Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

РСН: Милонов на РСН: Я перестану скорее быть депутатом, чем служить церкви. Мнения отдельных клириков не могут считаться мнением РПЦ МП, заметил петербургский депутат


?

С. КОРОЛЁВ: Сегодня вторник, и уже есть ваши вопросы к Эдуарду Лимонову, потому что по вторникам в студии РСН он, но он заболел, будет на следующей неделе. Зато на связи со студией из Петербурга Виталий Милонов, депутат Законодательного Собрания. Виталий Валентинович, здравствуйте.

В. МИЛОНОВ: Добрый вечер.

С. КОРОЛЁВ: У нас традиция счастливого вопроса – мы сходу принимаем звонок от слушателя. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Была инициатива Павла Астахова по поводу воспитания в школах супружеских отношений сразу после ЕГЭ. Как Вы видите эту идею?

В. МИЛОНОВ: Очень сложно себе это представить. Всё-таки после ЕГЭ, мне кажется, ты уже такой обессиливший, что ни до каких отношений нет никакого дела. Я не очень хорошо понял. Я достаточно хорошо знаю инициативы Павла Астахова и не слышал ничего подобного.

С. КОРОЛЁВ: Если есть подробности, пришлите нам смс, что именно это за инициатива, звучит слишком странно: никто никого не может заставить вступить в супружеские отношения сразу после ЕГЭ.

Давайте вернёмся к новостям. Сегодня был скандал в Министерстве культуры, уже четверо сотрудников задержано, в том числе замминистра, по делу о хищениях. Сначала речь шла об одном из московских храмов, потом во Псков, в Изборск привели пути. Насколько это дискредитирует чиновников вообще и в частности Мединского?

В. МИЛОНОВ: Конечно, это очень тяжело слышать, поскольку это дикость. Если они уже так долго пытаются какие-то нехорошие вещи делать, почему раньше об этом не стали задумываться, почему позволили тем людям, которые, как предполагают, нечестные, ещё три года работать? Иногда у нас человека арестовывают, а потом всё оказывается не совсем так. Какие бы там ни были обвинения, я всегда уважаю презумпцию невиновности – посмотрим, что правда, а что – ошибочное утверждение.

С. КОРОЛЁВ: А Вы знаете лично Мединского?

В. МИЛОНОВ: Мединского я знаю лично, причём с отличной стороны, не как чиновника. Я помню его, когда он помогал нам в первый кризис 2009 года создавать профсоюз «белых воротничков» в Петербурге. Когда был кризис в те времена, первый, кто попал под замес, под сокращение – были офисные работники. Они были совершенно не защищены: что греха таить, многие из них получали зарплату не всегда полностью официально, не всегда были оформлены. Мы вместе с господином Мединским в Петербурге ездили и по крупным экономическим, финансовым структурам и убеждали переждать кризис, не резать по живому, поскольку каждый сокращённый сотрудник – это боль, беда в целую семью, поскольку чаще всего такой человек обеспечивает не только своё проживание, но и своей семьи, детей.

С. КОРОЛЁВ: Мединский на посту министра культуры на своём месте, с Вашей точки зрения?

В. МИЛОНОВ: Мне кажется, что такой министр культуры и должен быть. Я не говорю лично про Мединского, речь идёт про тип. С одной стороны это должен быть человек свой для мира искусства, поскольку эти люди очень особенные. Представьте, если бы я стал министром искусства, они бы все с ума сошли.

С. КОРОЛЁВ: Вы не собираетесь?

В. МИЛОНОВ: Пока временно не рассматриваю. Хотя, как художнику- акционисту мне близка эта тема.

С. КОРОЛЁВ: Вы сейчас с сарказмом это произнесли.

В. МИЛОНОВ: Я считаю, что депутат должен быть художником, творцом. Если ты не творишь, если у тебя не рождаются мысли, идеи, не обязательно они должны быть странными, они просто должны у тебя рождаться. Если ты ничего не создаёшь, тогда не имеешь права называть себя законотворцем, ведь именно так звучит наша профессия. Поэтому ты обязан создавать, творить законы, и подчас это очень сложная работа. Она не должна быть исключительно бюрократической, занудной, она должна содержать элемент инноваций. Если ты ничего нового не придумываешь, не надо тебе занимать место депутата.

С. КОРОЛЁВ: Если продолжить аналогию с творцами, то самое главное Ваше творение, как пишет Википедия, закон о противодействии пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних. Это так?

В. МИЛОНОВ: Википедии вообще виднее, я её перестал читать после того, как увидел там свою биографию. Подумал: если они про меня такое написали, то могут и про другое такое же написать. Конечно, задача депутата – не быть гордым одним или двумя законами. Я считаю, что пакет моих законодательных инициатив, направленных против коллекторов, микрофинансовых организаций, не менее ценен. Хотя я понимаю, что мне одному не под силу это сделать, победить. Я очень рад, что борьба с коллекторами была поддержана на самом высоком федеральном уровне. Я очень горд, что Валентина Ивановна, депутат, избранный когда-то на моём округе в муниципальный совет, пошла наперекор интересам определённых бизнес-элит и внесла вместе с господином Нарышкиным, спикером Госдумы, инициативу, направленную на то, чтобы серьёзно ограничить коллекторов. А если их серьёзно ограничить, весь смысл их существования будет сведён к нулю. Они интересны только, как беспредельщики.

С. КОРОЛЁВ: Наш слушатель уточняет, что Астахов предлагал не с ЕГЭ связанную инициативу, а ввести новый предмет в школах о супружеских отношениях – семьеведение. Вы за или против?

В. МИЛОНОВ: Я против названия, но за то, чтобы в школе обязательно нашим детям объясняли, что есть хорошее, а что нет. К сожалению, сейчас школа самоустранилась от этой проблемы, и у нас многие горе-адепты секс-просвета говорят: давайте мы сейчас будем решать вопрос морали и нравственности раздачей презервативов. Так вот вопросы морали и нравственности разрешаются не раздачей презервативов, а пропагандой некого целомудренного образа жизни, хотя бы на уровне средней школы и пропаганды нормальных ценностей. А те, кто предлагают раздавать презервативы – подлецы.

С. КОРОЛЁВ: В РПЦ предложили запретить детям смотреть новые мультфильмы. Дмитрий Смирнов, руководитель патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства, выступал в нашем эфире и сказал, что детям нужно показывать только старые мультфильмы. До него ещё один протоирей, Артемий Владимиров предложил исключить из школьной программы некоторые произведения Ивана Бунина, Антона Чехова и Александра Куприна. Легойда открестился от этого, сказал, что это не позиция церкви, а позиция конкретных представителей РПЦ. Вы поддержите или нет такие крайние точки зрения?

В. МИЛОНОВ: Я как раз поддерживаю иную точку зрения, что церкви нужно более чётко формулировать и формировать свою позицию, чтобы отдельные частные мнения ряда клириков не выдавались за мнение всей церкви. Церковь – это слишком широкий диапазон, туда входят и женщины, и мужчины, и совсем маленькие младенцы, и глубокие старики. Выдавать одно мнение за позицию всей церкви невозможно. И мнение патриарха иногда – это мнение патриарха. Вся церковь – божественная симфония, действительно многоголосие. У нас есть очень хорошее антифонное пение, когда на разный голос поётся один и тот же текст. Я могу сказать, что красота антифонного пения заключается в том, что там есть разные голоса: и очень высокие, и басопрофунды.

С. КОРОЛЁВ: Вы продолжаете служить церкви?

В. МИЛОНОВ: Конечно, продолжаю. Я скорее депутатом перестану быть, чем церкви перестану служить.

С. КОРОЛЁВ: Поясните, что Вы имели в виду, когда призвали парламентариев на субботнике заняться уборкой проституток?

В. МИЛОНОВ: По-моему, инициатива говорит сама за себя. Даже московские блогеры, а для Петербурга это выглядит ужасно, сказали, что в Петербурге полно объявлений о проститутках. Я согласен, мне стыдно, это позор. Если уж мы депутаты, если мы не равнодушны к тому, что происходит на наших улицах, то во время субботника без нашей метёлки город обойдётся спокойно.

С. КОРОЛЁВ: А метёлкой Вы что называете?

В. МИЛОНОВ: Когда идёт субботник, обычно депутаты в течение минут 40 усиленно подметают какой-нибудь газончик, собирают опавшую листву.

С. КОРОЛЁВ: Вы же не будете с этим веником девушек разгонять? Как Вы это технически организуете?

В. МИЛОНОВ: У меня богатый опыт в этом, я у себя на округе все бордели закрыл. Ты находишь бордель на своём округе, берёшь участкового, полицию и заставляешь закрыть.

С. КОРОЛЁВ: Метёлка – это полиция и участковый?

В. МИЛОНОВ: Это метла закона. Я считаю, что если каждый депутат возьмёт на себя обязательство, что на его территории не должно быть борделей, нехороших точек, стриптиз-клубов, то думаю, что мы с этой проблемой закончим очень быстро.

С. КОРОЛЁВ: Как Вы относитесь к легализации проституции?

В. МИЛОНОВ: А к легализации наркотиков, убийств? А убийство, наркотики и проституция существуют очень давно, почему не легализовать одно и забыть другое? Легализация проституции – это руки вверх, hande hoch перед неким социальным вызовом, с которым мы не хотим бороться.

С. КОРОЛЁВ: А бороться как: на корню или мягкой силой?

В. МИЛОНОВ: Во-первых, не создавать свободного места в обществе для этого дела, то есть, непримиримо быть нещадным к тем, кто занимается этим бизнесом, прежде всего, к его организаторам. Если общество придёт к такому уровню сознания, что увидев бордель в своём собственном доме весь дом соберётся и вышибет дверь, выгонит их, то тогда им просто некуда будет пойти. Если любой русский мужик по паспорту проезжая по улице увидит бордель, то должен относится к нему не как к лакомому кусочку, а как к месту, где торгуют его соотечественниками: его сёстрами, его детьми. Девочки, девушки, женщины, которые там находятся – это чьи-то сёстры, чьи-то дети. Они попали в жуткую ситуацию, и она привела к тому, что какие-то подонки, которых нужно пожизненно сажать, организовали этот притон.

С. КОРОЛЁВ: «Прокомментируйте, зачем Вы матерились и угрожали пранкеру Вовану, когда он позвонил Вам? Считаете ли Вы эти речи благоверными?» — спрашивает слушатель.

В. МИЛОНОВ: Очень классная была беседа. Есть прекрасный петербургский переводчик, он же публицист – Гоблин.

С. КОРОЛЁВ: Дмитрий Пучков.

В. МИЛОНОВ: У него есть прекрасные юмористические переводы фильма «Властелин колец», и там есть такая фраза: «Вы пошутили, я тоже посмеялся». Надо относиться к Вовану с его звонками и ко мне с моими ответами, как к хорошей шутке. А материться неправильно, я не матерюсь вообще.

С. КОРОЛЁВ: «Господин Милонов пользовался услугами «сестёр»? — спрашивает слушатель Дмитрий.

В. МИЛОНОВ: Никогда в жизни. Хотя в принципе многие люди, я знаю, пользовались, и вопрос не в том, кто когда и что делал, а как он к этому относится. Ведь и апостол Павел когда-то был очень плохим парнем, если говорить на современном языке. Он раскаялся, поэтому я не пытаюсь кидать камни в тех, кто когда-то был виновен в пользовании проститутками. Главное, чтобы человек пришёл к тому, что это гадость. Это оскорбляет и унижает мужчину гораздо больше, чем женщину, потому что он ведёт себя как подлый человек, говорит, что он лузер, не может завоевать любовь своим талантом, расположением, просто покупает её.

С. КОРОЛЁВ: «Как можно с одной стороны бороться с сутенёрами, а с другой – «Дом-2», тьма сериалов, где проституция пиарится в самых разных форматах? Может, в комплексе бороться будете?» — спрашивают у Вас.

В. МИЛОНОВ: Если бы я мог закрыть «Дом-2», то сделал бы это ритуально: сжёг бы все декорации, пинками выгнал всех кроликов и хомяков, которые там живут животной жизнью и навсегда записал бы «Дом-2» в позорную страницу истории российского телевидения.

С. КОРОЛЁВ: А почему Вы не можете повлиять? Всё-таки Вы – депутат.

В. МИЛОНОВ: Депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. На телеканале «Санкт-Петербург» «Дома-2», «Дома-3» и даже «Дома-0,5» нет.

С. КОРОЛЁВ: В Петербурге ловит канал, который показывает «Дом-2».

В. МИЛОНОВ: К сожалению, это вопрос федеральный. Я не имею возможности запретить «Дом-2».

С. КОРОЛЁВ: Вы можете как местный депутат выйти на федеральный уровень?

В. МИЛОНОВ: Выхожу очень часто и требую, чтобы «Дом-2» запретили и не показывали никогда. Это подло по отношению к собственному народу, когда какие-то продюсеры, люди, которые тупо зарабатывают деньги, калечат души юных россиян таким скамом.

С. КОРОЛЁВ: «Готов помочь бензином на поджог «Дома-2», — пишет Кирилл из Санкт-Петербурга. Если хотите, потом передам номер телефона.

В. МИЛОНОВ: Окей, парень, мы в теме.

С. КОРОЛЁВ: Даже так. «Вы лучше бы боролись за создание фабрик, заводов, где все эти девочки могли бы работать – а так на что жить этим бедолагам? Не от хорошей же жизни они пошли на панель», — вот такой комментарий.

В. МИЛОНОВ: Вы представляете, что все жрицы любви в раз пошли на фабрику? Если отбросить юмористическую сторону этого вопроса, то я давно предлагаю, что первый раз проститутку надо простить – всякое бывает, спаситель Христос спас её от побиения камнями и сказал: «Иди, больше не греши». Но если человек продолжает антисоциальный образ жизни, тут как раз нужен не штраф в 1000 рублей, который она заплатит, а более жёсткое наказание, в частности, принудительные работы. Если человек не находит иного способа заработка, кроме как проституция, государство должно обеспечить ему иной способ заработка. У нас большой кадровый дефицит в предприятия сельского хозяйства. Учитывая специфику работы проституток, я думаю, они станут хорошими доярками.

С. КОРОЛЁВ: «Как Милонов оценивает роль Сталина в истории нашей страны?»

В. МИЛОНОВ: Лакмусовая бумажка, последний модный тренд: как ты относишься к Сталину. К нему надо относиться как к исторической фигуре, который был руководителем нашей страны. Причём к фигуре, самой противоречивой за всю новейшую историю нашего государства.

С. КОРОЛЁВ: С каким знаком?

В. МИЛОНОВ: Со знаком обычно шелупонь типа Шендеровича с матрасом вписывается. Мы ставим знак минус или плюс, он рукопожатный или подонок, у него других категорий нет. Сталин – это самая противоречивая фигура. Я не могу его любить, потому что мой дед не увидел свою дочь, потому что его расстреляли во время сталинских репрессий, когда моя бабушка была беременной моей мамой. Я не могу сказать, что Сталин не руководил советским государством, которое победило фашизм. Я не могу забыть, что Сталин с одной стороны в 30-х годах был повинен в гибели многих, в том числе священнослужителей. В то же время помню, что он пошёл против модного тренда коммунистической партии, которые все были нехристи, и вернул церковь в советскую страну.

С. КОРОЛЁВ: Принято. Виталий Валентинович, Вы в Думу не собираетесь?

В. МИЛОНОВ: Можно баллотироваться туда несколькими способами: самовыдвижение, и для меня это не приемлемо, я не самовыдвиженец, если партия меня не выдвигает, я туда не иду.

С. КОРОЛЁВ: Партия не выдвигает?

В. МИЛОНОВ: Пока она ничего такого не говорила.

С. КОРОЛЁВ: Вы же из «Единой России», там идут праймериз, можно поучаствовать.

В. МИЛОНОВ: Не хочу быть выскочкой. Если партии и моим избирателям так лучше, я останусь в Санкт-Петербурге.

С. КОРОЛЁВ: «Как Вы относитесь к «Парнасу» и Касьянову?»

В. МИЛОНОВ: К Парнасу отношусь не плохо, это такое место у нас в Петербурге на севере, там промышленная зона.

С. КОРОЛЁВ: Я имел в виду партию, и слушатель, наверное, тоже.

В. МИЛОНОВ: Про партию могу сказать гораздо меньше. «Парнас» — это неплохая тема, громадный большой, оппозиционный фейк. Я очень жалею, что в России отсутствует нормальная оппозиция, интеллектуальная, идейная, которая могла бы спорить, доказывать свою правоту конкретными аргументами, не какой-то крысиной вознёй, не очередным разбойничьим вильнюсским собором, не собранием политических трупов, диссидентов и просто сумасшедших типа Чичваркина. Хотелось бы видеть оппозицию, которая говорит: «Эй, чуваки, вы не правы, вы слишком медленно идёте вперёд, мы хотим идти быстрее, предлагает пакет реформ, некую новую экономическую концепцию». Они ничего не предлагают. Максимум, что они могут сделать – это гоняться за тем, кто какие подштанники купил, кто куда ездит типа Навального. Они подменяют название оппозиции какой-то брюзжащей толпой. По большому счёту оппозиции в России на сегодняшний день нет, и это плохо, прежде всего, для нас, для «Единой России». Мало кто готов спорить аргументированно, не на уровне гопника: всё украли, всё украдено до нас, в ваш борщ плюнули и не выключили лампочку в туалете коммунальной квартиры, а именно содержательно, умно.

С. КОРОЛЁВ: «А как же Глазьев, Хазин, Делягин и тому подобные? Они и есть оппозиция, критикуют ежедневно и по делу», — считает наш слушатель.

В. МИЛОНОВ: Глазьев не является оппозицией.

С. КОРОЛЁВ: Он советник президента.

В. МИЛОНОВ: У него такая ксива, что ни у кого такой нет. Глазьев – это интересный экономист, с ним можно спорить, соглашаться, но он интересный человек, это не оппозиция, это часто команды президента. Команда президента объективно не может быть в виде палки, она должна быть в виде богатого букета. В церкви есть разные люди со своими точками зрения, они дают свои советы, рекомендации президенту, который исходя из своих убеждений, взвешивая все аргументы, принимает те или иные решения.

С. КОРОЛЁВ: «Лимонов для Вас – это достойная оппозиция?»

В. МИЛОНОВ: Для меня Лимонов – это феноменальное явление. Он – символ гражданского примирения в нашей стране. Вспомним Лимонова в 2000-ных годах: и мы, и он были резки друг другу, мы не готовы были спорить аргументированно. Но Лимонов – это тот человек, который сказал: «Да, я могу критиковать и «Единую Россию», и Путина в чём-то, но я не предатель родины». И он не стал предателем, как стали Касьянов, покойный Немцов, кстати, что греха таить и прочие шахматисты.

С. КОРОЛЁВ: Следующий вопрос личного плана задаёт Галина, 74 года: «Не кажется ли Вам, что Вы боретесь не с пороками общества, а со своими страстями, с подавленными перверсиями, которые в итоге сыграют с Вами злую шутку?»

В. МИЛОНОВ: Наверное, это сильная, одинокая, волевая женщина с котиками на кухне задаёт мне вопрос. Он глупый. Жалко, что если Вам, действительно, 74 года, что Вы в такие почтенные года такую глупость пишите. Любимый аргумент всех извращенцев: те, кто борется с извращенцами, сам извращенец. Значит те, кто борются с преступностью – сами преступники, кто с наркоманами – сами наркоманы. Глупости откровенные. Я, как отец четверых детей, не имею права равнодушно смотреть на то, что происходит. Обвиняйте меня в том, что я эгоистичен, отстаиваю в том числе и своё право на то, чтобы мои дети росли в нормальном, здоровом обществе без духовных болезней, которые мы сейчас переживаем и видим.

С. КОРОЛЁВ: «Был в Петербурге осенью – почему город так загажен: грязь, ханурики, торгаши?»

В. МИЛОНОВ: Что касается торгашей, то лишь недавно Москва стала очищаться от вечных палаток.

С. КОРОЛЁВ: Была ночь длинных ковшей, малый бизнес убили, все плакали.

В. МИЛОНОВ: Убили не малый бизнес, а тот ужас, в который была превращена Москва. Приезжая из Петербурга мы всё время замечали, что у вас есть в самом центре Москвы строительные городки из бытовок, где люди уже не первое поколение живут, там уже корни эти бытовки пустили. И громадное количество ларьков, которые были в самом центре Москвы. Москва уже очень сильно изуродована башнями Мордера, которые настроены, но не настолько всё плохо, чтобы это дело ещё скрывать вонючими ларьками с шавермой, которая не правильно написана – шаурма.

С. КОРОЛЁВ: «А Милонов-то, оказывается, умный мужик: не только с треш-инициативами может выступать. Ещё бы в Питере с мёртвыми стройками разобрались: что делать обманутым дольщикам? Несколько человек уже объявили голодовку», — пишет Алексей.

В. МИЛОНОВ: Обманутые дольщики – это всегда большая индивидуальная проблема. Те компании, которые обманули своих людей, зачастую вовсе не выглядели какими-то ущербными. Например, компания, которая имела отношение к семье депутата от «Справедливой России» в Госдуме. Она обманула самое большое количество людей в Санкт-Петербурге, и мы пошли на очень сложное и дорогое для нас решение – достроить все дома. Губернатор Полтавченко лично принимал это решение, и я считаю, что это правильно. Здесь нужно обратиться ещё и ещё к так называемому государственному строительному надзору, который может более полно и тщательно проверять финансовое здоровье строительных организаций. Я считаю, что не может быть даже одной искалеченной судьбы обманутого дольщика. Это же беда – не дай бог кого-то из нас коснётся такое. Мы обязаны этим людям предоставить какие-то компенсации.

С. КОРОЛЁВ: «Нужен ли нам Донбасс?»

В. МИЛОНОВ: Нужен. Донбасс – это наша совесть. Я только что вернулся из Горловки. Никакого перемирия там нет, в нас такие мины летели – мама не горюй. Нам нужно делать очень сложные, важные решения. Поверьте, мы не заслужим какого-то прощения со стороны Европы, они никогда не смирятся с нами.

С. КОРОЛЁВ: Какое решение?

В. МИЛОНОВ: Не может быть такого лёгкого решения в этой ситуации. Для меня Донбасс в будущем – Россия.

С. КОРОЛЁВ: Традиционное голосование: по итогам программы вы поддерживаете Виталия Милонова или нет, вы против, готовы поспорить?

Вопрос от слушателя: «Что скажете по поводу Савченко: Ваше мнение и прогноз?»

В. МИЛОНОВ: Прогноз делать в правовом государстве нельзя, здесь решает только суд, и слава богу.

С. КОРОЛЁВ: Прогноз по поводу обмена имели в виду, уже после суда.

В. МИЛОНОВ: Решение должно приниматься государством, исходя из его интересов. Если в Киеве томятся в застенках патриоты, нормальные, хорошие люди, то в принципе можно эту лесбо-садистку и поменять, это вопрос тонкой политики. Но мы не знаем многих вещей, связанных с конфиденциальной информацией. Мне кормить жалко этого человека, которая тушила окурки о глаза пленных. Это садистка, она психически больная, это видно по её выражениям, манере поведения.

С. КОРОЛЁВ: Она признана вменяемой, экспертиза была.

В. МИЛОНОВ: Безусловно, она вменяема. Она совершала свои преступления абсолютно осознанно, исходя из чувства глубочайшей ненависти к людям. Мне очень обидно: почему-то именно этот неудачный пример взят Украиной в качестве дырявого, вонючего знамени новой украинской свободы.

С. КОРОЛЁВ: «Почему Милонов предлагает наказывать проституток, а не их клиентов? Пусть клиентов тоже наказывают, и построже», — Валентина пишет.

В. МИЛОНОВ: Дорогая Валентина, клиентов нужно наказывать точно также, как и проституток. Когда вы покупаете наркотики, чего, конечно, с Вами не происходит, то виноват и тот, кто Вам продаёт, и тот, кто покупает. Кроме того, что мужик, пользующийся проститутками, лузер и неудачник, он ещё и преступник, потому что приобретает незаконную услугу, участвует по сути дела в торговле людьми. Проституция – это торговля не услугой, а человеком.

С. КОРОЛЁВ: А как наказывать?

В. МИЛОНОВ: Можно сделать замечательную вещь: создать открытый реестр людей, которые были задержаны за использование услуг проституток, каждый сможет ознакомиться с этим списком. Если человек занимает какую-либо государственную должность, является депутатом, чиновником, и не дай бог задержан не то, что с проституткой, а в салоне стриптиза или эротического массажа, то ему нечего делать в органах госвласти. Такие люди нам в государстве не нужны.

С. КОРОЛЁВ: Вы же говорили, что за один раз можно простить.

В. МИЛОНОВ: Государственный служащий – не просто человек. Это человек, который взял на себя дополнительные обязательства. Если ты служишь народу, государству, то эти слабости тебе не позволительны и не допустимы.

С. КОРОЛЁВ: Это надо прописать законодательно?

В. МИЛОНОВ: Законодательно нужно закрепить запрет на занятия государственных должностей людьми, которые были задержаны за использование проституток, за приобретение наркотиков или уличены в использовании наркотиков. Сейчас один мой законопроект будет слушаться в Законодательном Собрании. Он говорит о том, что если человека задержали за использование наркотических веществ, то нужно сообщить на работу. Работодатель имеет право знать, что его работник не такой хороший парень, как кажется, что он зависит от наркотиков и деньги ему доверять точно нельзя.

С. КОРОЛЁВ: Вернёмся к оппозиции, Александр пишет: «Разве не Вы, единороссы, извели всю оппозицию на корню своими драконовскими, избирательными законами? Что ж теперь жалуетесь, что вам оппозиции не хватает?»

В. МИЛОНОВ: Я не жалуюсь, я рассказываю о своём отношении к существующим персонажам, которые почему-то называют себя оппозицией.

С. КОРОЛЁВ: Зюганов оппозиция?

В. МИЛОНОВ: Геннадий Андреевич – больше культурное явление в российской политической системе.

С. КОРОЛЁВ: Жириновский туда же?

В. МИЛОНОВ: Владимир Вольфович – это совесть, это честно.

С. КОРОЛЁВ: Подключим слушателей. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Александр, Петербург. Я хотел бы услышать Ваше мнение об образовании в средней школе. Что Вы думаете о нынешних школьных программах и об их дальнейшем будущем?

В. МИЛОНОВ: Я считаю, что нынешняя система подачи образования – это исключительно образовательная функция школы, но не воспитательная. В школе прекратили воспитывать, убрали всяческий намёк на идеологию, в школе ты станешь лучшим учеником, если будешь обладать неким набором знаний и сможешь примитивно их использовать. Я люблю приводить пример: если ты будешь похож на дешёвый китайский Iphone за 1500 рублей с картой памяти на 4 Гб, то ты будешь идеальным учеником, ЕГЭ точно сдашь. В советское время на задней странице тетрадке писались всякие тексты песен: «С детства родину любить, воспитанными быть» — этого, к сожалению, в школе уже нет. И не потому, что учителя плохие, они замечательные, просто школа сама по себе не достаточна в том виде, в котором есть сейчас, для воспитания. Всегда должна быть рядом со школой социальная апробация, некий псевдосоциальный институт, таким раньше была пионерия, скаутская организация – сейчас ничего нет. Наших детей, накаченных цифрами и буквами, воспитывает социальная сеть, фудкорт с Coca-Cola, которую надо запретить и прочие не очень хорошие общества.

С. КОРОЛЁВ: Принято. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Василий, Москва. Сейчас многие переживают по поводу встречи, почему патриарх без согласования с архиерейским собором встречался и что это за декларация, где нас благословляет Папа Римский, я не хочу, чтобы он меня благословлял.

В. МИЛОНОВ: Не хотите – не надо. Я считаю, что вопрос здесь не в декларации. У меня у самого так много грехов, я ещё не очистился от них, чтобы разбирать грехи святейшего патриарха. Если быть серьёзным, то эта встреча не носила богословского характера. Она подчеркнула нашу общую обеспокоенность наступлением на наши общехристианские ценности не в литургическом смысле, а в плане того, что человеку отрезают голову за то, что у него крест на шее. И когда какой-нибудь турецкий бандит на деньги Эрдогана отрезает голову христианину, то он не очень у него интересуется: православной антиохийской он церкви или католик-ливанец. Он отрезает ему голову за то, что он христианин. Сейчас наши церкви обязаны реагировать в социальном плане на эти жуткие вызовы времени. Пропаганда нетрадиционных ценностей в Европе – тот же самый ИГИЛ, который убивает вас не физически, а убивает в вас душу.

С. КОРОЛЁВ: У нас тоже вызов эфирного времени. 78% аудитории «РСН» по итогам программы Вас поддерживают, 22% проголосовали против. Спасибо Вам!

В. МИЛОНОВ: Всех с постом!

РСН, 16 марта 2016 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования