Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ": Комфортабельное притеснение. Специальный корреспондент Игорь Ротарь побывал в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая


В шутку его называют китайской Чечней. Население – ревностные мусульмане уйгуры, считающие центральную власть оккупационной. Но с массовыми зачистками Пекин не спешит. Наряду с вводом строгих религиозных ограничений он вкладывает сюда немалые деньги и обеспечивает местных жителей значительными льготами.

С момента включения СУАР в состав Китая (XVIII век) уйгуры восставали более 400 раз. В 1944-м часть территории провинции они даже объявили Восточно-Туркестанской республикой. Но просуществовала она всего пять лет. И уйгурские сепаратисты ушли в подполье. Периодически здесь организуются теракты, вспыхивают стихийные восстания.

Когда попадаешь в Уйгурстан, создается впечатление, что ты не покидал Среднюю Азию: тот же внешний облик улиц, базаров, тот же национальный колорит в одежде людей. Язык уйгуров настолько близок к узбекскому, что гости из Ташкента здесь спокойно общаются без переводчика. Однако если в соседних Казахстане и Киргизии к русским во все времена относились доброжелательно, то подавляющая часть уйгуров смотрит на китайцев, как на оккупантов. Две нации ненавидят друг друга. Они посещают разные магазины и рестораны. "Узнав, что я дружу с китайцами, уйгуры были настолько возмущены, что даже хотели побить меня. По их мнению, мусульманин не имеет права поддерживать отношения c китайцами", – жалуется работающий в Синьцзяне киргизский бизнесмен Мухтар Султанов. "В Коране написано, что мусульманин не должен жить под властью неверных, и поэтому мы никогда не смиримся с китайской оккупацией", – неоднократно приходится слышать от мусульман Синьцзяна.

Религиозность уйгуров – главная причина национальной напряженности в СУАР. Во всей Средней Азии они самые ревностные мусульмане. Большинство замужних женщин ходят в парандже, а мужчины предпочитают носить бороды. Особенно возмущает их государственная политика по ограничению рождаемости. "По нашим обычаям, чем больше детей в доме – тем больше счастья. Китайский закон оскорбляет нашу веру", – сетуют они.

"Религиозная политика Пекина в Синьцзяне имеет четко выраженную национальную подоплеку. Пекин считает, что уйгурский ислам и сепаратизм понятия тождественные, и поэтому мусульмане в западных районах страны подвергаются гораздо большему давлению, чем в центральных", – заявил "НИ" эксперт по правам верующих в бывших коммунистических странах, редактор Службы новостей международной правозащитной организации Forum-18 Феликс Корли. В Синьцзяне действуют строгие религиозные ограничения. Школьникам и госслужащим официально запрещено посещать мечети. "Я – мусульманка и должна ходить в хиджабе (платок, оставляющий открытым лишь лицо), однако в школе нам не разрешают показываться в таком "диком наряде". Каждый день я иду туда в одежде, положенной мусульманке, а во дворе переодеваюсь в ненавистную школьную форму", – рассказывает пятнадцатилетняя Саера. Уйгурские чиновники замаливают грехи перед Всевышним по выходу на пенсию. Вместо положенных пяти раз в день они начинают совершать намаз по десять или даже пятнадцать раз, наверстывая упущенное за долгие годы. При этом человека, сообщившего иностранному журналисту о религиозной политике Пекина, ждут серьезные неприятности. "Пожалуйста, не пишите в газете наши имена. Вы благополучно вернетесь к себе на родину, а мы окажемся в тюрьме", – твердили мои собеседники.

Но жесткие религиозные табу – не единственный способ борьбы Пекина с сепаратизмом. Каждый год китайские власти проводят конкурсы среди уйгурских детей. Наиболее одаренным предлагают за государственный счет поехать в престижные учебные заведения в восточном Китае. Кроме того, Пекин вкладывает в провинцию немалые деньги. Если еще лет двадцать назад в республиках СССР люди жили значительно лучше, чем в СУАР, то сегодня наблюдается прямо противоположная картина. Например, путь от киргизского города Ош до пограничного с Китаем пункта Иркештам занимает шесть часов. До границы приходится добираться по грунтовой дороге, а на китайской стороне начинается великолепное шоссе, по которому такое же расстояние автомобиль преодолевает всего за два-три часа. "После моего долгого изнурительного путешествия по Средней Азии, попав в Китай, я почувствовал себя почти в Западной Европе. Мой мобильник работал здесь даже в глухой деревушке, на высоте трех с половиной тысяч метров над уровнем моря. Сервис и ассортимент товаров в Уйгурстане сравнимы с западноевропейскими. После Средней Азии это кажется просто чудом!" – говорит чешский журналист Ян Новотни, приехавший в Синьцзян из Праги на велосипеде. Примечательно, что и сами уйгуры признают тот факт, что за последние годы уровень жизни в СУАР стал на порядок выше. При этом, однако, не забывают называть центральные власти оккупационными.

Игорь Ротарь

18 сентября 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования