Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"SLON": Андрей Зубов: "Наше государство уже никогда не станет религиозным". Интервью с известным историком, религиоведом и публицистом о месте религии в современном мире


Вербовка религиозных экстремистов в мессенджерах, активность понтифика в Twitter и видеоблог протоиерея Всеволода Чаплина, где он рассуждает о нелегитимности российской конституции… Современные технологии играют все более важную роль в деле распространения религиозных идей и концепций. Или мы преувеличиваем и хай-тек не прибавляет ничего (кроме скорости) по сравнению с тем, что было сто и тысячу лет назад? Об этом, а также о «сакральности Крыма» и необходимости закона, защищающего чувства верующих, Slon Magazine поговорил с религиоведом и историком, одним из авторов «Основ социальной концепции Русской православной церкви», профессором Андреем Зубовым.

В чем, как вы считаете, заключается влияние новых средств коммуникации на мировые конфессии?

– Информационные технологии для всех открывают огромные перспективы, в том числе и для религии. Появляются новые порталы, информация становится намного более доступной. Больше возможностей для непосредственного обмена данными, контакта. Но это не заменяет самого главного – информация может приводить людей в церковь или уводить из нее, но этим жизнь не ограничивается. Есть еще сущностная реальность, где человеку все равно физически надо присутствовать в церкви, участвовать в таинствах, совершать добрые дела, воздерживаться от злых деяний. Одной информацией не ограничишься, но интенсивное информационное поле этому очень помогает. По крайней мере, – это то, что действительно происходит на моих глазах, – в Москве и Петербурге, и практически во всех крупных городах, резко возросло количество не просто образованных верующих людей, но людей, которые отлично знают службу.

В последнее время в церкви они стоят с книжечками или с какими-то устройствами, айфонами, и читают текст службы на экране одновременно с тем, как она идет. Люди намного глубже входят в церковную жизнь нежели раньше, когда службы шли на плохо понятном церковно-славянском языке и люди только по традиции продолжали приходить в церковь, по какому-то стихийному благочестию. Сейчас это очень для многих, в основном для молодежи и людей среднего возраста, совершенно сознательный процесс культурного вживания.

Насколько вероятно, что большое количество каналов упрощенной передачи данных спровоцирует некий новый «крестовый поход», когда церковь будет агрессивно распространять информацию по аналогии с политической пропагандой?

– Мне трудно сказать, я пока не замечаю никаких крестовых походов. Сейчас самая главная задача церкви, в том числе и русской церкви, и римско-католической – сделать более образованным и культурным верующего человека. Потому что самая большая беда христианства прошлых веков была в малой культуре веры, когда люди толком не понимали во что верили. Это же одна из причин раскола XVII века в России и других ересей. Во многом причина революции 1917 года, потому что большинство людей, формально являясь православными в России, совершенно не понимали что такое православие, что такое христианство. Поэтому сейчас, я думаю, главная задача – поднять уровень понимания веры. Это, конечно, не панацея, но, скажем, в Германии уровень религиозной культуры очень высок – в среднем. Обычный человек там, если он закончил гимназию, немного владеет греческим, латынью и, соответственно, умеет применить их к религиозному тексту. Это не привело к ортодоксальному взрыву, но общий уровень религиозной культуры, скажем так, намного выше, чем у нас.

Но есть еще и запрещенное в России «Исламское государство», например, которое использует мессенджеры вроде Telegram для распространения своих идей…

– Конечно, конечно. Когда-то многих увлекали идеи фашизма, нацизма, коммунизма. Сейчас они, как вы понимаете, мало кому интересны, это время прошло. Время не только Лениных и Сталиных, но даже Че Гевары давным-давно позади. На их место пришел радикальный ислам и, конечно, он пользуется всеми современными технологиями, как в свое время ими пользовались коммунисты и нацисты – радио, кино, книги, листовки, и все, что тогда было доступно. Поэтому – да, их популярность не в том, что они пользуются новыми информационными средствами, а в том, что, к сожалению, в человеке сильно тоталитарное, разрушающее начало и оно отвечает на вызов, который ему дает, в данном случае, радикальный ислам. Поэтому люди и едут в «Исламское государство» со всего мира. Воспрепятствовать этому можно только разъяснением, образованием, повышением религиозной культуры.

Конечно, можно говорить и о войне, но о войне между правдой и ложью, вы понимаете, между тьмой и светом, а не просто двух агрессивных систем. Когда мы говорим о борьбе Гитлера с демократическими странами Запада, нам совершенно ясно, что это борьба неравных сил. Это борются свобода и рабство, правда и ложь. Другое дело, когда Гитлер борется со Сталиным, там борются две идеологических лжи. Сейчас надо, чтобы с «Исламским государством» боролся сам ислам в первую очередь, настоящий ислам. Ну и вообще, человеческий здравый смысл. К сожалению, это не всегда эффективно.

Насколько, в целом, сейчас жизнеспособно государство, построенное на религиозных законах?

– Зависит от общества. Там, где люди еще готовы жить в таких жестких формах и считают их для себя приемлемыми и нормальными, там такое государство будет прочным. По мере модернизации общества и сознания того, что вера не во внешних формах, а во внутреннем состоянии духа, внешняя форма теряет свою обязательность. Посмотрите, Израиль во многом религиозное государство, построенное на идее иудаизма. Там, конечно, есть люди, придерживающиеся крайних воззрений и соблюдающие все внешние атрибуты, но для большей части населения Израиля внутренняя вера важнее обычаев, призванных показать всем какие они верующие. А на арабском Востоке, в той же Саудовской Аравии, да и в Иране, эти требования к проявлению внешней религиозности очень сильны. Но и они ослабевают, это неизбежно – падение внешней обрядовой религиозности, которая всегда связана с низким уровнем религиозной культуры. Когда уровень религиозной культуры повышается, становится аксиомой, что царство Божие внутри вас, а не вне вас.

По вашему мнению, в России религия когда-нибудь сможет заменить светские законы?

Нет, не сможет. Такого не будет никогда. Наше государство уже никогда не станет религиозным, все тенденции развития идут в другую сторону. Но оно никогда не будет и атеистическим...

(Полная версия интервью на сайте "Slon" - ред.)

Дарья Лаптиёва,

"SLON", 9 марта 2016 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования