Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

РИСУ: УПЦ: заговор молчания или читаем по “рельефу дна”. Замешательство в УПЦ МП как-то затянулось, считает Екатерина Щеткина


Замешательство в УПЦ как-то затянулось. Страну лихорадит то революцией, то выборами, то и вовсе войной, а священноначалие “крупнейшей Украинской Церкви” как воды в рот набрало. За него говорят все, кому не лень – от Московского патриарха до «православных блоггеров» разной степени вменяемости. Но когда Киевская митрополия разражается таки каким-нибудь обращением, от него остается стойкое впечатление, что все сказанное сказано только для того, чтобы ничего не сказать. Ситуация от этого не проясняется ничуть. Напротив — в туман, который окутывает позицию священноначалия УПЦ, специально доливают белил.

О позиции священноначалия приходится гадать по отдельным обмолвкам – как о рельефе дна реки по стремнинам и перекатам. Выступил митрополит Онуфрий с приветственной речью на тезоименитстве патриарха Кирилла в том смысле, что никто, мол, не сделал столько для Украины, как Святейший – и делайте выводы. Или сказал в интервью В. Анисимову, что «Европы нам не надобно». Какая ни есть – а позиция. Правда, это позиция «для России». Перед своей украинской паствой местоблюститель ничего подобного не говорит. Ни о Европе, ни о великом вкладе патриарха Кирилла в нашу с вами современность. Боится, что неправильно поймем? Здесь, в Украине, он вообще старается не выступать соло – все больше от имени Синода или вообще Церкви. И эти обращения такие обтекаемые, что их, по сути, можно было бы не делать вообще.

Но отказ называть вещи своими именами, обтекаемые высказывания в острых ситуациях, требующих ясности, — все это отнюдь не «умиротворяет», как почему-то считают в митрополии.

Потому, например, что УПЦ совершенно незаслуженно присвоила себе право находиться в положении «над конфликтом». Незаслуженно, потому что УПЦ была (и местами остается) одним из основных проводников идеологии, которая, отчасти, этот конфликт спровоцировала. Потому что в рядах боевиков – не только ее верные, но даже ее клирики. Потому, наконец, что Церковь – это не священноначалие, это верные, которые находятся в самой середке этой кровавой каши. На этом фоне «никакая» позиция священноначалия выглядит едва ли не предательством в отношении собственных чад.

Но что им остается? Как поступить? У УПЦ действительно нет и не может быть никакой консолидированной позиции. УПЦ – это вовсе не единая структура, как она старается показать, и как о ней почему-то думают. Это конгломерат епископатов, каждый из которых гнет свою линию, выстраивает свои собственные отношения с миром и церковным начальством (причем не обязательно киевским), в достаточной степени независим – и финансово, и политически. Удивительно, как киевскому руководству уже много лет удается удерживать это лоскутное одеяло в целости. Нынешняя боязнь резких движений – это попытка удержать равновесие не только между Москвой и Банковой, но и внутри себя. Оказывается, епископам, принадлежащим к одной Церкви, договориться между собой не проще, чем Киеву с ДНР. О том, каков уровень организации и внутреннего взаимодействия в УПЦ свидетельствует хотя бы история с архимандритом Виктором Бедем. Которого, как оказалось, могут уволить с должности ректора Ужгородской академии только одним путем – потеряв при этом заодно и всю Ужгородскую академию. И вообще ничего с ним сделать не могут – потому что он, оказывается, из чужой парафии. И это всего лишь архимандрит. Что говорить о епископах? Тем более – митрополитах...

Сейчас основная задача местоблюстителя – вовсе не «мирумир». Ему необходимо сохранить УПЦ в целости и в единстве с Московским патриархатом. Хотя бы до выборов нового главы Церкви. Поэтому он изо всех сил старается не делать резких движений и пореже открывать рот. Даже журналы заседаний Священного Синода теперь лапидарны, как никогда. «Слушали то-то и то-то. Благословили то-то и то-то». Никаких подробностей. Решили, например, внести изменения в Уставы Крымской и Киевской епархий. Какие изменения? В связи с чем? Для чего? Помилуйте, зачем подробности? Уволить имярека с такой-то должности. В связи с чем? За что? Снова молчок.

И, кстати о «заговоре молчания» — опубликованы не все журналы, а только начиная с пятого. Что в первых четырех? Даже если что-то «слушали», но потом решили «не благословлять» — протоколы-то все равно велись. Неизбежно ползут слухи. Заслушали, мол, доклад о давлении на Митрополита Владимира со стороны администрации Януковича. Но так и не решили, что с этим делать. Были какие-то споры по кандидатурам епископов. Но к единому мнению не пришли. Было, возможно, и еще что-то. О чем, не исключено, мы узнаем, когда придет (или лучше сказать пройдет?) время. Например, когда Патриарх Кирилл все-таки поедет в Крым, окажется, что его все-таки пригласили. Фролов, конечно, тот еще клоун – но он-то уже после Синода писал, что Патриарха таки пригласили на празднование дня Крещения Руси.

Владыкам стоило бы считать с тем, что информационный вакуум заполняется догадками и сплетнями. А, да, и еще конкурентами.

Еще недавно казалось, что церковь просто ждет смены власти. Но с избранием Порошенко руководство УПЦ не стало ни разговорчивее, ни даже просто определеннее. Во всяком случае, пока. Может, дело в том, что президент слишком занят на восточном фронте — ему сейчас не до церковной политики. Но когда он обратит, наконец, свой взор в сторону Печерских холмов, может стать только хуже. Ведь на этом восточном фронте с него наверняка облезут остатки былого русофильства. Так что промосковски настроенному священноначалию УПЦ может снова оказаться с ним не по пути. И от того, что он их прихожанин, может стать только обиднее и неудобнее.

УПЦ продолжает откровенно пережидать смутные времена. Смутные во всех отношениях – и война, и пертурбации в государственной власти, и как никогда близкая перспектива выборов нового митрополита Киевского. Тут станешь «осторожным в оценках». Поэтому мы выслушиваем, главным образом, клоунов, которые «не высказывают официальной точки зрения». Поэтому никто не принимает дисциплинарных мер к батюшкам-боевикам, не говоря уже о батюшках-провокаторах. Никто не проводит расследований. И ни в коем случае никто – официально – не дает ни оценок, ни ориентиров. Неприкосновенность епископов дополнилась амнистией для батюшек-сепаратистов. Кстати, на батюшек-украинофилов, судя по судьбе о.Виктора Бедя и о. Виталия Эйсмонта, амнистия не распространяется. И это еще один «перекат», по которому можно догадаться о «рельефе дна».

Но самое грустное даже нетто, что УПЦ борются, как и прежде два начала – проукраинское и антиукраинское (в свете последних событий называть его просто «промосковским» не поднимается рука). К этому-то мы привыкли и, как обычно, простили бы. Но борьба идет глубже – в ту область, где компромисс становится невозможным. По крайней мере, для Церкви.

Когда на тему «неважно, кто начал – важно прекратить» или «обе стороны одинаково виноваты» высказываются гуманисты, врачи или нянечки детского сада, их можно понять и даже согласиться с ними. Но когда в этом ключе высказываются церковники, юристы и журналисты – это должностное преступление. В любом конфликте по гамбургскому счету важно, кто начал и с чего началось. Важны оценки виновности, которые никогда не бывают «равными у обеих сторон». Если Церковь претендует на роль морального авторитета в обществе, она должна сметь давать четкие моральные оценки.

И, кстати, не надо подмены понятий: давать четкие моральные оценки и призывать уничтожать, убивать и всячески «мочить» — это совсем, совсем не одно и то же. Давать четкие моральные оценки – это не «увеличивать вражду и пропасть», как почему-то говорят иные церковные «примирители». Совсем наоборот, эта «работа над ошибками» — важный шаг на пути к преодолению пропасти. Разъединяет не правда, а ложь, которая в нашем случае прячется за повсеместной, повседневной подменой понятий. В которой находят убежище от недружественной реальности в том числе и, увы, не в последнюю очередь наши «князья церкви».

Что нам с того, что это у них не от хитрости, а от слабости? Да, для УПЦ нынешнее стечение обстоятельств – внешних и внутренних – поистине драматическое. Стоит ребром вопрос о самом выживании структуры, в которой священноначалию довольно долго было комфортно и которая им по-своему дорога. Но жизнь меняется. А в эпоху перемен лучше быть смелым.

Екатерина Щеткина,

РИСУ, 27 июня 2014 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования