Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"THE NEW YORK TIMES": Приятный Далай-лама – плод нашей фантазии


Он стал нашим добрым гуру, но это ничего не дало угнетенным тибетцам, считает Патрик Френч, бывший директор "Свободной Тибетской Компании"

Впервые я встретил Далай-ламу почти 20 лет назад, когда был подростком и учился в католическом колледже при монастыре. Он приехал, чтобы посмотреть на христианский монастырь в действии. Я был очарован его обаянием и трагической судьбой тибетского народа. Два года спустя, в 1986 году, я посетил Китай и Тибет, а позже стал директором лондонской "Свободной Тибетской Компании".

Во время своего визита в США Далай-лама закрепил за собой статус всемирного доброго гуру номер один, который перешагнул через все границы культуры и религии. Невозможно не восхищаться духовным лидером, который, не успев остыть от разговора с президентом Джорджем Бушем и госсекретарем Колином Пауэллом, принимается убеждать студентов Гарварда тратить меньше времени на учебу и больше на то, чтобы стать хорошими людьми. А также смешить их рассказами о том, как он бил попугая палкой, когда был "молодым непослушным Далай-ламой". Лидером, который утверждает, что диалог и сострадание – это лучший способ общения с террористами.

Между тем, опасность все более растущей популярности Далай-ламы в том, что она искажает то, что он представляет на самом деле, а именно – древнюю культурную традицию, которая не всегда ориентирована на западный мир. Короче говоря, за последние 10 лет американцы создали для себя упрощенный, адаптированный образ Далай-ламы.

Во время поездки Далай-ламы в США в 2000 году сперва Ларри Кинг из Си-Эн-Эн в какой-то момент принял его за мусульманина, а затем босоногая и задрапированная в боа из перьев Шэрон Стоун представила его толпе в Лос-Анджелесе как "величайшего труженика духовной нивы" и "мистера Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, позвольте мне вернуться в Китай!" О том, что он приехал из Тибета, было моментально забыто.

Далай-лама стал тем, кем бы мы хотели бы, чтобы он был, приятной проекцией наших надежд и мечтаний. Этот энтузиазм, тем не менее, не вылился в какую бы то ни было материальную или политическую выгоду для жителей Тибета. Далай-лама появилсяв рекламе компьютеров "Apple" и программного обеспечения "SalesForce.com". Однако ему не платили ни за одно его появление в рекламе. Некоторые книги, анонсировавшиеся как труды Далай-ламы, с его портретом на обложке, для увеличения продаж, - едва ли имели к нему какое-то отношение.

В действительности тибетский буддизм не представляет собой систему без ценностей, в которой главное – улыбка и доброе сердце. Это - религия с жесткими этическими требованиями, что иногда пропадает в переводах. Например, Далай-лама осуждает гомосексуализм, а также оральный и анальный секс. Его позиция по этим вопросам близка к позиции Папы Римского Иоанна Павла II, что его западные последователи предпочитают игнорировать. Один американский издатель даже попросил, чтобы Далай-лама убрал фрагменты, где осуждается гомосексуализм, из его книги, "Этика Нового Тысячелетия", из опасения, что они оскорбят американских читателей, и Далай-лама согласился это сделать.

В общении со своим народом Далай-лама совсем не похож на тот приветливый образ, к которому привыкли на Западе. Я помню его выступление в Дарамсале, в северной Индии, в 1990 году, по поводу конфликта между местными тибетцами и индусами. Он говорил на тибетском языке, и речь его была суровой и педантичной, как будто отец из былых времен выговаривал своим детям. Толпа слушала с уважением, и ушла сконфуженная.

В то время, как в США росла любовь к нему, тибетское правительство в изгнании в Дарамасале раздирали склоки. Премьер-министр в изгнании, Самдхонг Ринпоче, вышел из правительства две недели спустя после того, как ему были предъявлены обвинения (позже снятые) в коррупции в Тибетском Фонде в Нью-Йорке.

В 1980-х гг. Дарамсала была живым интеллектуальным сообществом. Теперь ее погубила доброта: большая часть талантов в результате щедрых вливаний из-за границы эмигрировала в Европу и США. Правительство в изгнании продолжает бороться, зная, что его влияние строго ограничено.

В 1999 г. я поехал в трехмесячную научную командировку в Тибет. В отличие от моей поездки 1986 года, когда я видел только внешние признаки угнетения, впечатление было чудовищное. Рассказы о страданиях людей во время коммунистического вторжения в 1950 году и позже оказались страшнее, чем я ожидал.

Не больше оптимизма внушал и современный Тибет: бедные деревни и убогие импровизированные города в китайском стиле. Когда я вернулся, я подал в отставку со своего поста в "Свободной Тибетской Кампании". Ежедневно наблюдая компромиссы, на которые должны идти тибетцы, чтобы жить в полицейском государстве, я почувствовал, что иностранцы не сильно облегчают их жизнь. Некоторые тибетцы даже полагают, что присутствие иностранных компаний лишь усиливает недоверие китайских властей, одержимых паническим страхом перед иностранной интервенцией.

Отношения между Пекином и Дарамсалой сейчас лучше, чем в предыдущие годы: в мае Китай посетила делегация тибетских изгнанников. Но Китай вряд ли достигнет соглашения с Далай-ламой, если тот не откажется от своих главных требований: демократическое, демилитаризированное, с более обширной, чем предлагается, территорией и полностью автономное государство. Они хотят поставить его номинальным главой над возможно большим количеством изгнанников, чтобы можно было утверждать, что тибетская проблема решена. Учитывая отчаянное положение Тибета, возвращение Далай-ламы в Тибет может привести к существенным подвижкам, дав тибетцам право голоса.

Американский энтузиазм по отношению к Далай-ламе - не то же самое, что подлинная политическая поддержка Тибету. Американское правительство никогда не поставит симпатию к тибетцам выше американских стратегических и экономических интересов. Китай - слишком значительная держава, чтобы ее можно было игнорировать, к тому же всегда решительно отказывавшаяся внимать каким бы то ни было советам относительно Тибета.

Трудно представить, что Народную Освободительную Армию можно будет убедить покинуть Тибетское плато, если, конечно, режим в Пекине не изменится, сам Буш многое отдал бы за такое зрелище.

Любовь к Далай-ламе и тибетскому буддизму – это хорошо, но американцы, готовые вкладывать в этот образ, должны постараться понять этого человека, понять, за что он выступает и какие нравственные сложности связаны с жизнью тибетцев в Тибете.

Патрик Френч, Сэлисбери, Англия, бывший директор "Свободной Тибетской Компании"

24 сентября 2003 г.

Перевод "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования