Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"THE GUARDIAN": Священник Русской православной церкви, развернувший движение за права человека. Некролог основателя Кестонского института Майкла Бурдо памяти о. Глеба Якунина


Трудно поверить, но в 1953 году, когда умер Сталин, в России действовало в три раза больше церквей, чем в 1985-м, когда к власти пришел Михаил Горбачев. Объясняется это просто: Сталин во время Второй мировой войны разрешил открывать ранее закрытые церкви; Никита Хрущев последовательно закрывал их с 1959-го по 1964 год. Человека, который впервые раскрыл миру колоссальный масштаб хрущевских гонений, звали отец Глеб Якунин. Он умер 25 декабря в возрасте 80-ти лет.

В 1965 году он, со своим соратником отцом Николаем Эшлиманом, написал два объемных и подробных открытых письма: одно – советскому правительству, другое – главе Русской православной церкви патриарху Алексию I, последовательно описав антирелигиозную кампанию на сотнях конкретных примеров. В письме правительству они писали: «Массовое закрытие церквей, кампания, инициированная сверху, создала атмосферу антирелигиозного фанатизма, который привел к варварскому уничтожению большого количества превосходных и уникальных произведений искусства» (i).

Их слова вызвали отклик во всем мире, и очевидно убедили тех, кто пришел к власти после Хрущева, остановить закрытие церквей. Якунин, однако, оказался в изоляции. Наказание пришло не от КГБ, а от патриарха Алексия I (конечно, при давлении государства): отцу Глебу было приказано молчать, и его запретили в служении на 10 лет (ii). Молодой священник подчинился запрету.

Якунин родился в Москве в христианской семье. Его отец был музыкантом, играл в оркестре на кларнете; мать была почтовой служащей. Глеб потерял веру в 15 лет (iii), но позднее студентом в Иркутске обрел ее вновь под влиянием Александра Меня, которой затем станет выдающимся богословом своего времени. Они пошли разными путями, равно значимыми для религиозной жизни России. Поскольку им не разрешили поступить ни в одну из немногих открытых в то время семинарий (iv), они изучали богословие заочно и самостоятельно. Мень был осмотрителен в приходском служении и старался не привлекать внимания к своей просветительской деятельности. Только при Горбачеве он приобрел широкую известность, которая быстро росла – вплоть до его убийства в 1990-м. Якунин рано приобрел репутацию человека, открыто бросившего вызов советскому атеизму.

Десятилетие молчания только подтолкнуло Якунина заговорить с новой силой в 1976 году (v). Он подчеркивал значение Хелсинкского соглашения, подписанного в 1975 г., которое придало правам человека и религиозной свободе высокий международный статус. Советская власть начала систематически сажать диссидентов, на что Якунин ответил созданием Христианского комитета защиты прав верующих. Он послал "Обращение от имени преследуемых христиан" Пятой ассамблее Всемирного совета церквей, которая состоялась в Найроби, призвав известную во всем мире экуменическую организацию к защите гонимой церкви в России. Африканские редакторы ежедневной газеты Ассамблеи обошли цензурную правку русских делегатов, произведя опубликованным текстом настоящий фурор. Однако организаторы Ассамблеи под давлением Московской патриархии отказались рассматривать этот вопрос.

Ошибочно предполагая, что его поддерживает международное христианское сообщество, Якунин стал еще более активно развивать свою деятельность. Он был человеком колоссальной энергии: собрал более 400 заявлений от практически всех христианских конфессий Советского Союза и даже включил в свою деятельность поддержку иудеев и мусульман. На этот раз советская власть вмешалась сама, и 1 ноября 1979 года Якунина арестовали. Суд приговорил его к 10 годам: первую половину срока он должен был провести в лагере, вторую – в ссылке. Через восемь лет, в разгар горбачевской перестройки, Якунин был освобожден.

Следующий 1988-й год был отмечен празднованием тысячелетия крещения восточных славян. В те июньские дни дом отца Глеба и его супруги Ираиды (они поженились в 1961 г.) был открыт для церковных диссидентов и западных христиан, приехавших на торжества в Москву. Иностранные гости приходили в квартиру Якуниных, чтобы услышать правду о шестидесяти годах гонений на церковь, а не стерилизованную версию событий от Московской патриархии. Атмосфера дома накалялась по мере того, как жертвы репрессий один за другим рассказывали свои истории.

На этом этапе Якунина могло бы ожидать триумфальное повышение в церковном ранге, или Нобелевская премия мира, но ничего подобного не произошло. Он активно занялся политической деятельностью и был избран в Думу как депутат от партии «Демократическая Россия» (vi). Статус депутата открыл ему на короткое время доступ к архивам КГБ. Там отец Глеб обнаружил документы Совета по делам религий (органа, контролировавшего жизнь церкви), очевидно свидетельствовавших о сотрудничестве церковных иерархов с КГБ, включая правящего тогда патриарха Алексия II.

Якунину не разрешили копировать материалы архива, но он записал информацию и передал ее Джейн Эллис в Кестонский институт, которая опубликовала ее в журнале «Религия в коммунистических странах». Московская патриархия не смогла этого стерпеть и отомстила Якунину снятием сана, мотивируя свое решение запретом на политическую деятельность для священников.

Когда Московская патриархия вернула себе «руководящую роль» в российском обществе, влияние Якунина стало ослабевать. Он был священником Украинской православной церкви Киевского патриархата, затем перешел в Истинно православную церковь (vii) (которая берет свое начало в Катакомбной церкви 1930-х гг.). Продолжал активно занимать правозащитной деятельностью.

Глеба Якунина отличала душевная стойкость, решительность, но он умел и развеяться в дружеской компании: в 1989 году, когда получил возможность выехать за рубеж, он с удовольствием пропускал заседания на конференции в Маниле для того, чтобы насладиться речной прогулкой.

У отца Глеба осталась жена Ираида и трое детей, Мария, Александр и Анна.

ПРИМЕЧАНИЯ:

i - Цитата дана в переводе с английского. Оригинала Открытого письма, отправленного правительству СССР, обнаружить не удалось. Опубликован был лишь вариант Письма, отправленный патриарху Алексию I, в котором данной фразы не обнаружено.

ii - Священники Глеб Якунин и Николай Эшлиман были запрещены в служении на неопределенный срок «до раскаяния». Фактически запрещение растянулось на 22 года – до 1987 года, когда отец Глеб был освобожден Горбачевым по просьбе Андрея Сахарова.

iii - По утверждению отца Глеба это произошло в 12 лет.

iv - Глеб Якунин поступил в Московскую духовную семинарию, но был отчислен за «несоответствие духу школы». На самом деле – за то, что отказался вернуть в библиотеку книгу Бердяева «Философия свободы», которую, он считал, хотели изъять из библиотечного фонда. Предложил возместить стоимость книги, но был отчислен. Александр Мень окончил заочный курс Ленинградской духовной семинарии.

v - Молчания как такового не было: отец Глеб Якунин продолжал публиковать документы о нарушении прав верующих.

vi - Ранее он избирался членом Верховного совета РСФСР.

vii - Отец Глеб Якунин был одним из основателей Апостольской православной церкви.

Майкл Бурдо,
"THE GUARDIAN", 30 декабря 2014 г.

(с) Перевод "Портала-Credo.Ru"

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования