/…/vokru…/ekspozicii-i-eksponaty-muzeya

Это, на мой взгляд, самое главное, что в сегодняшнее время мы можем сделать в нашей стране – оказать содействие в просвещении нашего общества, по выводу его из мракобесия постсоветского синдрома раба.

Для меня важным мерилом того, что мы делаем, являются вот эти слова, написанные сегодня посетителями нашего Мемориала в Еланской: «(…) После посещения Вашего музея для меня, моих близких и друзей мир перевернулся и стал с головы на ноги. Теперь мы можем увидеть происходящее в реальном свете, а не в Зазеркалье».

Когда вчера шёл суд, в Еланcкой через музейные залы прошли чуть больше сотни человек. Ещё одна сотня – для которых, возможно, мир стал видеться реальным.

БЛОГ ВЛАДИМИРА МЕЛИХОВА, 31 мая 2017 г.

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования