Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"KP40.RU": Откровенное интервью Фотия: жизнь в соцсетях, мечты о "Тойоте" и "Евровидении"


Появление монаха в популярном телешоу и его победа в нём наделали много шума. Даже спустя несколько месяцев разговоры об этом не утихают. А сам их «виновник» – иеромонах Фотий, насельник Свято-Пафнутиева Боровского монастыря, - стал желанным гостем многих теле- и  радиопрограмм.  Его гастрольный график расписан на несколько месяцев вперёд.  Поклонники требуют сольных дисков.

Не мешает ли шоу-бизнес монашеским обетам, нам откровенно рассказал сам Фотий.

Встречу назначили в монастыре. Его практически метровой толщины стены, невероятная тишина и стаи голубей, парящих над куполами храмов, умиротворяют.

Хочется забыть обо всём, склонив голову в молитве.  

Появляется Фотий. В руках у монаха - телефон. Батюшка передвигается по монастырю практически не отрывая глаз от его экрана. Даже во время интервью Фотий с ним не расстаётся. Сначала телефон лежит на столе. Но как только начинает издавать звуки, возвещая о поступившем сообщении, оказывается в руках монаха. Порой священнослужитель настолько погружается в происходящее по ту сторону экрана, что теряет нить разговора.

- Вы достаточно продвинутый батюшка: активно пользуетесь соцсетями, постоянно загружаете фотографии в «Инстаграм».

- Для меня соцсети – средство общения, самовыражения. Там я вижу индикатор своей полезности – КПД: что людям нравится, что не нравится. Это определённая шкала. В реальном времени можно увидеть отношение к тому или иному твоему слову.

- Готовы ли вы поменять репертуар ради публики?

- У  всех свои вкусы, но есть какие-то общие тенденции. Я прислушиваюсь к ним. Мне очень важно, когда достаточно большое количество поклонников высказывают свои предпочтения. Исходя из этого, делаю какие-то поправки в исполнении, репертуаре. В основном народ любит добрые русские  песни, городской романс с глубоким смыслом - то, что сейчас редко услышишь. Например, песни Эдуарда Хиля, Марка Бернеса.

- В общепринятом представлении монахи – аскеты, денно и нощно молящиеся. Современный монах –  кто это? Для чего он пришёл в монастырь?

- Человек идёт в монастырь, чтобы найти особые условия спасения, ведь спастись можно и в миру. И от того, как ты проведёшь жизнь в монастыре, будет зависеть твоя посмертная участь. Конечно, нужно жить достойно. То, как себя веду я, не пример идеального монашеского подвига.

- Почему?

- Я активно общаюсь с миром, а по идее, должен полностью его отсечь и находиться в монастыре физически, духовно и  умственно. Потому что стены тебя не спасут. Можно общаться, выходить в Интернет. Тогда какой смысл нахождения в монастыре, если ты вышел из него через Интернет, нашёл лазейку.

- Вы нашли такую лазейку?

- Получается, да. Я понял, что это не только искушение для меня, соблазн, а именно (вздыхает.- Прим. авт.) моя слабость и собственное желание как-то находить компромисс - синтез пребывания в монастыре и общения с народом. Потому что народ, как оказалось, очень интересуется именно такой духовной жизнью. Хотя есть люди, радикально настроенные, считающие, что никакого общения с миром быть не должно. Ну пусть они так считают, мне важнее позиция - когда люди тянутся к монахам, когда ты можешь дать ответы на их вопросы. И сказать это на их языке, а не на языке святоотеческих книг. Можно просто закрыться здесь и читать только духовные книги, но ты не будешь понятен молодёжи. А поскольку я молодой, с техникой на «ты», то активно использую этот инструмент, чтобы показывать изнутри монастыря, что мы те же люди, умеющие радоваться всему. Стараюсь нести через социальную сеть небольшую проповедь какого-то добра.

- Вам важен отклик. А если его не будет, уйдёте из соцсетей?

- Да, я анализирую, что там происходит, не тщеславия ради, не ради количества лайков и репостов. Я смотрю, что людям нравится и в соответствии с этим выстраиваю контент на своей странице.

Фото из гримёрки перед выступлением в Калужской областной Филармонии.

- Будто дразня публику,  вы часто выкладываете фото из гримёрок с разными вкусностями – пирожными и прочими сладостями. И даже не скрываете, что питаете слабость к сырам.

- Это не провокационные фотографии. Люди придумали стереотипы, и потом сами не могут от них отказаться. Их просто раздражает, выворачивает наизнанку, если монах выложил конфеты. Они считают, что  это плохо. Но объяснить, почему им кажется это предосудительным, не могут. Я такой же человек. Поэтому стараюсь показать, что монахи - люди, не чуждые никаких мирских слабостей: мы тоже любим  вкусно покушать, но не культивируем чревоугодие, сластолюбие. Я не просто показываю еду, я показываю её эстетическую сторону. Это своеобразное воспитание. Я рассказываю  о своём вкусе - он простой, не какой-то утончённый. Да, сыры – это моя слабость.

- Хотели вы того или нет, но для многих стали кумиром, а в Библии говорится: «Не сотвори себе кумира».

- Мне не нравится, что почитание переходит в фанатение. Это, конечно, беда.

Фотий получает огромное количество писем и посылок от поклонников.

- У вас огромное количество подписчиков в соцсетях, вы получаете десятки писем. О чём вам пишут?

- В основном это слова благодарности, признательности за то, что я появился на телевидении, вообще на сцене. Пишут, поздравляют, просят, конечно, молитвенной помощи. Я же выступаю не просто как певец, но и как священник, поэтому люди и тянутся ко мне, в том числе как к человеку, который разбирается в духовных вопросах и может подсказать что-то: как вести  себя в определённом религиозном плане, как жить. Интересная ситуация: вроде как артист и в тоже время - как душевный терапевт.

- Вы стараетесь отвечать на все письма?

- Нет у меня пока времени отвечать. Откровенно говоря, у меня нет даже времени их читать, вскрывать, потому что постоянно какие-то разъезды, какие-то дела. Посылки, конечно, сразу вскрываю, интересно же (улыбается). А там какая-нибудь мелочь, какие-нибудь сладости… Они обычно в соцсетях узнают, что мне нужно. Как-то я сказал, что стою на морозе и у меня перчаток даже нет. И люди сразу начинают беспокоиться  присылают мне перчатки…

Монаху прислали шарфик и томик стихов.

Пряники.

Посылка из Швейцарии.

- Как вы относитесь к своей популярности?

- Я не обольщаюсь слащавыми комментариями и похвалами, которые поступают в мой адрес. Главное - видеть, что приносит людям радость.

- Популярность быстротечна, через 2-3 года о вас как об участнике проекта могут и не вспомнить. Вы к этому готовы?

- Тем лучше - останутся только верные поклонники. Я изначально был невыгоден Первому каналу. Не могу с ним дальше сотрудничать, всё это очень сложно. Чтобы мне лишний раз выйти в эфир, столько нужно получить разрешений, согласовать документов, поставить подписей... Это очень ответственно. Всё, что я скажу на Первом, может быть использовано против меня.

- Главный вопрос, который задают многие: «Для чего монах пошёл на проект, зачем ему такая широкая аудитория, столько внимания?»

- По сути, конечно, не нужна. Оказалось, я нужен ей. Ещё до участия в «Голосе» я анализировал отклики людей на свои выступления. Публика хотела меня слышать, получать диски, которые я сам записывал. Появилась мысль, что будет неплохо выступить на всю страну, чтобы люди меня услышали и как-то порадовались.

- Как думаете, стали бы вы победителем, не будучи монахом,  а только благодаря своим вокальным данным?

- Может, и нет. Я человек необычный, ко мне сразу было приковано внимание публики. Вокальными данными  блещет каждый на этом конкурсе, там нет недостойных - все профессионалы, даже те, кто на первых же эфирах выбыл. Они молодцы. Люди голосуют за целый комплекс – они видят образ, видят посыл, они видят какую-то искренность. Часто слышу, что за меня  голосовали не  потому, что я православный монах, а потому что их  глубоко тронуло, зацепило моё исполнение.

- Не раз в своих интервью вы говорили: если пригласят участвовать в «Евровидении» , готовы дать достойный ответ Кончите Вурст. Откуда вы о ней узнали? Видели её выступление?

- О ней сложно не знать. Тем более что после её победы «Евровидение» считается  рассадником разврата. Говорят, туда вообще лучше не соваться, и не то что священнику, духовному лицу, а даже мирянам. Но я иного мнения.  Раз есть такая площадка - на ней нужно выступать. Если люди любят эпатаж,  сюрпризы, что-то необычное, надо сделать ответный удар – показать, что не только развратное может быть популярным, но и что-то чистое и светлое, исходящее от той части нашего человечества, которое проповедует только добро и нравственность.

С Тимуром Кизяковым на съёмке программы «Пока все дома».

- Мне показалось, что вы устали от внимания, славы.

- Я бы охотно отдохнул недельку. Постоянно какие-то  звонки,  дела, личное общение с людьми. Хочется как-то поддерживать жизнь в соцсетях, отвечать, обновления какие-то делать. Всего понемножку - и ты ложишься уже в три часа ночи. Я бы хотел, чтобы обо мне все забыли.

- И даже концерты не приносят удовольствия?

- Поначалу удовольствие получаешь, но это очень быстро надоедает, тяготит. Хочется куда-то зарыться. Я другого темперамента человек - нахожусь на сцене в  смущении, не знаю, как себя правильно вести. Пою как пою – и всё. Люди видят мою какую-то отрешённость - я вроде как пою, но я не с ними,  а как будто я в своём мире нахожусь.

Телецентр «Останкино». Иеромонах с Иваном Охлобыстиным и Гариком Сукачёвым.  

- Я знаю, что, помимо профессионального пения, вы до прихода в монастырь сочиняли музыку. Почему перестали этим заниматься?

- Это перестало быть нужным, хотя и в миру это было не нужно – так,  хобби. Писал «в стол», никто этого не слышал. Я жду момента, когда в моей судьбе будет такой поворот, что я смогу реализовать и эту способность. Она для меня, может, даже более значима, чем голос. Самореализация  очень важна для человека, тем более, когда он чувствует в себе потенциал, а плодов это не приносит. Музыка, которую я пишу, не столь популярна. Она не электронная, не соответствует вкусам масс. Да и вообще сейчас в Интернете сложно занять какую-то нишу, уже столько музыки там выложено. Нужно просто заниматься своим делом, своим направлением. А для меня это киномузыка. Понятно, что как монах я уже не смогу писать музыку -  только если как-то так получится, что предложат.

- После победы в проекте вас задарили подарками – поездка во Францию, автомобиль.

- Поехать я могу в любой момент, нужно только получить благословение. А машина ещё с конвейера не сошла. Кстати, я в позапрошлом году сдал на права, очень хотел иметь машину. Может, для меня  это было дополнительной мотивацией пойти на «Голос». Я знал, что победителю достаётся автомобиль. Я, конечно, копил не на «Ладу», хотел несколько другую машину. Хотя первый автомобиль должен быть попроще - отечественный.

- Какую бы вы машину хотели? С  чего может на неё накопить монах?

- Я хотел «Тойоту». Да особо  копить-то и не с чего. Это всё только благодетели какие-то. Большую сумму никто не даст. Сам себя в чём-то урезаешь – лишний раз не покушаешь суши, пиццу. Так, тихонько, копейка к копеечке - и ты знаешь, что  на двигатель у тебя уже есть денежка.

- Не боитесь, что слава может вас сломать?

- В ней ничего  положительного нет, но и отрицательного  - тоже. Самое главное - её оправдывать, чтобы она не была пустая. Достичь славы и стать популярным ничего не стоит. По сути, попа, несколько раз показанная по телевидению, тоже станет популярной. Самое главное - зарабатывать эту славу достойно, чтобы соответствовать.

Сейчас Фотий вместе с другими участниками «Голоса» готовится к туру по всей стране. Батюшка будет давать и сольные концерты. Так, билеты в Калуге на его мартовское выступление разбирают, как горячие пирожки. На что монах потратит деньги, он так и не смог сказать. Заявив, что это не такие уж большие средства. Когда мы подошли к храму, к нам подбежала женщина.

- Отец Фотий, можно с вами сфотографироваться? Когда скажу своим в деревне, что видела вас, никто не поверит!

После фотосессии на монаха буквально налетели паломницы, прося о благословении. Не глядя на них, стараясь пробраться сквозь толпу, Фотий выполнил их просьбу и скрылся. Послушание батюшки – пение на клиросе в хоре. В остальное время он практически всегда онлайн.

Елена Французова,

"KP40.RU", 17 февраля 2016 г.

Фото: Светлана Тарасова и с личной страницы Фотия «ВКонтакте».

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования