Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ISLAMNEWS": Митрополит: От ислама у меня самые добрые впечатления. Интервью предстоятеля ИПЦ(Р) Рафаила (Мотовилова) ведущему исламскому интернет-СМИ России


Истинно-православная церковь (ИПЦ) – одна из ветвей т.н. российского «альтернативного православия», объединяющего церкви и церковные группы православия, не признавшие в свое время декларацию московского митрополита Сергия (православная церковь Московского патриархата) от 1927 года о сотрудничестве с Советской властью. 

ИПЦ официально зарегистрирована в Минюсте РФ, и имеет последователей в России, Украине, Болгарии, Сербии, Греции, Израиле и Латинской Америке.

Возглавляет церковь митрополит Рафаил (Мотовилов, р.1947 г.). В прошлом он – кадровый военный, окончил академию им. Фрунзе, полковник. Был военным советником командира сирийской механизированной бригады в Ливане, во время службы был ранен, лишился ноги. В 90-х годах принял монашеский постриг, а 24 июня 2005 года был рукоположен в предстоятели истинно-православной церкви. 

13-14 июля в принадлежащем церкви монастыре Иоанна Предтечи в подмосковном поселке Денежниково состоялся собор Истинно-православной церкви, призванный сформулировать специфику ее вероучения и определить отношение к внешнему миру. Корреспондент ИА IslamNews посетил заседание собора и задал главе церкви несколько вопросов об отношениях с исламом.

– Cкажите, Владыко (почтительное обращение к иерархам в православной церкви – IN), как в ИПЦ смотрят на отношения с другими религиями? Известно Ваше принципиальное неприятие экуменизма, совместных молитв с представителями других церквей. Но в данном случае речь идет о других религиях, кроме христианства, с которыми совместное моление и богослужение, по определению, невозможны. Реальны ли в этой сфере какие-либо формы взаимоотношений?

– Вплотную мы этот вопрос на обсуждение не ставили, я могу высказать лишь свое собственное мнение. Господь всех создал всех людей. Кто-то использует в своей жизни христианство, кто-то-ислам, кто-то – другие религии, но у нас нет людей, которых создал не Господь. И по определению, мы не только имеем право, но обязаны общаться друг с другом. Другое дело – как? Какие ценности должны лежать в основании такого общения? Думается, что это должны быть общечеловеческие ценности, ведь они заложены и в наших заповедях, и в Коране. Любая религия четко различает, что добро суть добро, а зло суть зло. И на основе таких общечеловеческих ценностей и принципов возможно общение с исламом, буддизмом, индийскими религиями и т.п. Примером такой практической работы между верующими различных религий на основе общечеловеческих ценностей может быть, например, борьба с бедностью.

Мы имеем опыт общения, в том числе и с мусульманскими общинами Индии, Пакистана, Индонезии. Многие из них пытались исповедовать христианство, оставаясь мусульманами. Когда мы стали разбираться, то увидели, что ничего там христианского и нет. Люди просто бедствовали и надеялись, что мы окажем им помощь. Мы, конечно, помогли им немного. И сразу же пошли письма вроде таких: "Вы нам присылайте больше помощи и у вас будет больше людей". Но лично я не вижу оснований, чтобы таким вот образом делать людей христианами. Но точно так же я против возможной формулы «Мы будем давать вам деньги, а вы станете мусульманами». Помогать надо не потому, чтобы они к нам пришли, а потому что людям в реальной ситуации, реально нужно помочь.

– В Вашей светской жизни Вам довелось служить военным инструктором в Сирии и Ливане, то есть, лицом к лицу столкнуться с таким явлением как ислам. Скажите, каково Ваше впечатление от такого непосредственного соприкосновения с исламским миром, и как-то это повлияло на Ваш духовный выбор?

– От ислама у меня самые добрые впечатления. Мне пришлось служить в тесном контакте с сирийскими офицерами, гражданскими людьми, местными властями. Все они были разных толков – сунниты, шииты, друзы, но, тем не менее, я не видел ни одного недоброго взгляда, и у меня не было проблем или даже помыслов о том, что если он – мусульманин, значит он плохой, если он – мусульманин, он «другой» и от него надо чего-то недоброго ожидать. Та забота, которую они проявили обо мне, когда я был ранен, она просто порадовала. Это был 1984 года, и тогда еще не было той обстановки, что существует в регионе сейчас.

В Ливане я встречался с христианами, это были последователи Муна. Честно скажу, они мне не понравились. Слишком настороженно эти люди отнеслись к тому, что я – православный. И как-то они старались обходить нас стороной.

Еще был случай в 1996 году. Мы организовали поездку в Турцию к месту рождения Николая Чудотворца в Миры Ликийские (сейчас этот поселок называется Демре). У нас была большая делегация – человек 15. Нас пригласили турки, некая общественная организация (как потом мы узнали, нас пытались использовать в пропагандистских целях для возвращения мощей Николая Чудотворца из итальянского города Бари в Турцию). Когда мы приехали, нас предупредили, что страна хотя и мусульманская, но общество секулярное, и священнослужителям, даже мусульманским, не рекомендуется ходить в облачении на публике. Я не согласился с ними, более того, настоял, что буду ходить в облачении, и ходил в нем, что было очень ярко заметно. Ходили мы по Стамбулу, это не обращало ничьего внимания, как положительного, так и негативного. Когда приехали в Демре, а это город небольшой, то каждый день проходили от гостиницы до храма метров 400 в облачении. И когда мы выходили и шли этим коротким маршрутом, все жители выходили из домов и стояли в склоненной позе, пока мы не пройдем. Мне понравилось, что турецкие мусульмане, таким образом, проявили уважение не к национальности или конкретному вероисповеданию человека, но к его ВЕРЕ. Они видели в нас людей не просто какого-то исповедания, но верующих людей. И так происходило всякий раз, когда мы шли в храм и возвращались обратно. Меня очень тронул этот факт, и я о нем постоянно рассказываю. Вот поэтому я не считаю мусульман какими-то «другими». Хотя, может быть, имеются и иные случаи, и мне просто повезло.

– Как Вы думаете, какие общие точки у ислама и православия, и что нас разделяет?

– Ислам и православие сближает принцип Единобожия, а также склонность к аскетичной духовности. Конечно, сложно вести разговор между фундаменталистами, ибо это разговор ни о чем. Мы не приемлем их, они – нас. Мы говорим о «традиционных религиях», издавна существующих в России. Ислам не проповедует унижение по религиозному принципу, но доброе отношение, терпимость, желание понять друг друга. И для нас, христиан, понять другого человека, его проблемы, а не осуждать его, тоже очень важно для того, чтобы помочь ему. А помочь можно по-разному, даже совсем незаметно. Молчаливое соучастие, помощь «другому», может заключаться даже в том, что я просто не замечаю его недостатки, или то, что мы в нем не принимаем. А я не хочу знать и видеть его проблемы, которые он сам знает и пытается их решить. Потому что «не замечая» этого и подчеркивая достоинства другого, можно помочь каким-то образом друг другу решить проблемные вопросы.

– Скажите, Вы согласны с широко распространенным ныне мнением об «исламской угрозе миру» и России в том числе?

– Я слышал такую позицию, но у меня не было среди знакомых мусульман, на которых бы обижался, хотя, повторюсь, возможно, мне повезло… «Исламскую угрозу» России я считаю беспочвенной. Я имею в виду не фундаментализм, а нормальный ислам.

У нас много людей, которым, что называется, не спится, когда соседям хорошо. Есть люди, которым не нравятся добрые отношения между религиями, которые им надо обязательно «расколобродить».

У меня есть много родственников в Татарстане. Я задавал им вопрос: «Почему у вас русских не любят?" - «Да нет, любят», – отвечают мне. И это оказалось действительно так, но у них есть проблемы с другими людьми, экстремистской направленности, осевшими в республике. Нужно вспомнить также, что в начале 90-х и в Татарстане горели шины… И там было невесело. Но все равно государство их поставило на место, и это для него большой плюс.

– На соборе Вашей церкви, где мы в данный момент находимся, рассматривался вопрос о создании Международного общества или ассоциации в поддержку истинного православия, как общественной, а не религиозной организации. Скажите, вы рассматриваете возможность участия в подобной организации не только христиан православных, но и представителей других религий, симпатизирующих Вашему движению?

– Как раз об этом и разговор. Вы слышали, что я сказал на заседании о том, что такая организация не должна быть «под церковью», она должна быть рядом. А раз она рядом, то люди, симпатизирующие православию в той или иной форме, должны быть рядом. Как Господь говорил: «Кто не со Мной, тот против Меня». И еще – Он говорил апостолам: «Кто не с Вами тот, против Вас». Но посередине между искренними противниками и истинными сторонниками – огромная масса людей, их абсолютное большинство, процентов 80 %, которые могут быть либо тут, либо «там». Но нам хотелось бы, чтобы они были с нами.

Беседовал Исмаил Валерий Емельянов,
"ISLAMNEWS", 22 июля 2014 г.

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования