Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РУССКАЯ ВЕРА": 350 лет Большому Московскому Собору: начало раскола Русской Церкви. Глеб Чистяков о печальном юбилее 2016 года


В 2016 году исполняется 350 лет Большому Московскому Собору, который утвердил реформы царя Алексея Михайловича и патриарха Никона и положил начало расколу Русской Церкви.

В начале Великого поста 1653 года патриарх Никон разослал по московским церквам «Память» о замене части земных поклонов на молитве Ефрема Сирина поясными и об употреблении троеперстного крестного знамения вместо двуперстного. Так было положено начало реформам, которые фактически сделали необратимым раскол в Русской Церкви. Большой Московский церковный собор 1666-1667 годов, состоявшийся ровно 350 лет назад, одобрил книги новой печати, утвердил новые обряды и чины и наложил клятвы и анафемы на старые книги и обряды. Сторонники старых обрядов были объявлены раскольниками и еретиками.

***

Царь Алексей Михайлович и его сподвижник патриарх Никон (Минин), начавшие в середине XVII века церковные реформы, не ожидали, что их проведение вызовет серьезное сопротивление в русском обществе. Некоторые архиереи, значительная часть рядового духовенства и иночества, миряне, от самых богатых до бедноты, в той или иной степени выступили против церковных реформ.

Где-то первые исповедники и защитники Старой Веры открыто и публично обличали «никоновы затейки», а где-то просто тихо игнорировали патриаршие указы и продолжали служить и молиться по-старому. В течение по меньшей мере десяти лет реформа оставалась уделом государственной верхушки, затеявшей этот никому не нужный церковный переворот. Положение царской власти осложнялось и тем, что Алексей Михайлович вступил в серьезный затяжной конфликт с патриархом Никоном, по поводу разделения полномочий духовной и светской власти. Авторитет царской власти и церковной реформы стал стремительно падать.

Чтобы как-то исправить ситуацию, правительство Алексея Михайловича решило созвать церковный Собор, призванный преодолеть народное сопротивление церковным реформам и заодно лишить патриарха Никона всякой власти. Чтобы придать такому Собору достаточный авторитет, помимо русских архиереев, были приглашены зарубежные иерархи, включая восточных патриархов, а также многочисленные богословы, специалисты в области церковного права и переводчики.

Созванный Собор состоял из двух частей: первая часть прошла в 1666, а вторая — в 1667 году.

Во время первой части собора были допрошены некоторые наиболее активные защитники дораскольных церковных традиций и Старой Веры. Среди них еп. Александр Вятский, протопоп Аввакум, иерей Никита Добрынин (Суздальский), диакон Феодор, инок Ефрем Потемкин, иеромонах Сергий, иерей Лазарь, священноинок Григорий (Иоанн Неронов). Некоторые из них, такие как еп. Александр Вятский и Иоанн Нернов, принесли малодушное покаяние и были прощены. Другие исповедовали верность древлецерковным преданиям и получили за это разные по суровости приговоры. Священномученик Аввакум был лишен сана, предан анафеме и сослан на заточение в Пустозерск. Святой диакон Феодор «градскому отдан есть судилищу. Имже осудися... языка лишитися отсечением». Также был осужден впоследствии их соузник священник Лазарь. Собор русских архиереев повелел придерживаться новых обрядов.

В 1667 году к собору присоединилось значительное число клириков, прибывших из самых разных восточных церквей: Константинопольской, Иерусалимской, Александрийской, Сербской, Кипрской. Все они были приглашены царем Алексеем Михайловичем. Главными действующими лицами этой части собора стали газский митрополит Паисий (Лигарид) и патриархи Паисий Александрийский и Макарий Антиохийский.

Канонические полномочия этих деятелей были весьма сомнительными. Уже тогда стало известно, что эти патриархи были лишены своих престолов, а митрополит Паисий Лигарид и вовсе извержен из священного сана. Все эти лица действовали на основании подложных грамот и фальсифицированных документов.

«Митрополит Паисий Лигарид… был проклят и отлучен от церкви своим же владыкой, патриархом Нектарием Иерусалимским» (Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. Т.1 с. 222).

«Друзья Лигарида добыли ему от Вселенского патриарха экзаршие полномочия. В 1663 году была получена в Москве в этом смысле патриаршая грамота. Как оказалось впоследствии, она была подложной, махинацией друзей Лигарида, людей той же растленной морали, как и он» (Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 2. С. 206).

«Каноническое право этих двух патриархов на участие в русском соборе было крайне сомнительным. Возмущенный их поездкой патриарх Парфений (Константинопольский — прим. ред.) и созванный им собор добился… смещения этих владык под предлогом оставления паствы и церкви» (Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. Т.1 с. 222).

«Они (патриархи — прим. ред.) были сами соборно низложены с патриарших престолов и лишены права вершить церковные дела не только в чуждой области, какова Русская Церковь, но и в своих епархиях» (Мельников Ф. Е. История Русской Церкви со времен царствования Алексей Михайловича и до разгрома Соловецкого монастыря).

Помимо иерархов, в соборе приняли участие и другие лица с сомнительными богословскими взглядами. Переводчиком и советником восточных патриархов по богословским вопросам стал архимандрит афонского Иверского монастыря Дионисий. Теологические и исторические воззрения Дионисия легли в основу значительной части соборных постановлений, в частности, отменивших постановления Стоглавого Собора 1551 года. О русском Православии этот грек держался самого низкого мнения: «Осталась земля сия не возделана, и возрасли тернии, и травы и иные дикие поросли, и темным омрачением омрачишася». Самым резким образом он отзывался о  пользующихся древней Исусовой молитвой. «Чего ради, — писал Дионисий, — упрямитесь вы и хощете токмо: Господи Исусе Христе, Сыне Божий, глаголати?... Не разумеете, окаяннии, яко во Ареиеву ересь впадаете?» 

Все соборные деяния, протоколы и поручения исполнял униат-бизилианин, придворный астролог и модный поэт Симеон Полоцкий (Самуил Ситнианович). Проанализировав участие Симеона Полоцкого в Соборе 1666-1667 годов, известный исследователь С. Зеньковский сделал вывод: «Он нисколько не постеснялся заменять речи царя и митрополита Питирима собственными напыщенными сочинениями и вычеркнул ряд протоколов важных заседаний».

Все эти восточные клирики прибыли на Собор, разумеется, не бесплатно, а в ожидании большой мзды, подношений и подарков, которые им обещало правительство царя Алексея Михайловича.

Тем не менее, русские архиереи стерпели присутствие восточных самозванцев, одобрили книги новой печати, утвердили новые обряды и чины и наложили страшные проклятия и анафемы на старые книги и обряды. Двуперстие собор объявил еретическим, а троеперстие утвердил. Проклял тех, кто в символе веры исповедует Духа Святаго Истинным. Проклял и тех, кто будет совершать службу по древнерусским книгам. В заключение собор изрек:

Если кто не послушает нас или начнет прекословить и противиться нам, то мы такового противника, если он — духовное лицо, извергаем и лишаем всякого священнодействия и благодати и предаем проклятию; если же это будет мирянин, то такового отлучаем от св. Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, и предаем проклятию и анафеме как еретика и непокорника и отсекаем, как гнилой уд. Если же кто до самой смерти останется непокорным, то таковой и по смерти да будет отлучен, и душа его пребудет с Иудой-предателем, с еретиком Арием и с прочими проклятыми еретиками. Скорее железо, камни, дерево разрушатся, а тот да будет не разрешен во веки веков. Аминь.

Также Собор окончательно лишил сана патриарха Никона.

Помимо клятв на старые обряды Собор 1666-1667 годов принял и ряд других учений, расходящихся с древлецерковным преданием, включая признания равноценности обливательного крещения, учение, что душа человека не создается одновременно с телом. Также Собор 1666-1667 годов от лица всей новой церкви призвал государственные власти применять «телесное озлобление», т. е. физический террор против сторонников древлецерковного благочестия.

Под эгидой Собора 1666-1667 годов было издано несколько книг. Так, в соборной книге «Жезл» были фактически догматизированы некоторые богослужебные особенности, связанные с церковной реформой. В частности, приводится учение о том, что Бог даровал особенным образом человеку пальцы, которыми можно складывать так называемое «именословное перстосложение», буквы славянского и греческого языков «ИС» и «ХС». (Как известно, праотцы Адам и Ева на самом деле не говорили на греческом, и тем более славянском языке. К тому же пальцы, подобные человеческим, имеются не только у людей, но и у обезьян, лемуров и некоторых других животных. Трудно предположить, что всем этим животным они даны Господом, чтобы демонстрировать буквы).  

Книга «Жезл» также догматизировала обязательное написание имя Спасителя в форме «Иисус».

До Собора 1666-1667 годов в русском обществе существовала неопределенность в отношении церковной реформы патриарха Никона. Сохранялась надежда, что церковный раскол может быть предотвращен, а поспешная ломка церковной традиции будет остановлена. Однако деяния этого Собора, включая клятвы, наложенные на старые православные обряды и на придерживающихся их, стали причиной полноценного раскола русской Церкви, отправной точкой, после которой началось его развитие и углубление.   

Большой Московский Собор 1666-1667 года, прошедший с участием греческих и русских архиереев, создал исторический водораздел между дораскольной Церковью, объявив ее невежественной и не вполне просвященной, и новой — исправленной, исцеленной и очищенной от плевел. Как пишет исследователь Карташев:

Патриархи, а за ними — увы! — и все русские отцы собора 1667 г. посадили на скамью подсудимых всю русскую московскую церковную историю, соборно осудили и отменили ее.

Часто задают вопрос: как относиться к клятвам Собора 1666-1667 годов? Не сковали ли эти клятвы приверженцев древлецерковного предания?

Согласно святоотеческому учению никакие клятвы и анафемы нельзя положить на православное предание и лиц его придерживающихся. Проклятия, сооруженные такими соборами, даже самыми большими, такие как иконоборческие, на которых присутствовали сотни епископов, — недействительны.

Более того, по мнению св. отец, неправедные проклятия поражают главу самого проклинающего. Похулив христиан, исповедующих и исполняющих православное предание, участники многочисленных разбойных соборов предали анафеме самих себя. Отцы собора 1667 года вдобавок навлекли на себя еще и клятвы седьмого Вселенского собора, осуждающего как отметающих православное предание, так и вводящих новое, противоречащее старому.

Старообрядцы никогда не признавали клятвы собора 1667 года действительными. Решения соборов РПЦ (1971 г.) и РПЦЗ (1974 г.), которые отменили эти клятвы, старообрядцы считают внутренним делом новообрядной Церкви, признающей действительность этих проклятий.

Остается лишь добавить, что разделение ХVII века произошло не столько из-за самих клятв, сколько из-за нововведений, совершенных патриархом Никоном и его последователями разного времени (кроме вышеуказанных учений соборов 1666-1667 годов можно указать синодальную реформу Петра, Духовный Регламент, цезарепапизм имперского периода истории России и т. д.). Поименованные соборы 1971 (РПЦ МП) и 1974 (РПЦЗ) обошли этот вопрос молчанием, а потому причины, породившие разделение, так и остались не уврачеванными.

Глеб Чистяков,
"РУССКАЯ ВЕРА", 25 марта 2016 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования