Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГОРОД": Охота к перемене месс


На территории России действует не одна Православная церковь. Кроме РПЦ существуют, например, и приходы РПАЦ (Российская православная автономная церковь), которая с Московской патриархией находится в состоянии перманентного конфликта. Отчасти поэтому наш собеседник, ставший полтора года назад священником РПАЦ, не захотел называть свое имя и просил его обозначить "батюшка N".

— Чем отличается ваша жизнь от жизни свя­щенников РПЦ и — от жизни обычных лю­дей?

— У меня, наверное, меньше прихожан. Но они, в отличие от многих прихожан Московс­кой патриархии, не являются батюшкопоклонниками (нет так называемого гуруизма) и верят сознательно. А в остальном все то же: службы, требы. Ну, еще, как правило, у женатых попов есть светская работа. Зато от жизни обычных людей жизнь священника очень сильно отличается. У нас гораздо больше ограничений.

— Светская работа женатых попов — это что?

— От водителя до специалиста по космичес­ким ракетным двигателям. Семью надо кор­мить.

— Дает ли ваша Церковь вам какие-то льготы, что называется, "за вредность"?

— Надежда на спасение — это единствен­ная льгота христианина. Что касается наг­рузки, то она вполне сносная. В забое, ду­маю; круче.

— Существуют ли какие-то административ­ные взыскания в вашей среде?

— Церковь с апостольских времен живет по правилам. Есть правила, касающиеся духове­нства. Когда священнослужитель их наруша­ет, может быть наказан — либо через цер­ковный суд (если что-то серьезное), либо епархиальным архиереем.

— И за что этот гипотетический священнослу­житель может быть наказан?

— За определенные грехи. А грехов, сами понимаете, много: ересь, раскол, блуд, пьян­ство... В случае покаяния накладывается епитимья. Но это скорее лекарство, чем на­казание. Епитимья позволяет человеку легче преодолевать последствия греха. Бывает, что нераскаявшихся отлучают от причастия или, что крайне плохо, — от Церкви. Свя­щеннику могут, например, запретить служе­ние или извергнуть из сана.

— Будущих священников автономной церкви, наверное, учат не в тех же семинариях, что и последователей РПЦ?

— Будущие священники РПАЦ не учатся в учебных заведениях Московской патриархии. В Суздале есть духовное училище, которым руководит иеромонах Феофан (Арескин), ми­лейший человек — в прошлом он занимался астрономией. Есть у нас попы, перешедшие из Московской патриархии. На них, как правило, обрушиваются гонения со стороны офици­альной Церкви. Есть новорукоположенные попы. Еще есть катакомбники, которые несут свою преемственность с 20-х годов.

— Как стали "альтернативным" священни­ком?

— Специально на "альтернативного" свя­щенника я нигде не учился. В свое время был разговор с митрополитом, было время поду­мать, он благословил и в результате рукопо­ложил. Мне кажется, что это происходит по воле Божией. У священника большая ответ­ственность. Если бы мне сейчас предложили стать попом, я, скорее всего, сделал бы все, чтобы избежать этой ответственности.

— Почему?

— На попа больше нападений со стороны бе­сов, не всякий это выдерживает. Мирянину проще.

— Каким образом автономные священники получают приходы?

— Катакомбные священники служат на квартирах, в домах, в чистом поле и так да­лее — на то они и катакомбные. Есть общи­на, есть поп (с законным рукоположением и нормальной преемственностью иерархии), значит, есть евхаристия. А где — это уже не так важно. Хорошо, когда есть храм, но если его нет, это не страшно.

— Какие взаимоотношения у РПАЦ со светс­кой властью?

— У нас есть зарегистрированные приходы и епархии в России, Латвии, Штатах, а есть и катакомбные, которые находятся на неле­гальном положении.

— Кто шьет вам "форму"?

— Облачения можно приобрести в магази­нах Московской патриархии. Есть мастера, которые шьют на заказ. Бывает, что приво­зят из-за рубежа, в частности из Греции.

— Греческие лучше?

— Да нет. К тому же греческие несколько от­личаются от наших. Чаще используются гре­ческие ткани (вот они лучше наших), а шьют в основном в России.

— У вас четверо детей — вы можете их про­кормить на зарплату священника?

— Я лично зарабатываю на светской рабо­те. Размер же зарплаты священника зави­сит от того, насколько доходный храм. То есть как часто там проходят требы, на кото­рые люди жертвуют, доходы от свечной и книжной лавок.

— В чем вообще заключается ваша работа?

— Для меня это не работа, поскольку я не по­лучаю за нее денег. Но процесс, в котором регулярно участвую, — совершение бого­служений и всего, что связано с ними. Крес­тины, панихиды, посещение болящих, прича­щение, соборование, исповедь. То же самое, что и в Московской патриархии. Почти то же самое.

— Почему вы не получаете зарплату?

— Я стараюсь за таинства денег не брать. А если все же жертвуют, то деньги идут на храм. А зарабатываю, повторюсь, на светс­кой работе. Ну, например, книжки верстал одно время...

— Где вы сейчас служите?

— В основном в так называемом домовом храме.

— Что это такое?

— Квартира или дом, где иногда собираются люди, общаются, молятся. К службе все гото­вят сами прихожане. Священник приносит необходимые священные предметы и совер­шает богослужение.

— Кто является вашим непосредственным на­чальником?

— Митрополит Валентин Суздальский и Вла­димирский, первоиерарх нашей Церкви. Ес­ли возникает необходимость, то обращаюсь к нему за советом или помощью. Он человек доступный — не "князь Церкви".

Катя ЩЕРБАКОВА

№ 31 (2003 г.) от 18 августа


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования