Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГОРОД 812": Поможет ли Ватикан сохранить влияние патриарха Кирилла в Украине. "Впервые в своей тысячелетней истории наша православная церковь обращается за помощью к Ватикану. Обычно такие обращения добром не кончаются..."


Впервые в своей тысячелетней истории наша православная церковь обращается за помощью к Ватикану. Вообще, обычно такие обращения добром не кончаются. В 1439 году, например, Византия, стремительно терявшая территории под напором турок, заключила с Римом Флорентийскую унию и признала все католические догматы, но помощи не дождалась: через 14 лет османский султан Магомед Великий захватил Константинополь.

В этот раз ставка не меньше: патриарх Кирилл просит папу римского и прочих акул мирового  капитализма помочь ему сохранить в своей православной империи Украину.

Обращаться к Ватикану за помощью – не только имиджево унизительно, но и внутриполитически опасно. Патриарх Кирилл и так раздражает консервативное крыло своей паствы теплыми отношениями с папой, которые это крыло называет в лучшем случае экуменической ересью. Однако дело серьезное: в Верховную Раду внесены два религиозных законопроекта. Один из них устанавливает «особый статус» для религиозных организаций, «руководящие центры которых находятся в государстве, признанном государством-агрессором». Единственным официально признанным на Украине государством-агрессором является Россия, а особый статус предполагает, что руководители таких организаций могут быть назначены только по согласованию с киевскими властями. Ну и разные мелочи вроде угрозы закрытия религиозной организации, если она будет сотрудничать  с «представителями милитарно-террористических группировок». Надо сказать, что по сравнению с российскими законами об иностранных агентах и нежелательных организациях украинские выглядят абсолютно вегетарианскими.

Второй дает право религиозным общинам путем голосования на общем собрании менять свою юрисдикцию. То есть переходить, например, из Московского патриархата в Киевский. Вместе со всем своим движимым и недвижимым имуществом.

«В случае принятия данных проектов будет узаконена неслыханная для современной Европы дискриминационная правовая практика в отношении большинства православного населения Украины, – пишет патриарх Кирилл папе римскому, лидерам «Нормандской четверки» и другим людям, рядом с которыми истинно православный человек и сидеть не должен. – Столь ограничительное религиозное законодательство не действовало на Украине даже в период коммунистического режима, а на остальной территории Европы нечто подобное существовало разве лишь во времена нацистского правления в Германии. Украинская православная церковь (имеется в виду входящая в РПЦ Украинская православная церковь Московского патриархата. – А.М.) – это крупнейшая конфессия страны, присутствующая во всех ее регионах и обладающая колоссальным миротворческим потенциалом. Попытки втянуть ее в политическое противостояние недопустимы и могут привести к необратимым последствиям».

Кириллу есть из-за чего переживать. Сейчас православные на Украине, составляющие большинство населения, ходят в церкви Московского либо Киевского патриархатов (УПЦ МП и УПЦ КП соответственно). При этом Киевский патриархат другими поместными православными церквями не признан, то есть как бы неканоничен. Есть еще Украинская автокефальная православная церковь, но она совсем маленькая.

Число украинцев-прихожан Московского и Киевского патриархатов по очевидным причинам посчитать невозможно, как и вообще любых прихожан. Тут можно опираться только на социологические данные. Однако разные исследовательские центры имеют противоположное мнение на сей счет. Строго говоря, они сходятся в цифрах – 40% и 25% от числа взрослого населения Украины, – но расходятся в том, где верующие Московского патриархата, а где – Киевского. Единственным объективным критерием является число приходов. У Московской патриархии их 11 тысяч, у Киевской – 4 тысячи. Таким образом, скорее всего, лидерство по числу прихожан все-таки за первой.

УПЦ Московского патриархата  пользуется широкой автономией, и вряд ли РПЦ получает от нее много денег. Распространение своей, хотя и формальной, власти на территорию Украины для патриарха Кирилла – вопрос исключительно имиджевый. И для него это важнее денег. Ведь он действительно экуменист, долгое время бывший главой церковного МИДа, и собственная слава на мировой арене его волнует больше, чем слава внутренняя. Поэтому он встречался с римским папой, поэтому он так болезненно относился к недостаточной, по его мнению, роли РПЦ на Всеправославном соборе и, в конце концов, попытался его сорвать.

 Потеря Украины для него – настоящая катастрофа: ведь получится, что он не преумножил, а, наоборот, растратил наследство, доставшееся от Алексия II. И никакие основы православной культуры в школах, никакие суды над Pussy Riot не компенсируют эту потерю, потому что другим православным патриархам до них дела нет, а до геополитических поражений РПЦ – есть.

С самого начала «Русской весны» и патриарх Кирилл, и УПЦ МП находились в тяжелом положении, потому что прекрасно понимали, к чему все идет. Кирилл – единственный представитель российского истеблишмента, который ни разу не высказался в поддержку действий России на Украине, ограничиваясь абстрактными призывами к «примирению сторон». Глава УПЦ МП митрополит Онуфрий оставил за священниками на местах право решать, поминать ли при богослужении имя патриарха Кирилла, хотя до «Русской весны» напоминал о необходимости это делать (поминание патриарха – очень важный элемент, свидетельствующий о подчинении ему). А заодно допустил вместо «державы Российской» более нейтральную с точки зрения украинского языка формулировку «держава Русская». В прошлом году УПЦ МП организовала крестный ход, в рамках которого паломники со всей страны должны были дойти до Киева. Но и он проходил под девизом «За мир на Украине» без какой-либо конкретики.

Ухудшение отношений между Россией и Украиной уже сказалось на положении УПЦ МП. В своем письме главным еретикам патриарх Кирилл жалуется им, что «за 2014–2016 годы на территории Украины праворадикальными элементами было насильственно захвачено более 40 храмов. Формальной основой для таких захватов служит так называемый референдум жителей села, принимающих решение о «переходе общины». Кроме того, если раньше большинству верующих было безразлично, в православную церковь какой юрисдикции они ходят, то теперь, после обострения отношений между Россией и Украиной, ситуация меняется.

Пока, впрочем, внесенные в Раду законы были сняты с рассмотрения, так как у сторонников их принятия, видимо, не хватало голосов. УПЦ оперативно организовала 10-тысячный молебен против принятия законов под стенами украинского парламента как раз в день, когда их должны были обсуждать. Однако в любом случае отношения между Россией и Украиной в обозримом будущем не улучшатся не только на уровне лидеров, но и на уровне социума. А это значит, что положение Московской патриархии в соседней республике может измениться только в худшую сторону.

Сам Петр Порошенко официально выступает за независимую украинскую поместную церковь (не конкретизируя, какую из трех существующих он видит в таком статусе) и даже общался на этот счет со Вселенским патриархом Варфоломеем. После того как летом прошлого года РПЦ попыталась сорвать организованный им Всеправославный собор, многие были уверены, что в отместку Варфоломей сделает шаг в сторону Украины. Но он не стал так поступать, оставив Московскую патриархию и дальше висеть на крючке угрозы признания мировым православием независимой украинской церкви.            

Антон Мухин,

"ГОРОД 812", 29 мая 2017 г.

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования