Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ZNAK": Юбилей, о котором лучше смолчать. Десять лет назад Путин открыл целый исторический период - некоторые итоги. "Развязкой этого подготовительного периода будет война религиозных консерваторов и прогрессистов"


Десять лет назад начался всемирно-исторический период, в котором мы живем. Период брожений, метаний, ломок, складывания новой реальности и внутренней концентрации лидеров мира будущего — близкого, на нашем веку и уж тем более на веку наших детей. Развязкой этого подготовительного периода, скорее всего, снова будет война религиозных консерваторов и прогрессистов. На кону не просто геополитические, экономические и разные другие интересы отдельных держав (как видим, конфигурации на этой доске меняются относительно часто и, бывает, внезапно), а курс всего человечества, и даже шире — цивилизации. Россия — крепость на пути «крестовых походов». Не исключено, что конечным результатом перехода будет трансформация человека как вида, равной которой не было последние пару сотен тысяч лет. Как когда-то природа подчинилась человеку, на наших глазах она, возможно, перейдет постчеловеку или не-человеку, киборгу или роботу. Альтернатива — уничтожение науки и технологий, новое Средневековье. Посеяв десять лет назад ветер, мы не готовимся пожать бурю. Беда не в том, что посеяли, а что не готовимся. 

Как ком к горлу 

10 февраля 2007 года Владимир Путин обратился со своей знаменитой речью к участникам Мюнхенской конференции по безопасности. Речь будет воспринята как реплика на Фултонскую речь Черчилля, за полвека до этого возвестившего о рождении двухполярного, западно-советского мироустройства. Российский президент зафиксировал в Мюнхене необоснованность недолгих, хоть и (или поскольку чересчур) энергичных притязаний на единоличное мировое лидерство со стороны США и, таким образом, открыл следующий сезон мировой политики — сезон бурь, где мы теперь и располагаемся.

Мюнхенской речи предшествовало очередное разочарование Кремля в американской администрации. Поначалу Путин и Буш-младший перешагнули неприязнь, оставшуюся после Ельцина и Клинтона, Чечни и Югославии, первого раунда расширения НАТО в 1999 году. Любимую концепцию — единой, невзирая на особенности и соперничество, антитеррористической коалиции Владимир Путин предложил американскому коллеге Бушу сразу после атаки «Аль-Каиды» на Нью-Йорк в сентябре 2001 года. Но романтическая стадия длилась совсем недолго. Уже в следующем году США вышли из договора по ПРО, в 2003-м  — вторглись в Ирак, в России арестовали Ходорковского, в Грузии вспыхнула «революция роз», в 2004-м прошел еще один раунд расширения НАТО, у нас отменили губернаторские выборы, а на Украине разразилась «оранжевая революция», в 2005-м «тюльпановая революция» потрясла Киргизию. 

К Мюнхенской речи стало ясно как божий день, что Вашингтон не собирается признавать в Москве равноправного партнера, собственной волей и энергией покончившего с тоталитаризмом, освободившего мир из бункера «холодной войны», не думает соблюдать позднеперестроечных обещаний не заходить в «зону особых интересов Российской Федерации» — на постсоветское пространство. 

За что боролись

Речь Путина, произнесенная перед представителями более чем 40 стран, концентрированно передавала его обиды, горечь, претензии, требования. «Идеологические стереотипы, двойные стандарты, иные шаблоны блокового мышления». «Мир одного хозяина, одного суверена». «Нам пытаются навязать новые разделительные линии и стены, разрезающие наш общий континент». «Односторонние, часто нелегитимные действия — генератор новых человеческих трагедий и очагов напряженности». «Пренебрежение основополагающими принципами международного права, навязывание системы права одного государства». «Расширение НАТО — серьезно провоцирующий фактор». «Легитимным можно считать применение силы, только если решение принято на основе и в рамках ООН». «Вмешательство во внутренние дела других стран, навязывание этим государствам того, как они должны жить и развиваться, отнюдь не способствует вызреванию подлинно демократических государств, наоборот, делает их зависимыми и, как следствие, — нестабильными в политическом и экономическом плане». 

«Возникающее социальное напряжение в таких депрессивных регионах неизбежно выливается в рост радикализма, экстремизма, подпитывает терроризм и локальные конфликты. А если всё это вдобавок происходит, скажем, на Ближнем Востоке в условиях обострённого восприятия внешнего мира как несправедливого, то возникает риск для глобальной дестабилизации, — словно в сирийский колодец смотрел российский президент. — Очевидно, что ведущие страны мира должны видеть эту угрозу. И, соответственно, выстраивать более демократическую, справедливую систему экономических отношений в мире — систему, дающую всем шанс и возможность для развития».

В августе 2008-го Москва постаралась дать геополитической отпор в войне с Грузией, сегодня отстаивает мюнхенские принципы на Украине и в Сирии. Продолжительный хаос глобализации, питаемый безграничной стихией ближневосточных междоусобных и межцивилизационных войн, крушением восточных деспотий, «арабской весной», религиозным подъемом и экстремизмом, настиг Старый Свет угрюмым потоком инородцев и иноверцев. Испуганные и утомленные сначала Великобритания, потом Америка в прошлом году выбрали (впрочем, не сказать, что большинством) укрыться под собственным одеялом. В этом году аналогичные европейские силы попробуют себя на выборах в Нидерландах, Франции, Германии, других странах.     

В общем, мир, в котором мы живем, действительно не назовешь однополярным. Кремль упорно продвигается сам и тащит весь мир к исполнению «мюнхенских тезисов», к новому всеобъемлющему договору, к деликатной системе ответственной коллективной безопасности в ее многообразии и неоднородности интересов суверенных держав, к единому фронту, «священному союзу» против «чумы» XXI века — такого же международного терроризма. Россия не просто подорожная крепость, а форпост и цитадель. Нас можно поздравить? 

Бесполярная ночь 

Постойте с поздравлениями, что мы имеем на сегодняшний день? Чтобы мы про себя ни думали, в глазах очень многих влиятельных и простых людей на Земле мы попрали международное право, вмешались во внутренние дела другого государства, силой растянули границы, передвинули «разделительные линии и стены» своего моноцентричного Русского мира, тем самым создав «очаги напряженности» и «новых человеческих трагедий». В Сирии воюем по приглашению и в интересах тирана. Устроили саморазоблачающий мастер-класс по части «идеологических стереотипов и двойных стандартов». Пролаяли опричниной, явили свету устрашающую и отталкивающую гримасу авторитаризма. Изгнаны из Совета по правам человека того самого ООН, единственного, по путинским же установкам, легитимного общечеловеческого форума. Напугали даже ближайших соседей, и те попятились прочь, кто в сторону Берлина и Брюсселя, кто Пекина, выворачивая суставы любимого кремлевского детища — ЕвразЭС. 

Вернувшись в «большую игру», чтобы снова занять место во всемирном «политбюро», мы утратили моральное основание пенять хищной и несправедливой системе международных отношений, мы вновь встали в ряд ее несущих конструкций. Это не вина и не беда, а закономерность: в «большой игре» в белоснежных перчатках из-за стола не выходят. Но более того, своими решениями по той же Украине — сначала неуклюжими, а потом трагически запрограммированными — мы создали себе одиозный образ агрессора и таким образом оправдали западные «шаблоны блокового мышления», расширение и укрепление НАТО вблизи своих границ. Настолько одиозный, что не приходится никого особо убеждать, что Кремль стоит за хакерскими атаками на Демпартию США, то есть за «навязыванием государству того, как оно должно жить и развиваться», даже если это придумка «бесноватой» Клинтон. 

И главное, на планете не стало спокойнее. Совет Безопасности ООН по-прежнему закрытый клуб «сильных мира сего», он так и не сделался гарантом прав человека, мирные граждане мучительно гибнут рядом с боевиками, а Совбез не в силах указать на «мясников», международное право на «сильных мира сего» не распространяется. При этом постоянные члены Совбеза ревностно стерегут свои привилегии от претендентов — Германии, Бразилии, Индии, Ирана, ЮАР и других.

Избрание Трампа и его первые указы раскололи Америку пополам (самая опасная пропорция), и совсем не очевидно, как сложится траектория и политический итог президента, который дал присягу, находясь под следствием, под недружелюбным присмотром спецслужб, а сразу после этого перессорился с прокурорским и судебным сообществом. Российские аналитики допускают, что Трамп выплеснет накопившуюся конфликтную энергию во внешнеполитическую сферу, под «горячую руку» угодит и Россия, конфронтация распалится до новых температурных рекордов.   

Но даже если не выплеснет, то навредит нам расширением американской нефтедобычи, улучшением американской инвестиционной среды, американской реиндустриализацией. И уже проталкивает лом в более-менее налаженные механизмы российско-китайских, российско-иранских, российско-турецких отношений. Не факт, что Вашингтон не объявит торговую войну Китаю — и Москве не придется «нагибаться» под перестрелкой Трампа и Си. Не факт, что устоит ансамбль России, Турции и Ирана по Сирии, не факт, что Асад договорится с оппозицией. Не факт, что, одолев общего врага — ИГИЛ, — участники широкой антиИГИЛовской коалиции не расплюются так же, как когда-то «ялтинская тройка»: Турция окопается в Северном Ираке, распространит свое влияние в Закавказье, шиитский Иран схватится с Саудовской Аравией и ее суннитским окружением, в поруганных Ираке и Сирии будут зреть и множиться споры терроризма, ближневосточное кровопролитие и экологические катастрофы погонят на север новые волны мигрантов и фанатиков. 

Намечались торжества 

И что для нас еще важнее — мы не контролируем до конца ни один из этих факторов, что нашими молитвами определяют наше будущее. Ни климатические изменения, ни Трампа, ни нефтяные цены, не говоря уже о ближневосточных распрях. Другими словами, мы не контролируем свое положение, не принадлежим себе. 

Естественным шагом — точно как британцы и американцы — приступить к ремонту своего бастиона, укрепить его, защитить себя от бурь. Но Орден стареет и чурается новизны, над ним не каплет и под протекающей крышей, на расходящемся фундаменте: постояльцы еще не так голодны и злы, чтобы не обобрать их по новому кругу. Ну а когда они наконец рассвирепеют и хватятся, палаты окажутся бесхозными и пустыми. Опять же не факт, что «порядок наведет» просвещенная профессура, а не зэк и мент, то есть те же террористы, но только свои. Сто лет назад «пьянящий воздух свободы» довел до глубокого и долговременного умопомрачения, и сознание еще темно.

Завтра и послезавтра, конечно, не предопределены. Сценариев, кроме вышеописанного, как минимум три. Первый, спасительный, но самый фантастичный: очнулись, подтянулись, прорвались. Второй: засели у бойниц, ощетинились супероружием, отпугнули. Третий: мы в тисках двух насмерть сражающихся полчищ — людского и постчеловеческого, воинства Традиции и легионов Прогресса, и наши хлипкие подвалы нас вряд ли сберегут. Шансов спастись немного. Так что обойдемся без юбилейных торжеств.

Александр Задорожный,

"ZNAK", 10 февраля 2017 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования