Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"АХИЛЛА": Чтобы не оскорбляться в чувствах — надо открыть Евангелие. Доктор исторических наук Алексей Мосин, выступивший свидетелем защиты на "деле о покемонах", комментирует ход процесса в Екатеринбурге


— Как Вы стали свидетелем защиты на суде по делу Руслана Соколовского?

— Меня пригласил один из адвокатов Руслана, я согласился. До вчерашнего дня я не смотрел ролики Соколовского, выложенные на YouTube, не было у меня любопытства, но поскольку меня пригласили в суд, то роликов шесть-семь я посмотрел.

Содержание этих роликов меня, по естественным причинам, порадовать не могло: у нас с Русланом почти все разное, начиная с возраста — мы принадлежим к разным поколениям. Он активный атеист, человек умный, то, как он преподносит материал, отражает его представление о свободе, что можно говорить как угодно и с кем угодно, для него нет никаких авторитетов.

Мы воспитаны на том, что культура — это определенная система ограничений, а Руслан отрицает какие-либо ограничения. Понравиться это мне не могло, но когда на суде задали вопрос: «Оскорблены ли мои чувства верующего?» — я ответил: «Нет».

По Конституции, человек имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Не исповедующий никакой религии человек или равнодушен к религии, или атеист, а для атеиста свойственно отрицать существование Бога. Вспомним, с чего начался диспут Остапа Бендера с ксендзами: «Бога нет». Вот и Руслан все время в эту точку бьет: «Бога нет, Бога нет».

Есть у нас с Русланом и стилистические разногласия: в некоторых случаях меня коробило — я к этому не привык, и привыкать не хочу. Но может ли это быть основанием преследования по уголовной статье? — На этот вопрос я отвечаю отрицательно, считаю, что это личное дело человека. Ему уже чуть ли не в вину вменяется отрицание существования Бога — но в нашей стране это не запрещено.

Когда я посмотрел ролики Соколовского, я увидел, что он вступает в диалог: люди, посмотрев это видео, пишут ему: мусульмане, православные, другие христиане, иногда он получает угрозы, оскорбления в свой адрес, он отвечает тем же. Оскорбления в адрес конкретного человек — это одно, а как можно оскорбить всех верующих? Если человек говорит: «Бога нет» — это оскорбление чувств верующих? По идее, вроде да, мы верим, а нам говорят, что Его нет. Но это не повод обращаться в суд и требовать расправы.

Я в таких случаях стараюсь посмотреть на себя, нас Евангелие этому учит. На суде сегодня я приводил такой пример из восьмой главы Евангелия от Иоанна, когда ко Христу привели женщину, взятую при прелюбодеянии, и по закону Моисееву ее следовало побить камнями. И люди, искушая Его, стали спрашивать: что с ней делать? Он знали ответ, но хотели услышать от Него, а Он молчал. А потом обратился к ним и сказал: кто из вас без греха, первый брось в нее камень.

После этого произошла вроде бы удивительная вещь (хотя я ничего удивительного в этом не вижу): все эти люди стали один за другим уходить. Каждый из них внутренним взором обратился к своей душе, увидел скопище своих грехов и понял, что нет у него морального права судить так других, когда сам нечист. И когда Христос с женщиной остались наедине, Он спросил ее: ну что, никто тебя не обвиняет? Она сказала: нет, никто. Он сказал: и Я тебя не обвиняю: «иди и больше не греши».

На заседании суда я обратил внимание присутствующих на это: Христос не сказал: женщина, ты должна покаяться, и тогда твои грехи тебе будут прощены, или: клянись сию минуту, что ты больше не будешь грешить. Это для нас, христиан, величайший урок и пример, если мы говорим, что веруем во Христа.

Был такой советский писатель Камил Икрамов. Его отец был первым секретарем ЦК компартии Узбекистана в 30 годы ХХ века — это были страшные годы для веры, Церкви, когда закрывались храмы, происходило поругание святынь. И писатель рассказывал историю: в закрытии одного храма участие принимала активная молодежь: юные безбожники, комсомольцы. И вот такой комсомольский активист стал охапками вытаскивать из храма иконы, взял топор и давай рубить их топором, приговаривая при этом (а вокруг было много верующих): «Вот видите, что я делаю? И ваш Бог меня не наказывает!» И один старик сказал: «Сынок, как же еще Бог может тебя наказать, если Он отнял у тебя разум?»

Это ответ верующего христианина: он не бросился отнимать топор у молодого человека, не замахнулся на него — он воззвал к нему, чтобы тот задумался.

Речь ведь идет об очень молодых людях, у них жизнь еще впереди. И никому не закрыт путь к душевному обновлению. Этого я и Руслану желаю, чтобы его прозрение озарило. Может быть, то, что я сегодня говорил, и он услышал?

Все помнят начало романа Льва Толстого «Анна Каренина»: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Но немногие помнят эпиграф к роману, который Толстой взял из послания апостола Павла к Римлянам: «Мне отмщение, и Аз воздам». Это все на ту же тему: не наше дело наказывать человека, который в чем-то перед тобой согрешил. Мы не должны брать это на себя, а тем более — не должны обращаться к государству, с его страшной карательной машиной, чтобы оно вмешивалось в отношения человека и Господа. «Богу богово, кесарю — кесарево».

— Но оскорбленные верующие могут возразить: нам вера учит прощать свои обиды, а когда дело касается Бога, Божьей Матери — тут мы должны быть непримиримы, встать на защиту, «молчанием предается Бог».

— «Бог поругаем не бывает». Может, этим и будем руководствоваться? Я открываю Евангелие от Матфея, а там Господь говорит: что же вы осуждаете брата за сучок в глазу, когда у вас бревно торчит? «Лицемер, прежде вынь бревно из глаза своего, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего». Эти слова я воспринимаю как обращенные лично ко мне. Важна личная ответственность за то, что происходит с нами самими и внутри нас. Может быть, это я не все сделал, чтобы что-то стало лучше, может, я не такой, каким должен быть?

На протяжении жизни каждому из нас приходится решать множество проблем, преодолевать различные трудности, искушения. Я представил, что дело Соколовского, может быть — одно из таких искушений для человека верующего: Господь словно испытывает нас и наблюдает за нами — как мы с этим справимся? Насколько готовы исполнять одну из двух важнейших заповедей: возлюби ближнего как самого себя?

Сама формулировка «оскорбление чувств верующих» не раскрыта. Все верующие люди разные, к разным явлениям, событиям, поступкам относятся по-разному. Я никого не берусь судить и осуждать, но и за собой сохраняю право иметь собственное мнение о том, что происходит.

Суд над Русланом Соколовским — опасное дело, на мой взгляд. Само наличие этой статьи опасно: если сейчас по этому делу будет вынесено обвинительное заключение, то это дело может стать прецедентом, и суды будут завалены заявлениями об оскорблении чувств верующих, раз такие иски удовлетворяются. Появится много желающих оскорбиться, а в нашей жизни есть достаточно поводов для этого.

— Что такое гражданская ответственность, в Вашем понимании? Вы ведь не просто воздержались от осуждения, но и пришли на суд в качестве свидетеля от защиты — почему?

— У каждого человека много ролей в жизни: гражданин, верующий, семьянин. Я еще и историк, а быть историком сейчас непросто. Даже столетие революции в нынешнем году к этому взывает — мы должны осмыслить, что происходило, извлечь уроки. Историк, зная прошлое, может сопоставлять, сравнивать, делать выводы, долг историка — предупреждать общество от повторения ошибок, от ложного пути. Поэтому я решил, что важно пойти и сказать то, что я думаю. Я говорил не от имени Церкви или тех организаций, в которых я работаю, не от имени профессионального цеха — только от себя, это сфера моей личной ответственности.

— Когда обсуждают митинги 26 марта, то порой говорят, что верующим людям категорически нельзя ходить на митинги, принимать участие в политической деятельности. Мол, сто лет назад протесты против существующей власти привели к кровавой революции: вы что, этого же хотите? Вы, Алексей Геннадьевич, ходите на протестные митинги, акции, и при этом Вы верующий человек — как в Вас это совмещается?

— Во мне это легко совмещается, каждая моя ипостась — верующего, семьянина, гражданина, историка — занимает свое место.

А приведенная выше логика очень поверхностна: это, как правило, говорят люди, которые либо не знают историю, либо у них другие цели. Революция 1917 года произошла не потому, что были протесты и митинги, а протесты, митинги и демонстрации были следствием того положения, которое было в стране, когда власть отказывалась реагировать на развитие общества, на его нужды, думая, что Бог милует. Но этого не случилось, и по совершенно понятным причинам.

И наша задача сегодня: максимально пристально к этому присмотреться. Мы не поймем события 1917 года, если не посмотрим, где корни эти событий, где точки бифуркации, когда жизнь страны может пойти по одному руслу, а может и по другому. Иногда это может зависеть от воли одного человека, например, император Николай II мог повлиять на развитие страны в другом направлении, но, наверное, он был так устроен, что не видел для себя этой возможности, и в этом его беда. Но надо трезво на это посмотреть, сделать важные для себя и своей страны выводы.

Каждый решает для себя. Если ты человек верующий, то это не приносит автоматически поражение в гражданских правах. Наоборот: вера и Церковь получают максимальную свободу в свободной, демократической стране. Мне кажется, это наша общая заинтересованность, чтобы жизнь у нас была свободной, чтобы мы уважали права друг друга. Человек может быть мне неприятен, несимпатичен, но нужно попытаться понять его, и если он не нарушает законов, то надо с уважением относиться к мнению, убеждениям этого человека.

Всему этому надо учиться, а если не будем учиться, то может быть снова все очень плохо, опять может дойти до взаимного побивания камнями — этого очень бы хотелось избежать. Поэтому я и хожу на такого рода акции.

"АХИЛЛА", 5 апреля 2017 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования