Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"E1.RU": "Если Соколовский тебя не оскорбил, ты - моральный урод". Настоятель храма РПЦ МП рассказал, как готовил свидетелей для уголовного дела блогера


В понедельник в Екатеринбурге продолжится суд над ловцом покемонов Русланом Соколовским. Молодому человеку за 9 роликов в YouTube и шпионскую ручку грозит до 5 лет лишения свободы. И процесс с ежедневными заседаниями очень быстро близится к приговору.

Во время допроса свидетелей обвинения в суд явился и главный церковный куратор дела – Виктор Явич, настоятель храма Большой Златоуст. Как личный советник митрополита по юридическим вопросам, он первым в екатеринбургской епархии увидел в ролике состав преступления и доложил об этом правящему архиерею.

По его поручению Явич наладил связь со Следственным комитетом и активно помогал расследованию. Его прихожане и священники стали свидетелями по делу, в Большом Златоусте прошёл даже специальный кинопоказ роликов Соколовского, чтобы подготовить людей к рассказу о том, как их оскорбил блогер.

Настоятель встретил нас в храме и провёл в защищённый кодовым замком комплекс помещений под ним. В "бункере" высокопоставленного иерея кожаная мебель, иконы, портреты царской семьи соседствуют со стопкой стихотворных сборников собственного сочинения (одно из последний стихотворений – о Храме-на-воде – мы недавно публиковали).

Как рассказал сам священник, за спиной у него – следственно-криминалистический факультет Свердловского юридического института и служба в органах. А в сложные 1980-1990-х годах он был начальником юротдела и заместителем директора Уралмашзавода. Юридическое прошлое отдаётся в речи иерея налётом канцеляризма, слова он выбирает вдумчиво и держит паузы после вопросов, обдумывая и формулируя ответы.

– Вы советник митрополита по юридическим вопросам. Возглавляли раньше юридическую службу епархии. Насколько характерно для юридического отдела епархии дело Соколовского и вообще борьба за чувства верующих?

– Были жалобы на священников, что они неправильно исполняют какие-либо ритуалы. Но таких дел, как у Соколовского, не было никогда раньше.

– Поэтому епархия решила обратиться в Следственный комитет?

– Прямо в Следственный комитет мы не обращались. Дело было возбуждено по факту правоохранительными органами. Ведь Соколовский оскорблял в видео и других людей – работников правоохранительных органов, пресс-секретаря ГУВД, его высказывания касались самых различных лиц.

– За что, по вашему мнению, судят Соколовского?

– Его судят не за то, что он ловил покемонов в храме. Это, конечно, неприятно. Это является каким-то даже сумасшествием. Если человек приходит в храм и ловит там покемонов, – это непотребство. Но, наверное, за это не надо привлекать к уголовной ответственности. Это просто человек поступает неправильно.

А судят его за то, что он создал продукт, который выражал явное неуважение к обществу, и он создан с целью оскорбления чувств верующих, как православных, так и мусульман, а также других категорий граждан – инвалидов, онкобольных, например.

– Когда вы увидели этот ролик?

– Первым ролик увидел начальник юридического отдела епархии Владимир Сафонов, и он мне позвонил. Это был воскресный день. Он мне сказал: "Отец Виктор, вот появился такой ролик". Я довёл это до сведения Владыки. Владыку это затронуло, оскорбило. Он меня спросил: "Что ты как юрист думаешь по этому поводу?" И я сказал, что вижу в этом состав преступления. Решено было наблюдать за этим делом, следить, как оно будет развиваться.

А дальше уже Следственный комитет возбудил уголовное дело, и я специально узнал, где оно расследуется, позвонил в отдел и сказал, что хочу дать показания по этому делу, а также что меня интересует ход расследования.

– А что именно вас оскорбило в ролике?

– Сам ролик Соколовского сделан в форме издевательства. Не иронии, а именно издевательства над чувствами верующих. Он заходит в храм, даёт определённые комментарии, говорит, что церковная музыка унылая, и дальше идёт наложение нецензурной брани на пение "Святый Боже". То есть то, что церковная музыка унылая, это неприятно, но тут уж как человек воспринимает – унылая, значит, унылая. На E1.RU в трансляции было написано, что меня это оскорбило. Но это меня не оскорбило абсолютно.

А вот то, что идёт наложение нецензурной брани, оскорбляет. Или в ролике о святейшем патриархе Кирилле – это просто нельзя в отношении любого человека так делать, так монтировать, так говорить и выкладывать это в интернет. Если кто-то приходит в суд и говорит, что этот ролик Соколовского их не оскорбляет, то это какое-то, значит, моральное уродство. То есть эти люди – моральные уроды. Потому что это не может не оскорблять любого человека. Если это тебя не оскорбляет, значит ты – моральный урод.

– Как можно доказать оскорбление чувств верующих?

– Это, мне кажется, не требует никакого доказывания. Если 10 свидетелей со стороны обвинения будут говорить, что это их оскорбляет, а 10 свидетелей со стороны защиты будут говорить, что это их не оскорбляет, это вообще не имеет никакого юридического значения. Важен не факт оскорбления, а факт того, что это создано в форме явного неуважения к обществу и в целях оскорбления чувств верующих. Это видно объективно, кто бы это ни посмотрел. Кто говорит не так – это лукавство. Это просто человек лукавит.

– Почему обязательно лукавит?

– Почему лукавит? Потому что он считает, что за любые действия, которые совершены в интернете, нельзя привлекать людей к уголовной ответственности. Я вообще против привлечения людей к уголовной ответственности и определения им наказания в виде лишения свободы, если это не является насильственным действием – убийством, изнасилованием и так далее.

Но вот сейчас есть группы смерти, детей и подростков привлекают – это же тоже преступление в интернете. Во многом преступность уходит с улиц в интернет.

– Как в деле появились прихожане храма?

– Для прихожанина храма имеет значение, как думает о том или ином событии настоятель общины. В церкви действует принцип единоначалия, и священник учительствует, проповедует, и это слово от священника имеет большое значение для тех, кто его слушает.

Это не означает, что если ты как священник что-то сказал, то это должно быть воспринято как приказ – так бывает только в сектах. У нас в церкви это не так. Вместе с тем прихожане слушают, что говорит священник, и принимают к сведению.

Ко мне подходили прихожане, зная, что я юрист, и я им советовал по этому вопросу тоже сходить в Следственный комитет и дать показания, если им есть что сказать по этому поводу. Поэтому от нашего храма было несколько прихожан и один священник, которые пришли и дали показания.

– Прихожане спрашивали у вас как у юриста как им правильно говорить в суде и что им говорить?

– Подходили и спрашивали. Но я им говорил, что лучше вы искренне и сами скажете то, что думаете, это будет правильно. Если я вас сейчас научу, это будет не совсем правильно. Пусть это будут ваши слова и чувства, пусть они будут корявые, но пусть это будет ваше. Если бы я их как-то научил, то они бы говорили более складно. А они говорили так, как умеют. А я им потом говорил: "Вы что, по-нормальному сказать не можете, что там и как там?"

– Проповеди вы на эту тему проводили?

– В последнее воскресенье я говорил на проповеди о деле Соколовского. Я говорил, что у нас должна быть определённая позиция на некоторые вещи. Мы открыто исповедуем свою веру, и её следует защищать. Я говорил о том, что подобные действия недопустимы, и мы должны иметь свою позицию по этим вопросам.

– В храме действительно показывали прихожанам ролики Соколовского?

– У нас по пятницам киноклуб, и там молодые прихожане и прихожанки смотрят фильмы. И там действительно некоторые ролики показывали в связи с тем, что люди хотели пойти в суд и Следственный комитет.

– А много людей приходит в киноклуб?

– 10-12-15-20 человек. Там не было какой-то пропаганды. Не было такого, что посмотрели – и давайте пойдём в Следственный комитет гурьбой и будем давать показания.

– Ролики Соколовского показывали каждую пятницу?

– Там не было такой запланированной акции показывать эти ролики. По-моему, там один раз пару роликов посмотрели. Такое смотреть-то лишний раз не надо. Один раз и достаточно, чтобы уточнить, что изображено.

– А много в храме таких активных прихожан, насколько большая община?

– Постоянных прихожан в храме около 200 человек, а активистов – тех, кто активно участвует в жизни храма – около 50 человек.

– Что вы думали о Соколовском до того, как его увидели? Изменилось ли ваше мнение после личного общения в суде?

– До того как я его увидел, у меня было к нему крайнее неприятие, неуважение к этому человеку. Мне казалось, что это всё дело было искусственно запрограммировано, что он действовал с кем-то, кто с ним создавал эту ситуацию. А, когда я его увидел в суде, в его глазах я увидел загнанность. В какой-то мере, может быть, я ошибаюсь, он понял, что не надо было всего этого делать.

– Соколовский перед вами лично извинился в суде. Вы его простили?

– Он извинился перед всеми свидетелями. Позиция его защиты такая: они признают, что не надо было нецензурной брани, но в целом это не образует состав преступления, поскольку непонятно, что такое чувства верующих, и нет юридического понятия. И адвокат сказал: "Давай перед каждым свидетелем ты будешь извиняться. Искренне, неискренне – неважно, это для суда, который запишет, что подсудимый принёс извинения. Когда он извинился, я это воспринял буквально и сказал – бог простит, и я прощаю.

Я не желал бы этому человеку наказания в виде лишения свободы. Я считаю, что он совершил уголовное преступление, за это должен понести наказание, должен быть признан виновным, но наказание не должно быть связано с лишением свободы.

Кстати, одним из свидетелей по делу Соколовского был священник Виктор Норкин. Он заявил, что не был оскорблен роликом Соколовского и отметил, что вера – это в первую очередь прощение.

– Если человек злой, если он готов мстить за оскорбление, что-то запрещать, то он не верующий, – заявил он в суде.

"E1.RU", 28 марта 2017 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования